Список статей

Владимир МАРКОВСКИЙ
Константин ПЕРОВ

Ракета находит цель

Советские авиационные ракеты класса «воздух-воздух»

Стремительный рост скорости боевых самолетов, преодоление звукового барьера и освоение больших высот полета существенно изменили требования к авиационному вооружению.

Сверхзвуковые скорости, резко возросшие дистанции и относительные перемещения противников в воздушном бою приводили к малой вероятности поражения цели. Пушечное вооружение сковывало и развитие тактики воздушного боя. Чтобы открыть эффективный огонь по самолету противника, сверхзвуковому истребителю требовалось выйти сзади на небольшую дистанцию и малые курсовые углы. Бой, тем самым, строился по унаследованной от поршневых истребителей схеме, а область возможных атак сузилась и не позволяла использовать мощь современного самолета.

Не увенчались успехом попытки решить проблему простейшим способом — применением неуправляемых авиационных ракет (НАР), хорошо зарекомендовавших себя в борьбе с наземными целями. Простота их устройства и использования была привлекательна, но специфика воздушного боя с его большими перегрузками и относительными скоростями противников делала НАР совершенно неудовлетворительными из-за их малой дальности и точности.

Успешный перехват воздушных целей могло обеспечить только создание качественно нового оружия, способного поразить цель на большом расстоянии с высокой точностью и надежностью. Таким оружием стали принятые на вооружение в 50-х годах управляемые ракеты. Появление их стало возможным на основе бурного развития в первое послевоенное десятилетие электроники, радиолокации, создания новых материалов и технологий, теории управления и, конечно, самой ракетной техники.

Разработка в СССР управляемых ракет была начата не на голом месте — у советских конструкторов уже имелся солидный опыт создания и боевого применения реактивных снарядов, да и эксперименты с дистанционным управлением и системами самонаведения были начаты еще в 20-е годы (опыты Гроховского, «летающие торпеды», телемеханическое самонаведение Фищука, «волновое управление» и т. п.).

Активно использовались и трофейные германские разработки — а у немцев было чему поучиться: они не только предложили, но и реализовали на практике разнообразные типы ракет, системы радиолокационного, теплового и телевизионного наведения. Традиционно высокий уровень немецкой технологии и точного приборостроения стал основой для создания в Германии в годы войны сложных ракетных систем и агрегатов, намного опередивших свое время. Особенно высоким совершенством отличались двигатели, рулевые машины, приборы и аппаратура ракет, захваченных советскими войсками в конце войны. Среди трофеев были вполне отработанные и доведенные до практического применения конструкции немецких неконтактных оптических, инфракрасных и радиовзрывателей.

Создание управляемого ракетного оружия происходило в тесной связи с совершенствованием бортового прицельного и радиолокационного оборудования истребителей. Уровень приборостроения того времени не позволял снабдить относительно небольшую по размерам и весу ракету автономной системой наведения достаточной точности и дальности. Для надежного поражения цели ракете требовалась помощь «со стороны». Управление ею производилось бортовыми радиоэлектронными средствами самолета с контролем наведения самим летчиком.

Такими возможностями обладала уже отработанная на крылатых противокорабельных ракетах радиолокационная система наведения на цель (в тогдашней отечественной терминологии «способом телеориентирования по радиолучу»). Ракетная атака производилась следующим образом. Пилот истребителя-ракетоносца обнаруживал цель с помощью бортовой РЛС (или по командам с наземного пункта управления), переводил РЛС в режим автоматического сопровождения цели направленным радиолучом и при достижении разрешенной для атаки дистанции (об этом сигнализировала лампочка, загоравшаяся на пульте) производил пуск. Войдя в радиолуч, ракета удерживалась в его равносигнальной зоне, а отклонения парировались рулями.

Реализовали эту систему при создании первого советского крупносерийного управляемого ракетного снаряда РС-2У (К-5), компоновка которого полностью подчинялась избранному принципу наведения. Аппаратуру управления с приемной антенной общим весом 14,67 кг установили в хвостовой части корпуса для устойчивого приема сигналов самолетной РЛС. Среднюю часть занимал реактивный твердотопливный двигатель (РДТТ) максимальной тягой 1 340 кгс с двумя выведенными по бокам соплами, а в головном отсеке находилась осколочно-фугасная БЧ весом 11,35 кг с неконтактным радиовзрывателем РВ-1У. Рули приводились в движение пневматическими рулевыми машинками, питавшимися сжатым воздухом от баллона.

