Список статей

Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Боевой конь воздушной кавалерии

О семействе вертолетов Cobra фирмы Bell

Эффективное использование вертолетов в Корее породило во всем мире настоящий вертолетный бум. Изменились и взгляды военных на роль винтокрылых машин в вооруженных силах. Количество закупаемых вертолетов резко возросло, но область их применения почти не изменилась: транспортировка солдат и грузов, поисково-спасательные операции и эвакуация раненых. С учетом опыта войны в Корее, опираясь на конструкцию удачной машины Model 47, на фирме Bell разработали UH-1 — знаменитый Huey, которому суждено было стать «отцом» первого в мире специализированного вертолета-штурмовика.

Вооруженная модель Huey — UH-1C получилась довольно удачной. Но все-таки это была переделка транспортной машины. Летчик имел ограниченный обзор, грузовая кабина была явно лишней, да и летные характеристики оставляли желать лучшего. Фирма на свой страх и риск, без поддержки военных начала разработку специализированного боевого вертолета.

Компонуя принципиально новый вертолет, разработчики, что называется, попали в яблочко. Два члена экипажа располагались тандемом, стрелок — на переднем сиденье, летчик — на заднем. Узкий фюзеляж со стрелковым вооружением в передней части, крыло небольшого размаха, — все эти технические решения на долгие годы определили облик боевых вертолетов во многих странах. Лишь появление российского Ка-50 видоизменило внешний вид боевого вертолета.

Для экономии времени при разработке демонстрационного образца использовались динамические системы вертолета Bell 47. Model 207 Siuks Scout проходила совместные с армией США летные испытания в Форт-Беннинге в апреле 1963-го. Испытания прошли успешно, хотя военные отметили слабость вооружения (2×7,62 мм пулемета на подвижной турели) и необходимость замены поршневого двигателя газотурбинным.

Испытания Siuks Scout подтолкнули армию США к объявлению конкурса на разработку усовершенствованной системы огневой поддержки AAFSS. Фаворитом этой программы стал винтокрыл фирмы Lockheed YAH-56 Cheyenne. А пока шли научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по Cheyenne, задачи по огневой поддержке сухопутных войск возложили на вооруженный Huey — UH-1C.

Умные головы из фирмы Bell позволили усомниться в правильности такого решения. Cheyenne был очень сложным изделием с большой степенью технического риска, и на скорое поступление его в войска рассчитывать не приходилось, a UH-1C и по огневой мощи, и по летным характеристикам явно недотягивал до полноценного боевого вертолета. Напрашивался вывод: делать промежуточный вариант, максимально используя хорошо отработанные узлы и системы Huey. Жизнь показала правильность такого подхода.

Первые прикидки по «промежуточному» боевому вертолету были готовы в августе 1963-го. В этом же месяце начались боевые действия во Вьетнаме. В джунглях развернулась настоящая вертолетная война. Основную нагрузку несли различные модификации Huey. Вертолеты высаживали десанты, вели разведку, перевозили грузы, поддерживали огнем войска. Тут-то и проявились недостатки UH-1С как платформы для размещения оружия. В Пентагоне выводы сделали быстро, и в декабре 1964-го с фирмой Bell был заключен контракт на разработку в течение шести месяцев боевого вертолета с массой пустого 3 270 кг и максимальной скоростью 370 км/ч.

От начала разработки до выкатки первого опытного вертолета прошло шесть месяцев, как и оговаривалось контрактом с армией США. В сентябре шеф-пилот фирмы Bell Билл Куинлэн впервые поднял вертолет в воздух, получивший обозначение UH-1H — очередная модификация Huey. Но вскоре командование армии США выделило новый класс вертолетов — ударные (attack), и UH-1H согласно этой классификации стал именоваться АН-1G (Attack Helicopter-1 Gunship), а неофициально — Huey Cobra.

Столь короткий срок разработки Cobra объясняется максимально возможным использованием проверенных конструкторских решений хорошо освоенного UH-1. Внешне АН-1G радикально отличается от своего прародителя UH-1В. Тем не менее, сохранились двигательная установка, трансмиссия и хвостовая балка. Минимальные изменения претерпел несущий винт (НВ): на концевых частях лопастей применили более скоростные профили и убрали стабилизирующие стержни, характерные для ранних моделей белловских вертолетов.

Сама же конструкция полужесткого двухлопастного винта, имеющего втулку с общим горизонтальным и осевыми шарнирами типа «дверная петля», не изменилась. Зато переднюю часть фюзеляжа спроектировали заново. При ее разработке в полной мере учли опыт создания Warrior и Siuks Scout. Стрелка и летчика расположили друг за другом в узкой кабине с прекрасным обзором. В результате ширину фюзеляжа довели до 90 см. Снижение лобового сопротивления позволило при том же двигателе, что и у Huey, увеличить максимальную скорость, хотя масса пустого вертолета возросла.

По замыслу конструкторов, управлять вертолетом могли и летчик, и стрелок. Такое решение породило определенные проблемы, поскольку в передней кабине основное место занимали прицел и органы управления вооружением. Пришлось центральный рычаг циклического шага заменить на расположенную справа короткую боковую рукоятку. На опытном и первых серийных вертолетах использовались прицелы на пантографах, затем их место в центре кабины занял громоздкий гиростабилизированный монокулярный оптический прицел.

В ходе переучивания летчики быстро осваивались с боковой рукояткой и особых неудобств не испытывали, тем более, что управлять вертолетом из передней кабины случалось нечасто. Система управления — необратимая бустерная, с двукратным резервированием. В средней части фюзеляжа установлено крыло малого удлинения, разгружающие НВ с узлами подвески сменного вооружения. На опытной Cobra имелось убираемое лыжное шасси (случай чрезвычайно редкий, если не единственный, в истории вертолетостроения).

Летные испытания Cobra показали, что уборка шасси лишь незначительно улучшает летные характеристики, зато усложняет и утяжеляет машину. На последующих Cobra устанавливалось неубираемое лыжное шасси, как у Huey.

Турбовальный двигатель Lycoming T53-L13 развивал мощность 1 400 л. с, но ее полностью передать на НВ было невозможно, поскольку трансмиссия обеспечивала передачу только 1 100 л. с. Для уменьшения инфракрасного излучения сопло заключили в кожух, в котором воздух смешивался с выхлопными газами. На входе воздухозаборников двигателя установили фильтры твердых частиц.

Основным, штатным вооружением опытной Cobra был шестиствольный пулемет Minigun винтовочного калибра на подфюзеляжной турели. Размещение стрелковой точки было удачным, а вот с точки зрения веса секундного залпа это был шаг назад по сравнению с UH-1С, который в боевой конфигурации вооружался двумя пулеметами (в том числе и крупнокалиберными) и одним 40-мм автоматическим гранатометом. Правда, стрелковая точка АН-1 имела большие углы обстрела, но одного пулемета было явно недостаточно.

Опираясь на турель ТАТ-102А, установленную на опытном вертолете, фирма начала разработку унифицированной турели ХМ-28 в трех вариантах: с двумя шестиствольными 7,62-мм пулеметами, с двумя 40-мм автоматическими гранатометами и комбинированную с шестиствольным пулеметом и 40-мм гранатометом. Боезапас составлял 4 000 патронов к каждому пулемету и 321 гранату. Углы обстрела турели были 230° по азимуту и от +21° до −50° по углу места. Электронная система вычисляла углы прицеливания с поправкой на параллакс и автоматически отслеживала перемещение вертолета относительно цели.

Huey Cobra создавалась применительно к действиям в Юго-Восточной Азии. Вооруженные силы государств этого региона имели довольно незначительное количество бронетехники, поэтому создатели вертолета не стали особо мудрить с подвесным вооружением, да и время поджимало: новую машину с нетерпением ждали во Вьетнаме.

На опытном вертолете на крыле было всего два узла подвески, на серийных машинах — четыре. Подвесное вооружение включало блоки НАР двух типов, контейнеры ХМ-18 с 7,62-мм пулеметами и с автоматическими 40-мм гранатометами ХМ-13 (в каждом контейнере по одному гранатомету с боезапасом 300 гранат), кассеты с минами ХМ-3, дымовые авиационные приборы Е39Р1 и топливные баки емкостью по 264 л.