Небольшой вес РС-2У (74,25 кг) позволял истребителям-перехватчикам МиГ-17ПФУ и МиГ-19ПМ нести до четырех таких ракет на пусковых устройствах АПУ-4. Запуск ракеты производился с расстояния 2…3 км, а дальность автосопровождения цели РЛС истребителя РП-1У («радиоприцел-управляющий») составляла 3,5…4 км.

Боевые характеристики ракеты обеспечили ей значительные преимущества по сравнению с пушечным вооружением. Вместе с тем практическое применение РС-2У выявило несовершенство ее конструкции и возможностей. Наведение на цель производилось по так называемому методу «трех точек». Истребитель, ракета и цель должны были находиться на одной прямой. Летчику требовалось постоянно удерживать в прицеле ракету и вражеский самолет. В противном случае ракета выходила из довольно узкого радиолуча, теряя управление.

При уходе РС-2У из-под контроля срабатывал временной самоликвидатор, подрывавший боевую часть. Для визуального контроля полета РС-2У (а скорость ее достигала 750 м/с) на концах крыльев были установлены трассеры. Резкие маневры истребителя в процессе наведения исключались — они грозили срывом управления, что сводило область возможных атак к классическому заходу в хвост противника. В инструкции по применению РС-2У особо оговаривалось: «…предназначена для поражения бомбардировщиков (типа Ту-4) из задней полусферы».

Сам процесс наведения был довольно сложен, ненадежен и отвлекал летчика от пилотирования. Требовалось усовершенствовать ракету, сделав ее выход на цель более автономным.

УР РС-2УС

Усовершенствованный вариант ракеты РС-2УС был предназначен для истребителей МиГ-21 и Су-9, оснащенных РЛС ЦЦ-30. РС-2УС отличалась увеличенной площадью крыла и рулей, более мощными пневмоприводами и возросшей дальностью полета. РС-2УС имела усовершенствованный радиовзрыватель РВ-2У, работавший по принципу Доплера. Подрыв БЧ производился им в момент пролета ракеты на минимальном расстоянии от самолета противника. Между тем способ наведения оставался прежним. Ракеты РС-2УС, выпущенные с прицелом на «большую войну» в огромном количестве, состояли на вооружении до конца 70-х годов. Однако их устарелость к тому времени стала настолько явной, что рекомендовалось использовать их в качестве НАР, застопорив рули и отключив бортовую аппаратуру наведения.

УР Р-8

Представителем первого поколения ракетного оружия была и мощная УР Р-8 (К-8, изделие 24), появившаяся в 1957 году и предназначавшаяся для вооружения перехватчиков ПВО. Она имела схему, ставшую для отечественных ракет классической — развитое несущее оперение с элеронами и рулевые поверхности в носовой части. Р-8 наводилась тем же способом — по лучу радиолокатора. Для визуального наблюдения за полетом ракеты в ее хвостовой части был установлен трассер. Масса Р-8 равнялась 275 кг.

Новые ракеты использовали при модернизации перехватчика Су-9, и на вооружении авиации ПВО появились два комплекса перехвата на базе одного самолета. Су-9-51 с ракетами К-5М и Су-11 с ракетами К-8 и автоматизированной системой управления полетом и огнем, состоявшей из бортовой РЛС, автомата-вычислителя и автопилота. Су-11 мог обнаруживать цели на больших расстояниях, вести их автосопровождение и пуск ракет при выходе на разрешенную дальность устойчивого захвата (до 12 км). Тем не менее, и Р-8 позволяла перехватывать лишь неманевренные цели.

Необходимо было усовершенствовать ракетное оружие, упростив его применение и сделав выход на цель более автономным. Сформировались два способа самонаведения, основанных на обнаружении самолета противника по его радиолокационному отражению или тепловому излучению двигателя.

Инфракрасная (тепловая) головка самонаведения (ИК ГСН или ТГСН) полностью автономна (такой способ получил название пассивного). Радиолокационная же (РГСН) — из-за ограниченной энергетики ракеты требовала подсветки целей мощной РЛС истребителя для захвата цели и надежного самонаведения с большого расстояния. Наведение РГСН, названное полуактивным, производилось по отраженному от цели радиолокационному сигналу. Необходимость сопряжения параметров РГСН и самолетной РЛС обусловила появление типичных для советских ВВС и ПВО комплексов «самолет + ракета». Кроме того, для достижения качественного скачка считалось необходимым принятие на вооружение совместно создаваемой системы из самолета и его средств поражения.