Для применения во Вьетнаме было предложено три типовых варианта боевой нагрузки на внешней подвеске. Легкий — 2 блока НАР ХМ-157 с 7 ракетами калибра 70 мм каждый на наружных узлах подвески и 2 контейнера ХМ-18 с одним 7,62-мм пулеметом (боезапас 1 500 патронов) — на внутренних. Средний — 4 блока НАР ХМ-159 по 19 ракет калибра 70 мм в каждом. Тяжелый — 2 блока НАР ХМ-159 на наружных узлах подвески и 2 контейнера ХМ-18 с одним 7,62-мм пулеметом (боезапас 3 000 патронов) — на внутренних.

Стрелок с переднего кресла управлял огнем подвижного вооружения, размещенного на турели, а летчик применял оружие, подвешенное на крыльевых пилонах. Система управления оружием позволяла задавать количество одновременно выпускаемых пар ракет из левых и правых блоков в залпе и интервал между залпами. НАР выпускались только симметрично из блоков, подвешенных под левым и правым крыльями, поскольку асимметричный пуск ракет приводил к появлению возмущающего момента и затруднял управление вертолетом. В случае необходимости летчик мог управлять огнем вооружения, установленного на турели, которая в этом случае жестко фиксировалась относительно продольной оси вертолета, а стрелок — пускать НАРы.

Трансмиссия, компрессор двигателя и кабина экипажа были прикрыты бронеплитами общим весом 122 кг. Впоследствии, когда Cobra стала известной во всем мире, многие эксперты с недоумением отмечали отсутствие бронестекол кабины экипажа, что объясняется недостатком статистики по зонам поражения вертолета с земли. Посчитали, что достаточно прикрыть пилотов боковыми бронеплитами и выдвижными до уровня плеч бронещитками. Вьетнамский опыт показал ошибочность такого взгляда, и на последующих вариантах Huey Cobra появились бронестекла.

Топливные баки — протестированные, устойчивые к попаданию пуль калибра 12,7 мм. Все же главной защитой вертолета считались его малые габариты. При взгляде на него снизу, с позиции вражеского стрелка, площадь плановой проекции была такой же, как у английского предвоенного бипланчика De Havilland Tiger Moth.

Наряду с Cobra боевые вертолеты делали и другие американские фирмы. Piasecki предложила 16Н-1А Pathfinder — довольно необычный летательный аппарат с толкающим винтом в кольцевом обтекателе на хвостовой балке, Boeing-Vertol — модификацию Chinook, Kaman — вооруженный вариант морского поисково-спасательного вертолета UH-2 Seasprite, Sikorsky Aircraft предложил S-61 — вариант транспортного вертолета. Так что будущий успех Cobra был отнюдь не предопределенным.

У Cobra, помимо (тогда совсем не очевидных) достоинств, главным союзником было время. Старый добрый Huey был хорошо освоен войсками, успешно эксплуатировался и, самое главное, любим летчиками. В случае принятия на вооружение АН-1G армейцам не пришлось бы создавать новую систему снабжения, срок летных испытаний и освоения Cobra в строевых частях значительно уменьшался. Горячим сторонником скорейшего принятия на вооружение машины был командующий американскими войсками во Вьетнаме.

Летные испытания проходили быстро, и уже через месяц после их начала на Cobra летали вместе с летчиками-испытателями и военные пилоты. В ходе летных испытании основной упор делался не столько на проверку летных характеристик и безопасности полетов, сколько на отработку вооружения и определение влияния пусков ракет на конструкцию и поведение вертолета в полете. Отзывы военных летчиков были преисполнены энтузиазма, особо отмечался великолепный обзор из кабины. Вертолет был более прост в управлении, чем Huey, его устойчивость в полете на малых скоростях и на режиме висения также была лучше. В ходе испытаний отмечалось лишь незначительное превышение допустимого уровня вибраций, но это болезнь всех вертолетов. После доработки системы управления вибрации вошли в норму, и модернизированная Cobra в ноябре 1965-го установила мировой рекорд скорости для вертолетов — 322 км/ч.

Тем временем, к концу октября от участия в конкурсе отказались фирмы Piasecki и Boeing-Vertol. Сравнительные летные испытания трех других конкурентов UH-2, S-61 и Huey Cobra начались в декабре 1965-го и закончились в марте 1966-го. Победителем стал AH-1G, фирма Bell получила лакомый кусок — контракт на поставку 2 демонстрационных и 110 серийных вертолетов для армии США. Через пару месяцев планируемое количество закупаемых Cobra для армии возросло до 200.

В октябре 1966-го начались летные испытания первого демонстрационного вертолета. От опытной Cobra он отличался неубираемым шасси и крылом большего размаха с четырьмя узлами для подвески вооружения. Испытания прошли удачно, особых претензий у военных не было, и уже в июне 1967-го первые серийные AH-1G Huey Cobra сошли с конвейера завода фирмы Bell.

AH-1G Huey Cobra

Летом этого же года опытный вертолет представили на авиационном салоне в Ле Бурже. После салона вертолет совершил рекламное турне по ряду европейских стран. В Англии, в испытательном центре Боском-Даун, его облетали летчики-испытатели Королевских ВВС и также дали ему высокую оценку.

Для ускорения освоения нового вертолета в строевых частях сформировали подразделение Cobra NETT (команда, тренирующаяся на новой технике). В нем собрали 50 опытнейших летчиков и техников, большинство из которых уже понюхало пороху во Вьетнаме. А присутствие инженеров фирмы Bell позволяло изучать новую технику из первых рук, экономя время и повышая уровень обучения. В августе команду NETT перебросили во Вьетнам на базу вблизи Сайгона. Началась боевая карьера первого в мире вертолета-штурмовика.

Первые 90 серийных АН-1G из-за недоведенности турелей ХМ-28 комплектовались ТАТ-102 с пулеметом Minigun. Именно они и попали первыми во Вьетнам. Всего построили 1 133 АН-1G. Из них львиную долю поставили армии США, 38 вертолетов — корпусу морской пехоты США, шесть — Израилю, восемь — Испании. Некоторое количество Cobra переоборудовали в учебно-тренировочные ТАН-1G без вооружения. В ходе летных испытаний различного вооружения использовались JAH-1G, тоже переоборудованные из боевых.

Huey Cobra проектировалась с учетом применения в Юго-Восточной Азии, но аппетит приходит во время еды: едва приняв ее на вооружение, военные начали искать возможности по использованию Cobra на европейском ТВД.

В начале 1960-х на вооружение армий большинства стран приняли противотанковые управляемые ракеты. Практически сразу же ПТУРы попытались приспособить и на вертолеты. Огневые испытания проходили по программе создания тяжелого боевого вертолета. В случае успеха ПТУРами планировалось вооружить боевой винтокрыл Cheyenne. Ракеты выдержали испытания успешно, чего не скажешь о Cheyenne. Специалисты Bell также просчитали ситуацию и нашли, что лучшим решением в данном случае будет оснащение Huey Cobra ПТУР TOW. Но вертолет с фирменным обозначением Model 309 King Cobra на вооружение не приняли, а накопленный при его проектировании и испытаниях опыт широко использовался при совершенствовании Cobra.

В 1972-м, оценивая состояние парка боевых вертолетов армии США, специалисты отметили, что вертолеты ААН (впоследствии известные как АН-64 Apache) поступят в войска не раньше, чем через 10 лет, a AH-1G к середине десятилетия не будут удовлетворять большинству требований, которые к ним предъявляются. Армии требовалось, как обычно, побыстрее и подешевле свое эффективное противотанковое оружие для возможного применения в военном конфликте средней интенсивности в условиях Европы. Выход был в модернизации вертолетов AH-1G.

В марте 1972-го Bell и министерство обороны США заключили контракт на оснащение восьми АН-1G ПТУР TOW. На них установили по четыре подвижных в вертикальной плоскости двойных кольцевых направляющих (две с каждой стороны фюзеляжа), систему пуска, в носу фюзеляжа разместили турель с чувствительными датчиками прицельной системы М65, стрелок получил нашлемный прицел М288.

Специально для наведения турели на цель в 1969-м специалисты фирмы вместе с военными инженерами начали работы по созданию гиростабилизированной оптической системы. Оптический датчик (телескоп) смонтировали на гиростабилизированной платформе. Прицел имел двух и трехкратное увеличение для поиска цели и слежения за ней. Система разрабатывалась для установки на вариант «G», но работы по ее созданию затянулись, и ее внедрили только на варианте АН-1Q. Благодаря нашлемному прицелу, летчик мог вести огонь из турельного вооружения в любом направлении. Доработка вертолетов, получивших обозначение YAH-1Q, закончилась в июле 1974-го, а переоборудованные вертолеты немедленно отправили во Вьетнам для испытаний в боевых условиях.

В вариант АН-1Q планировалось переоборудовать не менее 290 вертолетов модели «G». Но в ходе испытаний, которые в целом прошли успешно, выяснилась необходимость усиления крыла и узлов подвески. Кроме того, у потяжелевшего вертолета ухудшились летные характеристики. В это время на фирме полным ходом шли работы над новой моделью, и в АН-1Q переоборудовали только 92 машины.

Летом 1974-го на одном АН-1G (YAH-1R) и одном AH-1Q (YAH-1S) установили новые двигатели Lycoming T53-L-703 мощностью 1 800 л. с. и новую трансмиссию, передававшую на винты до 1 300 л. с. Теперь вертолеты могли поднимать до восьми ПТУР TOW в любых климатических условиях, в то время как на AH-1G в условиях жаркого климата и высокогорья количество ракет вынуждены были уменьшать из-за падения мощности двигателя. Вертолет приняли на вооружение под обозначением AH-1S(Mod.). Единственным внешним отличием его от предшественника был увеличенный обтекатель главного редуктора. В вариант АН-1S(Mod.) переоборудовали все вертолеты модели «Q».

AH-1S(Mod.) Huey Cobra

В1976-м АН-1S начали сходить со сборочной линии завода в Форт-Уорте, всего построили 100 вертолетов. В 1977-м они поступили на вооружение элитной 82-й воздушно-десантной дивизии. Спустя десять лет по программе продления жизненного цикла Cobra в вариант АН-1S(Mod.) переделали еще 72 AH-1Q, большинство из которых предназначалось для национальной гвардии. Еще 15 AH-1Q доработали в учебно-тренировочный ТН-1S(Mod.) фирмой Northrop Electro-Mechanical. ТН-1S использовались для тренировки летчиков в применении системы ночного видения PNVS и нашлемной системы прицеливания и индикации, установленных на Apache.

Создание АН-1S было попыткой малой кровью получить боевой вертолет, приближающийся по своим возможностям и характеристикам к King Cobra. На закупку их значительного количества у вооруженных сил США не было средств, поэтому приближение к требуемому вертолету осуществлялось методом последовательных приближений.

Под обозначением AH-1S, по сути, скрываются несколько различных вариантов, сильно отличающихся друг от друга. На первом этапе проводилась АН-1Q в АН-1S(Mod.). Затем появились АН-1S(Prod. — production). При разработке этой модели основное внимание уделили повышению эффективности боевого применения и выживаемости на поле боя за счет пилотирования в режиме следования рельефу местности.

Для снижения бликов от остекления фонаря кабины установили плоские стекла, изменили конфигурацию приборных досок, улучшив обзор вперед и вниз-вперед, на сопло двигателя смонтировали насадку, уменьшающую тепловое излучение. Установили радионавигационную систему CONUS для полетов над США, радиовысотомер и новое связное оборудование.

Третьим вариантом с индексом «S» стал AH-1S, модифицированный по программе ECAS (Enhanced Cobra Armament System). На нем установили новые композиционные лопасти НВ фирмы Kaman, а главным внешним отличием от собратьев стала трехствольная 20-мм пушка М197 на турели ТАТ-141. Получила Cobra и прозрачную броню — бронестекла кабины экипажа.

AH-1S (ECAS) Huey Cobra

В 1980-м произошел случай, продемонстрировавший высокую живучесть новых лопастей. Отрабатывая наведение ПТУР на режиме висения на предельно малой высоте, летчик Cobra допустил ошибку в технике пилотированния, в результате НВ снес трехметровую макушку сосны. Снижаясь на авторотации, лопасти еще четыре раза рассекли сосну диаметром 180…240 мм. При этом главный редуктор не сорвался с узлов крепления, лопасти не отвалились и вертолет успешно приземлился. Когда подобные случаи происходили с металлическими лопастями, главный редуктор срывался со своих узлов, винт наклонялся вперед и лопасти превращались в мясорубку, перемалывавшую кабину экипажа.

Наиболее совершенным вертолетом модели «S» стал AH-1S (Modernized), оптимизированный для полетов на малых и сверхмалых высотах и в котором учли весь опыт разработки King Cobra.

В ходе арабо-израильской войны 1973-го продемонстрировали великолепные боевые качества советские ЗСУ-23-4 «Шилка», а на Западе начались лихорадочные поиски защиты от грозных зениток. Прежде всего, на вертолете установили приемник излучения РЛС самоходки, предупреждавшая экипаж об опасности, но вопрос защиты оставался открытым. Можно было усилить бронирование вертолета, но подобная мера резко увеличивала массу, которая и без того постоянно росла. Выход был — в новой тактике применения вертолетов.

Боевой вертолет обнаруживался РЛС зенитно-ракетных комплексов SA-4 и SA-6 на дальности 30 км , если он летел выше 15 м над землей, а «Шилки» — на дальности 18 км. Стандартная 96-снарядная очередь из четырех стволов «Шилки» поражала Cobra с вероятностью 100% на дальности 1 000 м, на дистанции 3 000 м она снижалась до 15%. Переносные ЗРК «Стрела» имели радиус поражения не более 3 000 м. Требовалось уменьшить высоту полета и отнести рубеж открытия огня на расстояние более 3 000 м от цели.

Выполнение первого условия днем ограничивалось только мастерством пилота, ночью же пилотаж вблизи земли без средств ночного видения был самоубийством. На первых Cobra модели «S» применялись очки ночного видения, но у них было очень много недостатков: ограниченный угол обзора, несовместимость с оборудованием кабины (при обзоре окружающей местности очки фокусировались на бесконечность). Пушка и ПТУР TOW теоретически позволяли уничтожать цели на требуемой дальности в 3 000 м, но с прицельной системой М65 на ранних Cobra вероятность поражения была очень низкой из-за отсутствия измерителя точного расстояния до цели.

На последнем варианте модели «S» в носовой турели рядом с телескопом системы SOS разместили лазерный дальномер-целеуказатель, повысивший точность стрельбы из пушки и НАРами на больших дистанциях в 2…5 раз. Лазерный дальномер был интегрирован в телескопический прицел и требовал тщательной юстировки относительно продольной оси планера в совокупности с рядом других элементов системы управления оружием. В прицельную систему интегрировали и новые нашлемные прицелы фирмы Kaiser Electronike. Cobra получила возможность действовать в любое время суток и применять оружие на дальности, превышающей радиус эффективного применения ЗСУ-23-4 и ПЗРК «Стрела». Но вертолет так и не стал круглосуточным.

На вертолете, взамен навигационной системы CONUS, установили допплеровскую навигационную систему, связное оборудование дополнили засекреченным каналом связи. Командование вертолетными эскадрильями исповедовало весьма своеобразную концепцию координации вертолетов в бою. Военные считали, что радиоканалы можно легко забить помехами, поэтому в 1980-е в Европе вертолетчики отрабатывали совместное маневрирование по командам, подаваемым эволюциями командирского вертолета, что-то вроде покачивания крыльев истребителей 1930-х. Засекреченный канал связи должен был быть помехозащищенным и «исторический» метод управления ведомыми мог быть теперь отброшен. На капоте двигателя появилась пирамидка передатчика ИК помех. Система управления оружием с встроенной БЦВМ позволяла применять ПТУР TOW любых модификаций.

AH-1S Huey Cobra

В различных справочниках и литературе вертолеты модели «S» часто обозначаются другими буквами, что породило изрядную путаницу. Связано это с различием в системе обозначений в армии и на фирме Bell. Надо сказать, что белловские вертолеты в целом крайне трудно поддаются классификации, система их обозначений как бы специально сделана для того, чтобы запутать возможно большое количество людей. Индекс «S» является общепринятым, в то же время можно встретить следующие обозначения: АН-1S(Mod.) обозначался как АН-1Р, AH-1S(Prod.) и AH-1S(ECAS) — как АН-1Е, а modernized АН-1S — АН-1F.

АН-1Е построили 100 экземпляров с сентября 1978-го по октябрь 1979-го они поступили на вооружение эскадрилий, дислоцировавшихся в Форт-Брагге и Форт-Худе. Еще шесть машин продали Израилю и две — Японии. Последним Cobra понравились, но к моменту окончания испытаний был готов очередной вариант «F», его и стали производить в Японии по лицензии. Первый вертолет японской сборки поднялся в воздух в июле 1984-го, в конце года вертолеты поступили в строевые части сухопутных сил самообороны. До середины 1990-х японцы построили 80 Cobra, их производство продолжается.