УР Р-55

Тепловая ГСН была использована при модернизации К-5. Ракета К-55 (Р-55, изделие 67), сохранив общую компоновочную схему К-5 и ее основные системы, получила, кроме ТГСН, оптический взрыватель (название его было условным, так как он реагировал на тепло и «видел» в ИК-диапазоне). Для сохранения центровки освободившийся от аппаратуры объем хвостового отсека заняла дополнительная осколочно-фугасная БЧ. Атака Р-55 могла производиться на пересекающихся курсах при маневрировании цели с перегрузками до 3 единиц. На вооружении Су-9 эта ракета оставалась еще в 70-е годы.

Рост скоростей и нагрузок на рулевые поверхности ракет требовал создания простого, компактного и достаточно мощного источника энергии для рулевых приводов. Им стал ПАД — пороховой аккумулятор давления, представлявший собой зажигавшийся при пуске ракеты газогенератор. Газы под давлением, вырабатываемые ПАД, питали рулевые машины. ПАД раскручивал и турбинку электрогенератора, позволяя обойтись без громоздких аккумуляторов.

В конце 50-х годов в СССР попали образцы американских ракет Sidewinder. Одна из них была утеряна при учениях и выловлена в море советскими рыбаками, вторая поступила из Китая. В воздушном бою над Тайванем она попала в борт китайского МиГ-17, не взорвалась и прилетела вместе с истребителем на аэродром.

УР Р-3с

Появилась возможность ознакомиться с устройством Sidewinder, а затем и скопировать американскую новинку. Отечественное «изделие» сохранило конструкцию и даже основные габариты Sidewinder, вплоть до соответствия их дюймовым мерам. Ракета Р-3с (К-13, изделие 31ОА, Atoll по натовскому коду) имела пассивную ТГСН, датчик которой находился в головной части ракеты под полукруглым обтекателем из стекла или пластика. Среднюю часть занимал отсек управления и БЧ весом 11,3 кг, в задней — был расположен твердотопливный двигатель тягой 2 500 кгс.

В конструкции Р-3с примечательным стало использование роллеронов на Х-образных крыльях, которые предназначались для ограничения угловой скорости крена, вносившего сбой в систему управления. Роллерон представляет собой комбинацию обычного элерона и зубчатого ролика, выступающего за его габариты. В полете ролик раскручивается встречным потоком до 100 000 об/мин и становится своеобразным гироскопом, реагирующим на угловую скорость крена и вызывающим отклонение элерона, парирующее этот крен. Простая и эффективная конструкция роллерона, позволяющая обойтись без силовых приводов в управлении по крену, стала общепринятой для ракет небольшого веса.

Р-3с предназначалась для ближнего боя и дальность ее пуска не превышала 4…9 км (в зависимости от условий полета), а время работы двигателя составляло всего 1,7…3,2 сек. При сближении с целью на достаточное расстояние срабатывал ИК-взрыватель и подрывалась боевая часть, образуя до тысячи осколков с эффективным радиусом поражения 10…11 м. На случай прямого попадания был предусмотрен дополнительный контактный взрыватель, чувствительные элементы которого наклеивались на передних кромках рулей. Минимальная дальность пуска без риска поражения собственного самолета разлетающимися осколками составляла 1,4 км.

Р-3с весила всего 75,3 кг, что позволяло без проблем снаряжать ею самолет даже вручную. Впрочем, тем же привычным способом подвешивались и другие советские ракеты, вот только рук при этом требовалось побольше.

Р-3с вошла в комплекс вооружения истребителя МиГ-21Ф-13, а затем появилась и на других самолетах.

Р-3с получила боевое крещение во Вьетнаме, а затем и на Ближнем Востоке. Она оказалась неплохим оружием, неприхотливым и надежным. Однако тепловая головка ракеты была чувствительна к погодным условиям (дождь и облачность поглощали ИК-излучение), атака производилась только из задней полусферы, а для уклонения от нее противник использовал уход в сторону Солнца — мощного естественного источника тепла (ночью такой ложной целью могла стать даже «холодная» луна). На результативности пусков сказывались и ограниченные маневренные возможности ракеты при подлете к цели, невозможность ее схода с направляющей при больших перегрузках и недостаточно мощная боевая часть. Область возможных атак сокращалась также минимальной разрешенной дальностью (она определялась неспособностью ТГСН отслеживать быстро перемещающуюся по азимуту цель и собственной безопасностью при подрыве БЧ).

Тем не менее, очевидные успехи управляемого ракетного оружия привели в конце 50-х годов к полному пересмотру взглядов на роль истребительной авиации и тактику воздушного боя. Скорость самолетов стремительно росла, а бортовое радиоэлектронное оборудование становилось все более сложным. Атмосфера эйфории от послевоенного скачка в ракетной технике и электронике привела к замыслу создания полностью автоматизированных комплексов вооружения.

Воздушный бой при этом сводился к наведению перехватчика на цель с наземного поста управления, обнаружению противника мощной бортовой РЛС и поражению его УР с предельных дистанций. Траектория полета и последовательность операций перехвата программировались и вводились в «электронный мозг» истребителя.

УР Р-9

Такой бой требовал и соответствующего ракетного вооружения. Для тяжелых перехватчиков КБ А. И. Микояна Е-150/Е-152 предназначались УР К-9 с полуактивной РГСН.

Условия применения такой ракеты — большие скорости пуска и сближения с противником, неманевренный характер атаки и подсветка цели мощной РЛС истребителя — вызвали и ряд конструктивных особенностей. Мощный двухрежимный двигатель стартовой тягой 5 500 кгс в начале разгонял ракету до 1 400 м/с, а затем переходил на крейсерский режим с тягой 2 500…3 000 кгс. По унаследованной от самолетов схеме переднее оперение называлось крылом (хотя и было поворотным), а заднее — стабилизатором, оснащенным элеронами и роллеронами. Вес К-9 составлял 245 кг, из которых 103 кг приходилось на двигатель, 15 кг весила РГСН и 27 кг — боевая часть с неконтактным радиовзрывателем, обладавшая радиусом поражения 20…30 м.

РГСН К-9 была всеракурсной и позволяла атаковать самолет противника с любого направления, хотя ее несовершенство и ограничивало дальность пуска до 9 км. Наведение ракеты на цель происходило по методу параллельного сближения. Это требовало при подсветке цели непрерывного согласования частот излученного носителем и отраженного от цели сигналов. Для приема излучения самолетной РЛС на оперении были установлены штыри-антенны канала синхронизации. Это громоздкое «решение» на последующих ракетах было заменено более изящным — размещением антенн-пластин на корпусе. Надежность К-9 оказалась невысокой — вероятность поражения цели одной ракетой составляла всего 0,55. На вооружение она принята не была.

Тактика сверхзвуковой ракетной атаки предполагала уничтожение самолета противника с первого захода (на огромных скоростях и при пересекающихся курсах цель вряд ли можно было отыскать снова — радиусы виражей возросли до десятков километров). Поэтому перехватчику достаточно было иметь не более двух ракет. Как правило, одна из них была оснащена тепловой ГСН, а вторая — радиолокационной, или как ее еще называли, «радийной». Это повышало вероятность уничтожения противника в одной атаке.

Прорабатывались и другие варианты самонаведения. Так, в начале 60-х годов велись работы по созданию оптической ГСН, способной обнаруживать светоконтрастные на фоне неба объекты. Однако непригодность такого способа для перехвата цели ночью, в облаках или на малых высотах была очевидной и стала причиной прекращения работ.

На вооружении авиации ПВО в 1965 году был принят туполевский комплекс дальнего перехвата Ту-128 с РЛС РП-С «Смерч» и УР К-80 (Р-4, изделие 36). Вначале он нес под крылом две ракеты Р-4Р и Р-4Т, но уже в ходе испытаний их количество увеличили до четырех. Р-4 внушали уважение даже внешним видом — пятиметровое изделие весило 475 кг. Более тяжелой ракеты этого класса не появлялось ни до, ни после ни в одной стране мира.

Большой вес был ценой установки мощного двигателя и сложной «начинки», обеспечивших ракете достижение значительных, по тем временам, характеристик. Дальность пуска достигала 40 км, а возможность оснащения Р-4 ядерной БЧ позволяла применять ее в системе противоракетной обороны. Ракетный удар вероятного противника ожидался по кратчайшему расстоянию через полюс, и отразить его должны были развернутые на Севере полки перехватчиков с ракетами Р-4 вместе с самолетами дальнего радиолокационного обнаружения Ту-126.

В 70-х годах комплекс Ту-128 доработали. Он получил обозначение. Ту-128С-4М с РЛС РП-СМ «Смерч-М» и модернизированными УР Р-4РМ и Р-4ТМ, позволявшими поражать маловысотные цели (типа крылатых ракет) на фоне земли.