Два последних АН-1Е переоборудовали в вариант «F» и использовали для отработки систем и демонстрационных испытаний. 149 вертолетов модели «F» построили для армии США, 341, включая 41 учебно-тренировочный TAH-1F, переоборудовали из АН-1G. Первые АН-1F передали вертолетной эскадрилье в Форт-Стюарте в апреле 1980-го. Поступили новые Cobra и в части национальной гвардии. На начало 1995-го в составе американских вооруженных сил числилось 526 вертолетов АН-1S последней серии и еще 434 Cobra моделей P/E/F в составе национальной гвардии. Кроме этого, 30 вертолетов закупили Израиль, 24 — Иордания, 20 — Пакистан и 42 — Южная Корея, четыре вертолета закупил Таиланд.

AH-1S стал последней Huey Cobra, принятой на вооружение армии США, но развитие вертолета и его карьера в вооруженных силах на этом не закончилась.

Война в Персидском заливе выявила слабые места всех американских вертолетов, Cobra модели «F» не были исключением. Главный недостаток ни для кого не стал откровением: неспособность Cobra эффективно действовать ночью и в условиях ограниченной видимости. Выявилась недостаточная мощность системы кондиционирования в условиях жаркого климата.

Требовалось оснастить весь парк вертолетов, а не отдельные подразделения спутниковой и допплеровскими навигационными системами. Как оказалось, 86% срабатывания аварийной световой сигнализации о неполадках в двигателе и трансмиссии были ложными и провоцировали экипажи на вынужденные посадки. Непосредственно после окончания боевых действий эти и другие, более мелкие дефекты, решили устранить, но в дальнейшем по финансовым соображениям от глобальной модификации Cobra армия отказалась, сделав упор на разработку усовершенствованного Apache.

Тем не менее, и Cobra’м немного перепало от финансового пирога. По программе C-Nite была модернизирована прицельная система М65, в дополнение к оптической системе на турели установили (наконец-то) ИК-систему обзора передней полусферы фирмы Huges. В результате вертолеты получили возможность производить пуски ПТУР TOW2 ночью и в сложных метеоусловиях.

Модернизации подверглись 69 Cobra из вертолетных частей американской армии, дислоцировавшихся в Южной Корее. Это были последние Huey Cobra в частях первой линии армии США. По программе ATAS эти же вертолеты доработали для применения УР Stinger класса «воздух-воздух».

Южнее реки Бенхай

Cobra с нетерпением ждали во Вьетнаме. Командующий американскими войсками в Юго-Восточной Азии постоянно торопил прибытие первых боевых вертолетов в действующую армию. Уже знакомое нам экспериментальное подразделение NETT под командованием полковника Пола Андерсона перебросили военно-транспортными самолетами С-123 во Вьетнам на авиабазу Бьен-Хоа вблизи Сайгона в августе 1967-го. Генерал Джордж Сенефф, командир 1-й бригады армейской авиации, лично опробовал вертолет в боевых условиях, совершив полет в качестве стрелка через несколько дней после прибытия Cobra на театр военых действий и лично уничтожил сампан с четырьмя вьетнамцами.

Первый официальный боевой вылет состоялся в октябре. Тогда две Huey Cobra плутонга 334-ой авиационной роты сопровождали вертолеты UH-1 из 118-й авиационной роты с десантом. По традиции американских летчиков плутонг получил собственное имя — «Плэйбой», а фюзеляжи Cobra украсили белые кролики — символ известного журнала.

Однако, «плэйбой» прибыли во Вьетнам не играть с девушками: уже за первую неделю боевых действий они уничтожили 4 вьетконговских бункера и потопили 14 сампанов.

Подлинное признание пришло к Cobra во время новогоднего 1968-го наступления отрядов Вьет-Конга на американские авиабазы. Вертолетам для взлета достаточно было небольших площадок. Cobra совершали по нескольку вылетов за день, заходя в атаку над головами обороняющихся джи-ай. Именно тогда родился термин «воздушная артиллерия», во Вьетнаме по отношению к вертолетам AH-1G он применялся гораздо чаще, чем традиционный — воздушная кавалерия.

Аэромобильным частям придавались вертолетные роты в составе двух плутонгов по восемь вертолетов UH-1D и одного (тоже восемь вертолетов) АН-1G. Боевой порядок Cobra, подобно истребительной авиации, строился на базе пары: ведущий — ведомый. Пара обеспечивала хорошую взаимосвязь и не сковывала маневр. Во Вьетнаме вертолеты большую часть полетного времени находились над местностью, неконтролируемой армией США или их южно-вьетнамскими союзниками. Применение вертолетов парой повышало шансы экипажа выжить при вынужденной посадке на чужой территории. Второй вертолет в этом случае прикрывал сбитого товарища огнем до прибытия «ангела милосердия» — поисково-спасательного вертолета. Бывали случаи, когда обстановка не позволяла дожидаться помощи, и тогда пилоты Cobra брали сбитых летчиков буквально на крылья.

Основной боевой задачей Cobra стало эскортирование десантных Huey до места высадки и обратно. Очень часто одно лишь наличие в воздухе хорошо вооруженного эскорта удерживало вьетконговцев от открытия зенитного огня. В отсутствие Cobra транспортные вертолеты попадали под огонь с земли задолго до достижения конечной точки маршрута. Сопровождение Huey и тяжелых Chinook на всем маршруте резко повысило безопасность доставки пехоты, но требовало большого количества вертолетов сопровождения, отвлекая Cobra от выполнения других задач. Сопровождение только на последнем, самом опасном, участке маршрута позволило обходиться гораздо меньшим нарядом Huey Cobra.

Была отработана следующая тактика: большую часть пути «транспорты» летели на высоте 2 500…3 000 м, где пули АК-47 и ДШК теряли поражающую способность, а вблизи зоны десантирования их встречали Cobra. Затем Cobra, имевшие приличную продолжительность полета, встречали следующую волну десанта и все повторялось. Такая тактика быстро прижилась, эскортирование на всем маршруте применялось только при плохих метеоусловиях, когда облачность прижимала вертолеты к земле, не позволяя набрать необходимую высоту.

Как правило, для сопровождения вертолетов с десантом выделялась пара Cobra. Используя преимущество в скорости, вертолеты-штурмовики описывали эллипсы вокруг походного порядка транспортных машин. В зоне высадки Cobra кружили в воздухе, готовые к немедленному подавлению огневых точек противника. Подобная тактика позволяла просматривать окружающую местность по всем азимутам и быстро реагировать на угрозу.

В то же время, вскоре выявились ее недостатки: на каждом Huey в дверных проемах с обоих бортов устанавливалось по пулемету, и нахождение боевых вертолетов между ними и противником препятствовало ведению огня на поражение с транспортных машин, серьезно уменьшая огневую мощь вертолетного подразделения. В зоне десантирования высота полета была всего несколько десятков метров, соответственно, Cobra имели плохую исходную позицию для атаки, пикировать на цель приходилось под малыми углами.

Выход был найден в эшелонировании боевых порядков по высоте. Боевые вертолеты стали летать на высоте порядка 150 м, а Huey так и остались внизу, на высоте макушек деревьев.

При выполнении заданий по огневой поддержке Cobra обычно начинали атаку с высоты 1 200 м, пикируя на цель под углом 30°. На расстоянии 1 000 м от цели производился пуск НАР, затем вступали в дело пулеметы, в подвесных контейнерах. На расстоянии 700 м вертолеты начинали маневр выхода из атаки, неподвижное вооружение уже не могло поражать цель, поэтому обстрел ракетами и из контейнерных пулеметов прекращался, зато открывала огонь турельная установка, система прицеливания которой отслеживала изменение углового положения вертолета относительно цели.

При таких атаках вертолеты не приближались к цели менее чем на 500 м и не входили в область эффективного огня стрелкового оружия винтовочного калибра.

Вьетнамские партизаны привыкли, что транспортные вертолеты летают с одной и той же крейсерской скоростью. Зная скорость и определив расстояние до цели, они легко рассчитывали угол упреждения при прицеливании. Пилоты Huey Cobra, используя более широкий диапазон скоростей нового вертолета, часто варьировали крейсерскую скорость во время полета, затрудняя прицеливание. Боеприпасы в боевом вылете расходовались на полную катушку — вертолеты возвращались на базу, имея не более 10% боезапаса к пулеметам.