Новое поколение УР истребителей ПВО было представлено Р-98Р и Т (К-98, изделие 56) в комплексе вооружения Су-15-98. Р-30Р и Т (К-8М, изделие 24М) -для перехватчика Як-28П, Р-40Р и Т — для МиГ-25. Р-98 и Р-30, принятые на вооружение в 1960-м, стали развитием ракеты Р-8 с повышенной энерговооруженностью, надежностью и упрощенной эксплуатацией. РГСН этих ракет была сопряжена с установленной на перехватчиках РЛС «Орел» и обеспечивала захват целей на малых и средних высотах в большом диапазоне скоростей днем и ночью при любой погоде. Это вызвало появление излюбленного журналистами названия «всепогодный истребитель-перехватчик».

Справедливость такого определения Су-15 полностью подтвердил — именно ракетами Р-98 в сложных метеоусловиях и ночью были сбиты южнокорейские «Боинги» в 1978 и 1983 гг. Первый из них ракета поразила в облаках над Кольским полуостровом. Поврежденный самолет смог произвести вынужденную посадку (причем в горячке атаки пилот Су-15, видевший «Боинг-707» только на экране РЛС, выпустил и оставшуюся ракету по «отделившейся второй цели» — отломившейся консоли крыла нарушителя). Второй инцидент обернулся трагедией. Пилот перехватчика выстрелил по «Боингу» обе ракеты, тепловую и «радийную», с расстояния 11 км, поразив фюзеляж и один из двигателей. Самолет с 269 пассажирами рухнул в воду у побережья Сахалина. Все находившиеся на его борту погибли.

В ходе совершенствования комплекса вооружения Су-15 он был оснащен новой РЛС «Тайфун» и ракетами К-98М с увеличенной дальностью и возможностью поражения низколетящих целей. Этими же ракетами вооружили и модернизированные перехватчики Як-28ПМ.

УР Р-40Р

Тяжелая УР Р-40 (изделие 46) в исполнениях с пассивной тепловой и полуактивной РГСН, созданная для МиГ-25П, выглядела еще более впечатляюще. Корпус ее был выполнен из стали, а крыло из титана — аэродинамический нагрев на больших сверхзвуковых скоростях перехвата вынудил конструкторов отказаться от применения обычных конструкционных материалов. Самолетная РЛС РП-СА «Смерч»-СА обеспечивала обнаружение целей с больших расстояний, однако всеракурсный захват РГСН мог быть осуществлен с дальностей не более 30 км. Поэтому наведение ракеты велось в два этапа: вначале к находящемуся на дальнем рубеже противнику ракета шла по радиокомандам (с контролем за полетом при помощи трассера в хвосте), а при сближении с целью происходил ее захват ГСН, и дальнейшее наведение велось автономно. Трассер мог быть и демонтирован. В этом случае Р-40 превращалась в полностью самонаводящуюся.

Такая методика потребовала наличия на борту ракеты сложного оборудования: САУ, антенн и блоков радиоуправления, трех мощных ПАД для питания рулевых приводов и электрогенераторов аппаратуры. Установка трассера и приемных антенн в хвосте привела к необходимости вывода сопел двигателя по бокам корпуса (выработка топлива в продолжительном полете при этом мало сказывается на центровке ракеты). Плотная компоновка Р-40 заставила разместить боевую часть весом 38 кг в хвостовом отсеке за двигателем. Для повышения надежности подрыв БЧ производится комбинированным радиооптическим взрывателем (КРОВ). Большая дальность, сложность и насыщенность системами обусловили значительный вес ракеты — 470 кг.

УР Р-40ТД

Как и другие перехватчики этого периода, МиГ-25П нес вначале две Р-40, затем их количество возросло до четырех. Опыт локальных войн показал, что двух ракет для перехватчика — явно недостаточно. После их пуска истребитель превращался в «голубя мира», и необходимость усиления и разнообразия бортового вооружения наметилась довольно быстро. В ходе модернизации самолета в конце 70-х годов прошли доработку и ракеты. Их оснастили ГСН большей чувствительности, пригодными для детекции маловысотных целей. В этом варианте ракета, обозначенная Р-40ТД, вошла и в комплекс перехвата МиГ-31 (уже как ракета средней дальности).

Теория одной сверхзвуковой ракетной атаки оказалась несостоятельной, и в первую очередь, в тактической авиации. Построение воздушного боя по этой схеме не учитывало разнообразия возникающих на практике ситуаций и ставило летчика в сложное положение при встрече с маневрирующим противником, уклоняющимся от удара. Вьетнамская война, в которой широко применялись управляемые ракеты, подтвердила эти опасения.

Противник, обнаружив запущенную по нему ракету, уходил от атаки энергичным маневром или ставил помехи. При сближении успех определяла возможность ведения маневренного боя. Применявшиеся же УР обеспечивали небольшую область возможных атак, не могли запускаться при больших перегрузках, имели недостаточную надежность и малую вероятность поражения.

Так, пуски Р-3с производились исключительно с задней полусферы на околозвуковой скорости и без включения радиолокационного прицела (для скрытности атаки). Дальность пуска при этом не превышала 2 км, а затягивание в ближний бой или повторение атаки летчики старались не допускать — шансы на успех были невелики.

УР Р-3р

Для устранения недостатков Р-3с подвергли модернизации, оснастили новым двигателем и РГСН. Образцом для подражания вновь стал попавший в СССР из Вьетнама Sidewinder модификации AIM-9C. Новая ракета Р-3р (изделие 320) предназначалась для МиГ-21, оборудованных РЛС «Сапфир-21М». Она имела большую дальность захвата и пуска, была нечувствительна к погодным условиям, более надежна и эффективна.

Семейство УР, разработанных на базе Р-3с, дополнили учебная Р-3У и «практическая» Р-3П без боевой части и рулей. Они предназначались для отработки в учебных боях захвата цели ГСН и фиксации результатов атаки контрольно-записывающей аппаратурой.

На базе той же Р-3с разработали ракету Р-13 с ТГСН, охлаждаемой азотом для повышения чувствительности. В системе ее управления применили метод пропорционального сближения, более приемлемый при наведении на движущиеся цели. Новый двигатель и большая дистанция захвата ГСН позволили увеличить дальность пуска. Масса Р-13 возросла до 90 кг.

Изменившийся характер и новые приемы воздушного боя требовали создания более совершенных образцов ракетного вооружения. Особенно требовались ракеты малой дальности с повышенной маневренностью, чувствительностью ГСН и расширенными возможностями их пуска по минимальной дальности и перегрузкам. Решались эти задачи поиском новых аэродинамических схем, повышением эффективности рулевых поверхностей и переходом на современную элементную базу электроники систем управления.

УР Р-13М
УР Р-13М1

Первой из ракет малой дальности нового поколения стала созданная в 1969 году модернизированная УР Р-13М (К-13М, изделие 380). Она отличалась от своей предшественницы формой оперения и рулей, мощностью их приводов, повышенной чувствительностью охлаждаемой ТГСН, увеличенной до 15 км дальностью пуска.

Скорость отработки координатора (подвижного чувствительного элемента ТГСН, производящего тепловую пеленгацию цели) обеспечила ракете возможность отслеживать быстро маневрирующую цель без срыва захвата. Тепловой взрыватель заменен более надежным радиовзрывателем «Колибри», подрывающим боевую часть при сближении с целью на расстояние до 5 м. Радиус эффективного поражения осколков составлял 7,5 м. Пуск Р-13М возможен при маневрах с перегрузкой до 5…6g. Ракета нашла применение на МиГ-21, МиГ-23 и Су-17.

УР Р-60М

К новому поколению УР малой дальности принадлежит и разработанная в середине 70-х Р-60 (изделие 62), выполненная по новой аэродинамической схеме с крылом увеличенной площади и дестабилизирующими пластинами в носовой части для уменьшения устойчивости и повышения эффективности рулей. Это позволяет компактной ракете массой всего 43 кг обладать отличной маневренностью. Р-60 имеет ТГСН «Комар», охлаждение фотоэлемента которой не предусмотрено — чувствительность ее для применения с малой дальности достаточна, а на первый план при разработке выдвигалась подвижность координатора при слежении за маневренной целью.

Пуск Р-60 возможен с расстояния 250 м при перегрузках до 7 единиц, а конструкция самой ракеты выдерживает 42-кратные перегрузки. Как и другие УР этого класса, вначале она разгоняется двигателем, а конечный участок полета к цели проходит инертно. При подрыве радиовзрывателем боевой части весом 3,5 кг сетка из поражающих элементов (особым образом соединенных и уложенных массивных стержней), разворачиваясь, образует кольцо большой насыщенности, буквально рассекающее самолет противника.

Модернизированные Р-60М и МК имеют усовершенствованную ИК ГСН с большим углом захвата по азимуту (для слежения за высокоподвижной целью). Для учебных целей предназначена УЗР-60 (учебно-записывающая, с регистратором).

Высокие характеристики Р-60 обусловили ее принятие на вооружение многих боевых самолетов: МиГ-21, -23, -25 и -31, Су-15 и Су-17, а в качестве оборонительного оружия — и на Су-24 и Су-25. Этому способствовала продуманная конструкция пусковых устройств АПУ-60-1 и -11 (на второй могли подвешиваться сразу две ракеты), которые можно разместить на. обычных узлах подвески, роевые качества Р-60 были подтверждены в боях между сирийскими и израильскими самолетами над Ливаном в 1982 году. При ее пусках отмечались случаи попадания точно в сопла двигателей самолетов противника.