Cobra также часто выполняли полеты на «свободную охоту», применяя довольно рискованный метод «разведки огнем» (американский термин, по-русски правильнее сказать «вызываю огонь на себя»). Большая часть боевых вылетов совершалась днем. Кроме ОН-6, Cobra взаимодействовали с легкими разведывательными самолетами Cessna О-1 и Grumman OV-1 Mohawk.

Для меньшей заметности ночью Cobra этого подразделения покрасили в черный цвет. В течение трех недель апреля 1968 г. экипажи вертолетов 235-й роты уничтожили 119 сампанов и практически прекратили водные перевозки на своем участке.

Первый же боевой опыт выявил значительное превосходство нового вертолета над вооруженным Huey — UH-1С. До появления AH-1G американцы не без оснований считали UH-1C лучшим боевым вертолетом в мире.

Скорость Cobra была на 40 км/ч больше, чем у Huey, больше была и максимально допустимая скорость, позволявшая пикировать под углами 50…80°, в то время как у Huey этот угол ограничивался 15…20°. А о маневренности и боевой живучести говорить не приходится. Относительные потери вертолетов оказались гораздо меньше, чем у самолетов. Благодаря отлично налаженной эвакуационной службе, значительное количество сбитых вертолетов вывезли на «большую землю» тяжелыми вертолетами-кранами СН-54 и восстановили.

В 1970-м командование армии США проанализировало случаи с АН-1G, которые могли привести (или приводили) к летным происшествиям. За год 58 раз отказывали гидросистемы. 27 инцидентов связано с разрушением лопастей рулевого винта, вследствие ударов о наземные препятствия. Высокое число случаев потери прочности лопастей рулевого винта (в армии США — 224 инцидента за 1970-й) побудила вертолетостроительные фирмы усилить их прочность и одновременно всерьез заняться исследованиями рулевых винтов в кольцевых каналах. 94 раза случались отказы двигателей.

Нарекания вызывало и вооружение. Стрелки отмечали заедания при стрельбе длинными очередями из турельных пулеметов, вызванные отслоением при нагреве от стрельбы тефлонового покрытия рукавов подачи патронов.

В климатических условиях Южного Вьетнама выявилась полная неспособность системы кондиционирования обеспечить приемлемые температуру и влажность в кабине. При закрытом фонаре температура в кабине превышала окружающую на 10°С, пот заливал глаза пилотам и стрелкам, мешал нормально пилотировать вертолет и вести огонь из бортового оружия.

На ранних этапах войны задачей боевых вертолетов было уничтожение пехоты и легких средств доставки людей и грузов (таких, как сампаны и велосипеды). Для поражения подобных целей огневой мощи Cobra вполне хватало. Положение изменилось, когда по тропе ХоШиМина в Южный Вьетнам хлынул поток тяжелой техники советского производства. Сразу же выявилась недостаточная эффективность НАР для поражения танков ПТ-76, Т-34 и Т-54.

Вплотную Huey Cobra столкнулись с танками в Лаосе в 1971-м. 2-я эскадрилья 17-го воздушно-кавалерийского полка уничтожила НАРами с тяжелой БЧ пять танков, четыре ПТ-76 и один Т-34. Попытки уничтожить танки огнем из 20-мм пушек подвесных контейнеров успеха не имели. Танки было трудно поразить не только ракетами. Прекрасная маскировка и камуфляжная окраска сильно затрудняла их обнаружение.

Первые атаки танков были неудачными. Летчики предложили атаковать их минимум двумя вертолетами: один заходит с фронта, отвлекая внимание танкистов, а второй — наносит удар с фланга или с тыла. На практике же пилоты, обнаружив танк, в азарте сразу бросались в атаку, не забивая себе голову отвлекающими маневрами. Возможно, танков было уничтожено больше. Так, в одном из боевых вылетов были обнаружены две колонны танков. В результате последовавшего удара колонну остановили, но не один танк не загорелся. Дело в том, что НАРы взрывались внутри бронекорпуса, уничтожая экипаж. Но если при этом не загоралось топливо или не детонировал боезапас, установить с воздуха, что танк выведен из строя, не представлялось возможным.

Радикальным средством для борьбы с танками стали ПТУР TOW. Первыми машинами, оснащенными управляемыми ракетами, стали UH-1D. Успешное применение этих вертолетов в борьбе с бронированными целями во Вьетнаме активизировало работы по интеграции ПТУР в систему вооружения Huey Cobra.

В опытном порядке УРами оснастили два AH-1G, с мая 1972-го по январь 1973-го они испытывались в боевых условиях. 81-м ПТУРом уничтожили 27 танков (в их числе Т-54, ПТ-76 и трофейные М-41), 13 грузовиков и несколько укрепленных огневых точек. При этом вертолеты не получили ни одного попадания. Пуски ракет производились обычно с дистанции 2 200 м, вместо 1 000 м при пуске НАР.

В 1972-м американцы преподнесли сюрприз, применив против танков вертолетные ПТУР, но и вьетнамцы удивили янки. В том же году они использовали для борьбы с низколетящими целями советские ПЗРК «Стрела». Конструкторы фирмы Bell при проектировании Huey Cobra предусмотрели меры противодействия ракетам с тепловым наведением, применив охлаждение выхлопных газов, но этого оказалось недостаточно.

«Стрелы» уверенно захватывали вертолеты, и первым сбитым был Huey, затем — две Cobra. В первом случае АН-1G летел один на высоте около 1 000 м. После попадания «Стрелы» машина развалилась в воздухе. В другом случае ракета ударила в хвостовую балку. Несмотря на значительные повреждения, пилот снизился до макушек деревьев, но машина задела за крону и перевернулась.

Американцы оценили угрозу. На все вертолеты фирмы Bell, летавшие во Вьетнаме, устанавливалась коленчатая труба, отводившая горячие газы вверх, в плоскость вращения несущего винта, где мощный турбулентный поток моментально смешивал их с окружающим воздухом. Как показала практика, для захвата доработанных таким образом вертолетов чувствительности головки самонаведения «Стрелы» не хватало.

За годы войны в Юго-Восточной Азии Cobra продемонстрировали великолепную живучесть. Из 88 Cobra, принимавших участие в операции в Лаосе, были сбиты 13. К окончанию войны во Вьетнаме в составе авиации армии США числилось 729 вертолетов AH-1G из 1 133 построенных. Львиная часть из недостающих 404 машин навсегда осталась во Вьетнаме.

«Змеи» над песками

Снова американские Huey Cobra вступили в бой зимой 1990…1991 годов. Боевые вертолеты 1-й кавалерийской и 1-й бронетанковой дивизий перебросили военно-транспортными самолетами из Европы и Штатов в Саудовскую Аравию, где приняли активное участие в операции «Буря в пустыне». В первый день наступления Cobra вместе с Kiowa вели разведку в интересах танкистов 1-й бронетаковой дивизии и прикрывали боевые машины с воздуха. В тот день Cobra загружались топливом и боеприпасами под самую завязку. Под крылья подвешивались по четыре ПТУР TOW.

Одного дня оказалось вполне достаточно, чтобы убедиться в несоответствии этих ракет требованиям современной войны. ПВО Ирака полностью подавлена не была, на переднем крае находилось значительное количество самоходных ЗРК с автономным радилокационным наведением и ЗСУ-23-4. Плоская поверхность пустыни позволяла издалека обнаруживать вертолеты, которые к тому же при пуске TOW имели крайне ограниченные возможности по маневрированию.

Ракета, запущенная на максимальной дальности, летит 21 сек., а время реакции «Шилки» после обнаружения цели 6…7 сек. Поэтому уже на следующий день на вертолеты стали подвешивать вместо четырех ПТУР два блока НАР с 14-ю ракетами Hydra 70 с кассетной боевой частью и две TOW.

Лазерный дальномер прицельной системы ПТУР позволял осуществлять точное наведение при пуске НАР. После пуска летчики получили возможность резким маневром выходить из атаки, не думая о наведении ракеты на цель.

Главным недостатком и Cobra, и Kiowa было отсутствие на них систем ночного видения, подобных системе TADS/PNVS, установленной на Apache. Положение усугублялось тем, что дым от пожаров нефтепромыслов и мельчайшая песчаная пыль сильно ограничивали видимость и в дневное время. Все экипажи имели очки ночного видения, но использовали их только для полетов по маршруту.