Разнообразные ситуации и тактические приемы, возникавшие в воздушных боях, обозначили к середине 60-х еще одну тенденцию — ракетные атаки со средней дальности. Преимущество в начале боя оказывалось за тем, кто раньше и на большем расстоянии обнаруживал и опознавал противника и мог произвести по нему пуск ракеты. Нетипичные для прежних теорий возможности возникали и в групповом воздушном бою, в ходе которого быстро менялось взаимное расположение самолетов, расстояние и ракурсы вероятных атак, в том числе на встречных и пересекающихся курсах. Требовалось создание надежной УР средней дальности со всеракурсной ГСН (тем более, что американцы уже имели такое оружие — ракету Sparrow).

УР Р-23Р

При разработке УР средней дальности Р-23 (К-23) для истребителя МиГ-23 были учтены требования помехозащищенности, селекции цели и повышения маневренности. Ракета солидных размеров имеет несущее крыло и дестабилизаторы в носовой части. Она без роллеронов и элеронов — стабилизацию по крену осуществляет САУ. В варианте Р-23Р (изделие 340) с РГСН «Топаз» ракета весит 223 кг, а в исполнении с ТГСН Р-23Т (изделие 360) — 217 кг. Повышенная чувствительность ТГСН дает возможность атаковать самолет противника и из передней полусферы — для захвата цели достаточно даже слабого кинетического нагрева передних кромок самолета. Дальность захвата — соответственно 27 и 16 км, а пуск может производиться при перегрузке до 5 единиц.

Солидные габариты ракеты привели к изрядной высоте пускового устройства АПУ-23, имеющего проем для снижения «парусности» при полете самолета со скольжением. Стержневая или осколочно-фугасная боевая часть с радиовзрывателем весят соответственно 23 и 26 кг.

Большие возможности Р-23 обусловлены сложностью ее «электронной начинки». Ракета требует от летчика точного соблюдения последовательности операций по подготовке и проверке ракеты перед пуском. В боях над Ливаном в июне 1982 года одному из пилотов МиГ-23 удалось привезти лишь отличные снимки израильского F-16 на пленке фотопулемета — в спешке он не успел, произвести все необходимые действия, и Р-23 ушла мимо. Вместе с тем при удачных пусках разрыв мощной БЧ даже в 20 метрах от самолета противника выводил его из строя.

УР Р-24Т

Развитием Р-23 стали появившиеся в конце 70-х УР средней дальности Р-24Р и Р-24Т (изделие 140/160) со всеракурсной ГСН и новой САУ. Двигатель Р-24 имеет увеличенное время работы и обеспечивает большую дальность. Невозможность захвата цели ГСН с возросших дистанций пуска преодолена двухэтапным наведением — вначале командным, а при выходе на рубеж захвата управление берет на себя ГСН. Для учебных целей предназначены «практические» варианты Т-140Р и Т-160Р.

К середине 70-х окончательно сложилось вооружение фронтового истребителя, состоящее из пушки и ракет средней и малой дальности. Область возможных атак в воздушном бою окружает самолет противника со всех сторон. Обнаружив цель, истребитель сближается с ней с любого направления на разрешенное для прицельного пуска ракет расстояние. По мере схождения противников на ближние дистанции бой приобретает маневренный характер с применением УР малой дальности и пушек.

Сорвать атаку может попытка врага уйти, прикрываясь помехами или рельефом местности. Наряду с улучшением маневренности новых истребителей это потребовало соответственного повышения возможности ракет.

Отечественными ракетами нового поколения стали Р-27 и Р-73, демонстрирующие уровень совершенства современных УР «воздух-воздух». Они вошли в комплекс вооружения истребителей МиГ-29 и Су-27.

УР Р-27Р

УР Р-27ЭТ

Р-27 (К-27) имеет рулевые поверхности необычной формы, сужающиеся к основанию. Это обусловлено спецификой сверхзвуковой интерференции корпуса и подвижных рулей большой площади. Их расположение вблизи аэродинамического фокуса ракеты обеспечивает непосредственное управление подъемной силой и делает возможным перехват энергично маневрирующих целей по более сложным и оптимальным траекториям. Впервые в отечественных ракетах этого класса для повышения мощности и точности отработки рулевых приводов они выполнены гидравлическими с питанием от гидронасоса.