Экипажи Super Cobra корпуса морской пехоты были оснащены более совершенными очками и имели меньше проблем при атаках наземных целей в условиях плохой видимости. В какой-то мере положение улучшилось с установкой на невращающейся части 20-мм пушки лазерной системы AIM-1XL, которая проецировала точку прицеливания пушки на местность и воспроизводила ее на очках ночного видения. Дальность системы была 3…4 км. Этими системами к началу войны успели оборудовать только Cobra 1-й бронетанковой дивизии.

Песчаные бури не только ухудшали видимость, песок стирал лопатки компрессоров двигателей Т53. Для эксплуатации в условиях пустыни на воздухозаборники двигателей планировалось установить специальные фильтры, но к началу войны сделать этого не успели. В среднем, движки меняли после 35 часов работы. На всех армейских Cobra за время боевых действий, по крайней мере, один раз меняли двигатели.

Всего в операции «Буря в пустыне» армейские Cobra налетали 8 000 часов и выпустили более 1 000 ПТУР TOW.

Более страшным врагом, как и в Заливе (фильтры так и не были установлены), оказался мелкий красный песок, изъедавший лопатки компрессоров двигателей и лопасти несущего винта. Благодаря усилиям летно-технического состава, боеготовность Cobra поддерживалась на уровне 80%.

Кроме сопровождения конвоев, вертолеты часто привлекались к ведению разведки. На задание обычно уходила пара вертолетов — Cobra и Kiowa. На АН-1F подвешивались ПТУР TOW и блоки НАР. В одном из таких вылетов в январе 1993 г. «бандитской» Cobra удалось уничтожить грузовик с ракетной установкой.

В армии Израиля

Ситуация на Ближнем Востоке напоминала противостояние НАТО и стран Варшавского договора в Европе, но была менее масштабной по последствиям военных столкновений и более «пожароопасной». Арабы горели желанием отомстить за разгром в шестидневной войне 1967-го и активно готовились к реваншу. Предстоящая война должна была стать наступательной, на острие главного удара — танки. Это понимали и в Израиле. Официально на вооружении еврейской армии не было Cobra, оснащенных ПТУР TOW (шесть вертолетов поставлены в 1974-го, после окончания войны), но имелись Huey, вооруженные ПТУР.

Война началась 6 октября 1973-го скоординированными ударами египетских и сирийских вооруженных сил. В последующие дни арабы широко использовали на острие главных ударов танковые бригады. Израильской армии удалось остановить танковые армады, а на сирийском фронте перейти в наступление.

14 октября египтяне перешли в наступление с плацдарма на восточном берегу Суэцкого канала. Этот день стал триумфом вертолетов, вооруженных ПТУР Восемнадцать израильских вертолетов уничтожили 90 египетских танков, почти половину из принимавших участие в наступлении, а ведь в обороне стояло около 200 закопанных в землю танков, артиллерия и наземные установки ПТУР. Но основную роль сыграли вертолеты…

Последняя широкомасштабная арабо-израильская война разгорелась в 1982-м. Боевые действия проходили на территории Ливана. В борьбе с сирийскими танками Израиль использовал 12 вертолетов AH-1S и 30 MD-500, вооруженных ПТУР TOW. За время боевых действий вертолеты совершили 130 вылетов и уничтожили 29 танков, 22 БТР, 30 грузовиков и значительное количество других целей, в том числе ПТУР сбили сирийский вертолет SA-342 Gazelle.

Sea Cobra

Еще на ранних стадиях разработки вертолета AH-1G интерес к нему проявило командование корпуса морской пехоты США. Оценив достоинства нового вертолета, моряки отметили, что в исходном варианте AH-1G вертолет для флота не приемлем. Требование установки на Huey Cobra двух ГТД было главным, но не единственным. Несущий винт необходимо было оборудовать тормозом для быстрой остановки вращения после выключения двигателей. Требовалось предусмотреть защиту вертолета от коррозии, особенно агрессивной во влажном и соленом морском воздухе.

Новый вертолет предполагалось использовать для огневой поддержки десанта, и моряки сочли необходимым усилить стрелковое вооружение, заменив стандартную турель ХМ-28 на новую с 20-мм скорострельной пушкой.

Фирма Bell, имея в кармане многомиллионный контракт на поставку боевых вертолетов для армии, чувствовала себя очень уверенно и не спешила идти на выполнение всех требований нового заказчика. Торг между флотом и вертолетостроителями был долгим и сложным. Все же компромисс был найден, и в мае 1968-го фирма Bell и командование корпуса морской пехоты подписали контракт на поставку 49 боевых вертолетов новой модели, получившей обозначение AH-1J Sea Cobra.

На морской Cobra установили два турбовальных двигателя Pratt&Whitney Aircraft Canada Т400-СР-400 общей мощностью 1 800 л. с. но, как и в случае с AH-1G, трансмиссия была рассчитана на передачу только 1 250 л. с., да и то на чрезвычайном режиме. Двигательная установка не разрабатывалась заново, а была позаимствована у гражданского вертолета Bell 212. Увеличение мощности силовой установки, по сравнению с Huey Cobra, потребовало усиления конструкции концевой балки и рулевого винта. Хорда лопасти рулевого винта для улучшения управляемости была увеличена на 8 см.

Внешне, кроме установки двух двигателей, Sea Cobra отличалась от AH-1G далеко выступающими за фюзеляж тремя стволами 20-мм пушки General Electric М197, смонтированной на турели. Боезапас пушки составлял 750 снарядов. Теоретически скорострельность орудия была 750 снарядов в минуту, но практически можно было без риска потери прочности конструкции планера выпускать лишь 16 снарядов в минуту. Подвесное вооружение, также как и у армейского вертолета, размещалось на четырех подкрыльевых узлах. В его состав входили блоки НАР LAU-61 (по 19 ракет в блоке), LAU-69 (по 7 ракет), контейнеры с 7,62-мм пулеметами М18, дымовые гранаты М118 и зажигательные авиабомбы GBU-55.

Длинные стволы пушки породили проблему, не возникавшую у Huey Cobra. При отклонении пушки вбок от оси вертолета существовала опасность поражения стволов собственными НАР или очередями из пулеметов подвесных контейнеров. Поэтому применение вооружения, подвешенного на подкрыльевых узлах, блокировалось, если орудие не было установлено в «нулевое» положение (по оси вертолета, ±5°).

При длительных полетах над водными пространствами, лишенными ориентиров, особое внимание уделяется навигации и связи. В связи с этим на вертолете AH-1J значительно пересмотрели, по сравнению с исходной моделью, состав бортового электронного оборудования расширили.

В свете новых, весьма радикальных доработок вертолета, потребовалось время для испытаний новой модификации Cobra, хотя в боевом вертолете срочно нуждались морские пехотинцы и флот во Вьетнаме. Первый полет Sea Cobra совершила в октябре 1969-го, летные испытания трех предсерийных вертолетов проходили в испытательном центре ВМС США Патуксен-Ривер. В сентябре 1970-го Sea Cobra начали поступать на вооружение строевых частей корпуса морской пехоты. Серийное производство продолжалось до февраля 1975 г., всего было поставлено 69 вертолетов AH-1J.

AH-1J Sea Cobra

Самый большой заказ на Sea Cobra поступил из Ирана, тогдашнего закадычного союзника США, контракт был заключен в 1972-го. В общей сложности, Ирану было поставлено 202 вертолета AH-1J. Решающую роль в выборе именно Sea Cobra, а не Huey Cobra сыграло наличие двух двигателей и лучшие высотные характеристики, поскольку боевым вертолетам предстояло летать в горной, пустынной местности. Как и в случае с армейской моделью «S», под одним индексом «J» скрываются различные модификации.

Представители шаха пожелали принять на вооружение значительно усовершенствованный по сравнению с исходным боевой вертолет. Были установлены более мощные двигатели T400-WV-402, новая трансмиссия и фильтры на воздухозаборники. Поставки вертолетов иранским вооруженным силам начались в 1974-м и закончились в апреле 1977-го. Последние 62 вертолета Sea Cobra, предназначенные для Ирана, оснащались ПТУР TOW. Другим экспортером стала Южная Корея, для вооруженных сил этого государства в 1976…1977 годах было построено восемь вертолетов AH-1J в «иранском» исполнении, с ПТУР TOW.

Иранский заказ послужил толчком для серьезной модернизации Sea Cobra модели «J». Работы над очередным вариантом боевого вертолета начались задолго до того, как последний вертолет АН-1J покинул сборочный цех завода в Форт-Уорте. В дополнение к «иранским» изменением на новый вариант установили более совершенный несущий винт гражданского вертолета Bell 214. Рулевой винт с удлиненными лопастями большей хорды также был взят от вертолета Bell 214. Из-за применения несущего и рулевого винтов больших диаметров пришлось на 79 см удлиннить хвостовую балку. В систему вооружения были интегрированы ПТУР TOW, отсюда и обозначение модификации — «T».

Примечательно, что в отличие от коллег из армии, моряки отнюдь не настаивали на установке противотанковых ракет на вертолет. Главной задачей боевых вертолетов в ВМС считалась огневая поддержка десанта, а не борьба с бронированными целями. Танки и прочие БТРы должны были уничтожать палубные штурмовики и штатные противотанковые средства морской пехоты. Тем не менее, конгресс США посчитал необходимым установить ПТУР TOW на вертолетах Sea Cobra (!!! — такое бывает крайне редко, обычно военные убеждают законодателей потратить деньги на разработку очередной системы вооружения). Командование флота было вынуждено согласиться с решением конгрессменов, но продолжало тихой сапой его саботировать: только 24 из 55 построенных вертолетов АН-1Т были оснащены ПТУР TOW. Внешне вертолеты АН-1Т, оснащенные TOW, легко отличимы: в передней части фюзеляжа появилась турель с окошками прицельной системы М-65, такая же, как на Huey Cobra АН-1Q.

AH-1T Sea Cobra

Многие усовершенствования, внедренные при разработке АН-1Т, улучшили характеристики вертолета незначительно, зато проблем создали массу. Для увеличения радиуса действия и продолжительности полета за кабиной летчика разместили дополнительный топливный бак, для чего сделали 30-см вставку в фюзеляж. В результате, из-за смещения центра тяжести вертолета ухудшились характеристики устойчивости и управляемости. Сочетание двигателя T400-VW-402 и несущего винта вертолета Bell 412 было далеко от оптимального.

Две первых Sea Cobra модели «Т» были переделаны из последних построенных вертолетов АН-1J в 1976-м, а через год вертолеты новой модификации начали поступать на вооружение корпуса морской пехоты. Оснащенные противотанковыми ракетами Sea Cobra появились в морской пехоте позже — в декабре 1978-го.

Очередная модификация Cobra была явно неудачной и не устраивала обе стороны: и моряков, и конструкторов. Прежде всего надо было привести в соответствие двигательную установку и динамическую систему. Выбор был сделан в пользу двигателей General Electric T700-GE-401, заодно решили заменить и трансмиссию, установив более совершенную с гражданского вертолета Bell 214ST. Два двигателя Т700 имели суммарную взлетную мощность 3 250 л. с. — как три двигателя Т400, правда, общий редуктор позволял передавать только 2 350 л. с., а выходной — и того меньше: 2 030 л. с., как и у АН-1Т.

Тем не менее, выгода от применения более мощных двигателей была очень существенной. Максимальную взлетную мощность, указанную в справочниках, развивают, как правило, новые двигатели в условиях стандартной атмосферы (температура воздуха 20°С, давление 760 мм рт. ст.) на уровне моря. В реальных условиях мощность значительно снижается, особенно в жаркую погоду в горных условиях, да если еще и ресурс мотора выработан процентов на 50.

К примеру, АН-1Т даже с новыми двигателями при температуре окружающего воздуха более 32°С с полной заправкой топлива, но без подвесного вооружения, не может зависать на высоте более 900 м, хотя в справочниках статический потолок указан 3 000 м.

На арендных условиях корпус морской пехоты США в ноябре 1979-го предоставил фирме Bell вертолет АН-1Т. В течение нескольких последующих месяцев его значительно модернизировали. К апрелю 1980-го работы на вертолете были закончены и начались его летные испытания, которые прошли успешно. Новый вариант вертолета оправдал надежды своих разработчиков. Но заказа от флота не последовало, собственные средства фирмы, выделенные на программу модернизации, были израсходованы, и в 1981-го Sea Cobra, если можно так выразиться, размодифицировали в исходный вариант АН-1Т и вернули флоту.

Руководство фирмы не смирилось с поражением, тем более, что поражение было не техническое, а экономическое. На протяжении двух лет предпринимались отчаянные попытки лоббирования новой модели Sea Cobra на самом высоком уровне. Дело дошло до президента США Рейгана и командующего ВМС адмирала Лемана. Менеджеры фирмы Bell добились своего: в конце 1982-го сенат выделил средства на доработку и квалификационные испытания двигателей Т700 с последующей установкой на 44 вертолетах АН-1Т. Как и в случае с самой первой Cobra — АН-1G, на руку фирме было и международное положение, и политика США в горячих точках.

В конце 1960-х — это был Вьетнам, на рубеже 1970…1980-х самым горячим местом для США стал Средний Восток, Персидский залив. Климатические условия Персидского залива также были горячие, вот тут-то и сказался недостаток мощности двигателей Т400, установленных на АН-1Т. Морякам пришлось пересмотреть свои взгляды на экономию финансов за счет модификации Sea Cobra, и в ноябре 1983-го первый демонстрационный вертолет АН-1Т+ Super Cobra поднялся в воздух с заводского аэродрома фирмы Bell.

На 1987-й были запланированы сравнительные летные испытания Sea Cobra и Sea Apache. На фирме Bell развернулась лихорадочная деятельность по созданию варианта Sea Cobra, который мог бы конкурировать с пока еще мифическим Sea Apache. В результате получился АН-1W — наиболее совершенный на сегодняшний день серийно выпускавшийся вертолет знаменитого семейства Cobra.

Bell опять играл на опережение. Заказ на поставку флоту 22 вертолетов АН-1Т+ Super Cobra, переделанных из АН-1Т, и на 22 вновь построенных уже лежал в портфеле фирмы, работы были запланированы на 1984…1985 годы. Применение мощных двигателей дало ожидаемый эффект: на высоте 900 м полностью заправленный АН-1Т+ свободно зависал с восемью ПТУР TOW и полным боезапасом к пушке. Однако для победы в пока еще заочном соревновании с Apache этого было мало, требовалось пересмотреть состав бортовой электроники и вооружения.

В состав бортового вооружения были интегрированы ПТУР Hellfire с лазерным наведением, противорадиолокационные УР Sidearm, УР «воздух-воздух» AIM-9L Sidewinder, пушка была квалифицирована для стрельбы бронебойными снарядами Flanks с урановыми сердечниками. Члены экипажа получили нашлемные дисплеи фирмы Kaiser Electronike, подобными дисплеями оснащены армейские Cobra АН-1F.

Разработка более совершенной, чем планировалось вначале, модели, отодвинуло срок принятия вертолета на вооружение примерно на год. Изменения коснулись радиосвязного оборудования: радиостанцию AN/ARC-159 заменили на более мощную AN/ARC-182.

Особое внимание было уделено пассивным средствам защиты: на сопла двигателей установили новую систему уменьшения ИК излучения, на фюзеляже смонтированы разбрасыватели ИК ловушек SUU-4 и разбрасыватели дипольных отражателей ALE-39, дымовые гранаты М118. Одним из важнейших требований к новой модели было обеспечение всепогодности вертолета.

Первым шагом стало применение экипажем очков ночного видения, а поскольку спектр излучения, воспринимаемый очками, отличается от спектра, который воспринимает человеческий глаз (именно на восприятие глазами рассчитаны приборные доски), пришлось доработать приборное оборудование кабин летчика и стрелка, чтобы показания приборов можно было свободно читать как в очках, так и без них. Тем временем, конкурс между Sea Apache и Super Cobra канул в небытие.

Первый вертолет АН-1W был передан флоту для семимесячной программы квалификационных испытаний в марте 1986-го, вскоре за ним последовал второй, который был предназначен для трехмесячных испытаний на электромагнитную совместимость бортовых систем. В октябре того же года вертолеты Super Cobra поступили на вооружение смешанной легкой ударной эскадрильи HML/A-169, дислоцировавшейся в Кэмп-Пэндлтоне. Вскоре вертолеты поступили на вооружение. Всего в строевые подразделенияя корпуса морской пехоты было поставлено 154 вертолета АН-1W. В 1992-м еще 36 Super Cobra поступили на вооружение еще нескольких эскадрилий.

AH-1W Super Cobra

Заинтересованность в новой модели Cobra проявили и за пределами США. Армия Турции закупила пять вертолетов АН-1W в 1990-м и пять в 1993-м, турки не против прикупить еще немного Super Cobra, но этим планам воспротивился конгресс США. Турецкие Cobra активно используются для борьбы с курдами в Северном Ираке.