Вес боевой части Р-27 — 39 кг, а масса самой ракеты в варианте Р-27Р с РГСН — 253 кг, вес Р-27Т с ТГСН — 246 кг. Максимальные дальности их пуска достигают 45 км у Р-27Т и 50 км у Р-27Р, а в «энергетических» вариантах с увеличенной продолжительностью работы двигателя — до 80 км.

Пуск ракеты, обладающей мощной двигательной установкой, может привести к повреждению самолета-носителя или помпажу его двигателя. Это потребовало создания для Р-27 авиационной катапультной установки АКУ-470, «выстреливающей» ракеты на безопасное расстояние при пуске.

В целом простая конструкция Р-27, повышающая надежность, сочетается с высоким совершенством всех ее систем. Уровень оборудования ракеты характеризуется уже тем, что в процессе целеуказания ее ГСН получает цифровые команды от бортового комплекса истребителя, оперирующего 32-значными числами. Успех современного скоротечного боя решают доли секунды, и даже малейшая задержка наведения и пуска может сорвать атаку. Поэтому в ракетах нового поколения может применяться целеуказание в процессе захвата от бортовых радиолокационных, теплопеленгационных и оптико-электронных прицелов истребителя, от нашлемной системы летчика (направление на цель он обозначает поворотом головы), или самостоятельный пассивный поиск цели ГСН ракеты. Возможен и пуск ракеты в сторону самолета противника с последующим автономным захватом в полете.

УР Р-73

Конструкция ракеты Р-73 отвечает особенностям ближнего боя современных истребителей. Чтобы избавить летчика от потерь времени на выбор оружия малой или средней дальности в быстро меняющейся боевой обстановке, разрешенная дистанция пуска Р-73 увеличена до 21 км, что привело к появлению термина «ракета промежуточной дальности». Достижение сверхманевренности обеспечивает установка газодинамических интерцепторов. Они управляют реактивной струей двигателя и дестабилизаторов, выполняющих на Р-73 еще одну функцию: они расположены перед рулями и уменьшают местные углы атаки, предохраняя рулевые поверхности от срывов потока и падения эффективности при резких маневрах.

Система автоматического управления Р-73, выполненная на основе микроэлектроники и оснащенная датчиками аэродинамических углов по принципу действия и объему выполняемых операций сопоставима с самолетной САУ.

Работа газодинамических интерцепторов и рулевых поверхностей потребовала установки ПАД увеличенной производительности. Он расположен в центральной части ракеты, и газ под давлением разводится к силовым приводам по наружным трубопроводам, прикрытым гаргротом. В разных исполнениях Р-73 оснащается лазерным или радиовзрывателем. Вес боевой части равен 7,4 кг, общий вес ракеты — 105 кг. Особенности конструкции и системы управления Р-73 позволяют ей резко менять траекторию полета с малыми радиусами виража и перегрузками до 40g.

УР Р-33

Перехватчики ПВО МиГ-31 получили на вооружение УР большой дальности Р-33. Мощная РЛС истребителя «Заслон», одновременно сопровождающая до 10 целей, автоматически выбирает из них наиболее опасные и может наводить в одной атаке сразу четыре ракеты. В барражирующем полете истребителя ракеты находятся в полуутопленном положении под фюзеляжем для снижения сопротивления и увеличения продолжительности полета.

Запуск ракет производится при помощи АКУ, выводящих их на достаточное расстояние от самолета. Такое расположение Р-33 под фюзеляжем привело к особенностям ее аэродинамической схемы — невозможность установки развитого крыла заставила выполнить его в виде вытянутых гребней, а выступающие за их пределы рули складываются при нахождении ракеты на подвеске.

Большая дальность полета Р-33 достигнута применением двухэтапного наведения- инерциального командного на первом участке и полуактивного радиолокационного после захвата цели всеракурсной РГСН. При разработке Р-33 ее основной вероятный противник определялся как крылатые ракеты и ударные самолеты, прорывающие рубежи ПВО на малых высотах и под прикрытием средств РЭБ. С учетом этого система управления ракеты имеет возможность обнаруживать цели на фоне земли, распознавать характер и производить селекцию от помех. Достаточно сказать, что пассивные помехи вообще не влияют на работу РГСН.

Одинаковые задания вызывают в технике схожие конструктивные решения, и по своим возможностям и характеристикам Р-33 является аналогом американской УР AIM-54С Phoenix. Комплекс перехвата МиГ-31 дополняют УР Р-40ТД и Р-60М. Вместе с пушкой ГШ-6-23 у него на борту находится полный набор вооружения современного истребителя для борьбы с воздушным противником на больших, средних и малых дальностях и любых высотах.

Список статей