Параллельно с поставками серийных вертолетов подразделениям корпуса морской пехоты велись работы по оснащению вертолетов системами ночного видения. В 1988-м две Super Cobra были оснащены системами FLIR израильской разработки. Собственно название FLIR, ставшее нарицательным для подобных вертолетных систем, относится к системе ночного видения только вертолета АН-64, а система Super Cobra называется NTS. Приборные доски на этих вертолетах были сделаны по последней авиационной моде, вместо круглых и ленточных шкал — многофункциональные индикаторы на ЭЛТ.

На серийные вертолеты новинки начали внедрять с 1992-го. В следующем году первые 25 Super Cobra были оснащены системой NTSF-65 (система NTS с интегрированной в нее прицельной системой М-65 ПТУР TOW). Планируется доработать все вертолеты AH-1W корпуса морской пехоты. Ведутся работы и по усилению вооружения Super Cobra, в августе 1990-го с вертолетов были проведены испытательные пуски УР «воздух-поверхность» AGM-65D Maverick, которые прошли успешно.

Понятно, что все эти улучшения не прошли бесследно для массы вертолета. Подобно ребенку, летательный аппарат с момента рождения начинает набирать вес, но если у хороших родителей ребенок набирает в весе быстро, то у хороших конструкторов, их «дите» растет медленно, но все-таки растет. В вертолете АН-1Т возможности нового несущего винта по увеличению подъемной силы не позволяли реализовать двигатели, установка новых движков перевернула ситуацию. Двухлопастный несущий винт, верой и правдой служивший на белловских вертолетах с 1947-го, винт, ставший визитной карточкой фирмы, себя исчерпал.

Super Cobra выбрала все резервы массы, заложенные в первоначальную конструкцию, дальше увеличивать подъемную силу несущего винта, удлиняя размах и хорду лопасти, уже нельзя. Такая картина была не только с Super Cobra, но и со многими гражданскими вертолетами фирмы, поэтому с середины 1980-х годов начала проводиться обширная исследовательская программа по созданию четырехлопастного бесшарнирного несущего винта нового поколения, базового для всех вертолетов с маркой Bell. Новый винт был установлен и на Super Cobra, вертолет получил индекс 4BW. Летные характеристики резко улучшились, в ходе летных испытаний летчики совершали бочки, ранее на Cobra не выполнявшиеся.

Морские вертолеты-штурмовики в бою

Первые семь вертолетов AH-1J Sea Cobra поступили на вооружение эскадрильи VMO-1, дислоцировавшейся в Нью-Ривер, и предназначались для интенсивных тренировок летного-технического состава. Для испытаний в боевых условиях четыре Sea Cobra в составе легкой вертолетной эскадрильи HML-367 в феврале 1971-го отправили во Вьетнам.

В конце месяца морские Cobra приняли активное участие во вторжении в Лаос. В феврале они совершили первый боевой вылет на штурмовку партизанских позиций вблизи Дананга. К этому времени морская пехота была на грани вывода из Вьетнама, Sea Cobra покинули негостеприимные берега раньше. В конце апреля на военно-транспортных самолетах все четыре вертолета перебросили в США.

Эти вертолеты были не первыми Cobra с белой надписью MARINES на хвостовой балке, которые появились над джунглями Индокитая. В апреле 1969-го начались поставки для ВМС вертолетов AH-1G. Всего для морской пехоты было построено 38 вертолетов армейской модели, и уже в декабре того же года они появились во Вьетнаме в составе HML-367. Морские Huey Cobra активно участвовали в боевых действиях.

Морская пехота ушла из Вьетнама, но менее чем через год в небе над многострадальной землей опять появились хищные Cobra с надписью MARINES, это были вертолеты ударной эскадрильи НМА-369. Восемь Sea Cobra этой эскадрильи находились на борту десантного корабля Denver, вошедшего в Тонкинский залив в июне 1972-го.

Эскадрилья занималась патрулированием прибрежных вод ДРВ, охотилась за всякого рода джонками и сампанами, коих у вьетконга было огромное количество, перехватывала мелкие северовьетнамские суда, доставлявшие грузы с «нейтральных» транспортов, которые стояли на якоре за пределами территориальных вод, на берег. Отсюда и название части — MurHuk (Marine Hunter/Killer — морской охотник/ убийца).

Sea Cobra выступили и в несколько необычной для боевого вертолета-штурмовика роли корректировщиков огня боевых корабелей ВМС США.

Особое место в боевой карьере морских вертолетов-штурмовиков занимает операция «Щит пустыни» — боевые действия многонациональных сил во главе с США против Ирака в 1991-м. В операции против армии Саддама Хусейна приняли участие все четыре вертолетные эскадрильи корпуса морской пехоты, оснащенные Super Cobra.

Вертолеты были переброшены в Саудовскую Аравию на военно-транспортных самолетах и на транспортных судах. В ходе боевых действий морские винтокрылые штурмовики успешно конкурировали с давними соперниками — армейскими вертолетами Apache в общем деле: уничтожении иракских танков.

По американским данным, Super Cobra записали на свой боевой счет около 1 000 уничтоженных иракских танков, но надо помнить, что янки очень большие фантазеры, когда дело касается потерь противника. Сразу надо сказать, что поставленные задачи вертолеты-штурмовики, и Super Cobra, и Apache выполнили. HML/A-269 действовала на северо-западе Саудовской Аравии, HML/A-267 и 367 — в районе ирако-кувейтской границы.

24 февраля 1991-го, после многонедельной авиационной подготовки началось наступление сухопутных войск многонациональных сил. В воздухе потемнело от вертолетов. Так, 101-ю воздушно-десантную дивизию прикрывали без малого 300 винтокрылых машин — Chinook, Apache, Black Hawk и, конечно, ветераны вертолетных войн — Cobra. Условия не располагали к легкой прогулке: жара, песчаные бури, из-за дыма от горящих нефтяных скважин и хранилищ экипажам вертолетов даже днем приходилось пользоваться очками ночного видения.

ПВО Ирака отнюдь не была подавлена, как об этом сообщалось в газетах и по ТВ, у Саддама оставалось достаточно «Шилок», не говоря о 12,7-мм ДШК, чтобы нанести чувствительные потери вертолетчикам. В районе авиабазы Джабер правый фланг дивизии морской пехоты США атаковали танковая и механизированная бригады армии Ирака. Контрудар был сорван массированным огнем дивизионной артиллерии и Super Cobra’ми. Вертолеты уничтожили около 30 единиц боевой техники.

Super Cobra из HML/A-269 взаимодействовали с армейскими вертолетами OH-58D AHIP. Вместе применять Cobra и Kiowa заставила обстановка, облака черного дыма от пылающих нефтяных скважин стерли разницу между днем и ночью. Очки ночного видения не могли сравниться с мощной системой ночного видения FLIR, Super Cobra — это в первую очередь дневной вертолет.

Взаимодействие с самой совершенной моделью Kiowa, оснащенной системой ночного видения и точной навигационной системой, значительно повысило эффективность боевого применения Cobra. Вооружение Super Cobra обычно включало по восемь ПТУР TOW-2 или Hellfire, осветительные ракеты и две УР Sidewinder, — побаивались американцы иракских истребителей, реже подвешивались блоки НАР или контейнеры с пушками.

Зимой 1992…1993 годов десантный корабль-док Tripoli поддерживал действия американских войск из состава сил ООН в Сомали. На его борту находились и Super Cobra. Их участие в боевых действиях свелось к рутинному эскортированию армейских Black Hawk и Sea Knight корпуса морской пехоты, летавших между столицей страны и вертолетоносцем. В отличие от сухопутных AH-1F непосредственного участия в боевых действиях они не принимали.

В составе армии Ирана вертолеты АН-1J Twin Cobra приняли участие в затяжной ирано-иракской войне, как уже говорилось выше.

Если карьеру армейских Cobra можно считать законченной, то в морской пехоте ветеранам еще служить и служить, реальной замены Super Cobra в обозримом будущем не предвидится (существуют проекты ударных ЛА на базе конвертируемого транспортного летательного аппарата Bell V-22, но пока это все еще планы). При нынешней политической ситуации в мире, музыку во многом заказывают США, а непосредственным исполнителем часто выступает корпус морской пехоты. Куда идет морская пехота? Ирак, Сомали, Босния, кто следующий? Вместе с пехотинцами и боевые вертолеты.


Bell AH-1S Huey Cobra




Список статей