Список статей

Владислав МОРОЗОВ

F-14: от «Томкэта» до «Али-Кэта»

Почти 30 лет тому назад, в 1986 г, в мировой прокат вышел фильм «Топ Ган» режиссера Т. Скотта. До нас сие кино дошло года через полтора-два, в виде демонстрировавшихся в тогдашних кооперативных видеосалонах плохих копий. Но даже в столь отвратительном качестве фильм буквально завораживал зрителей.

Стоит согласиться, сняли «Топ Ган» красиво. В фильме очень много кадров с реальными самолетами и полетами, часть съемок действительно проходила на авианосцах и авиабазе ВМФ США Мирамар.

Надо сказать, что «Топ Ган» более чем окупился, собрав в мировом прокате почти $366 000 000 при собственном бюджете в $15 000 000. На фильме максимально заработали все: от ВМС США (которые обеспечили себе приток добровольцев на несколько последующих лет) до производителей пластиковых моделей самолетов и одежды.

Читатель спросит: а с чего это автор вдруг ударился в воспоминания почти тридцатилетней давности? Поясню — надо просто немного напрячь память и вспомнить: а зачем это именно в середине 1980-х гг. американцам вдруг потребовалась столь масштабная и агрессивная реклама некоего «продукта» своего ВПК?

Все просто — именно в это время на вооружение советских ВВС начали массово поступать новейшие МиГ-29 и Су-27, в сравнении с которыми этот «продукт» уже несколько проигрывал. «Продукту» требовалась модернизация и безупречная репутация в глазах американских налогоплательщиков. А звался этот «продукт» — многоцелевой палубный истребитель-перехватчик F-14 «Томкэт».

Вспоминая о создании F-14, стоит сразу сказать, что на техническое проектное задание сильно повлияла несбалансированность и гигантомания тогдашней американской военной доктрины. Как известно, в 1960-е гг. в мировой военной авиации были в моде два «увлечения». Первое — создание некоего принципиально нового класса летательных аппаратов, способного с успехом заменить буквально все, что было до этого, а второе — создание «стандартного» боевого самолета, который станет единым и в сухопутной, и в морской авиации, вобрав в себя лучшие качества всех имеющихся самолетов основных классов. И если первое «увлечение» постепенно сошло на нет, оставив после себя ряд вполне приличных образцов техники (например, V-22 «Оспри»), то вторым американцы не «переболели» до сих пор (последний пример такого рода — сверхдорогая и абсурдно затянувшаяся программа создания едино-многоликого суперистребителя F-35).

В 1960-е гг. в США уже была предпринята первая попытка создать «единый» истребитель-бомбардировщик для ВВС и флота. Таким самолетом для авианосцев должен был стать F-111B, но, увы, идея оказалась мертворожденной, хотя упорно проталкивалась на самом высшем уровне, в том числе и министром обороны США Р. Макнамарой. Потом началась вьетнамская война и американским военным стало не до «унификации», поскольку появилась масса новых статей для расходования военного бюджета.

Однако в самом конце 1960-х гг. ВМС США заявили о необходимости разработки нового истребителя. Требования, предъявленные к самолету, были крайне противоречивыми, а местами вообще взаимоисключающими. Судите сами: с одной стороны моряки требовали тяжелый палубный перехватчик дальнего радиуса действия с мощной РЛС, дальнобойными ракетами и высокой скоростью, способный догонять советские МиГ-25 и перехватывать крылатые ракеты уже после их запуска и отделения от носителя. А с другой стороны, это должен был быть очень маневренный самолет, способный на равных вести ближний бой с истребителями класса МиГ-21 (в этом качестве новый истребитель должен был заменить флотские «Фантомы», проявившие себя во Вьетнаме в воздушных боях с теми же МиГ-21, не самым лучшим образом). Именно из этого стремления американских адмиралов «запрячь в одну телегу вола и трепетную лань» в конечном итоге и родился F-14 — возможно самый парадоксальный самолет за всю историю ВМС США.

На момент создания F-14A действительно был сгустком всего нового. В конструкции широко применялся титан, конструкторы «Груммана» много взяли и от F-111 (в разработке которого они тоже принимали участие) — в частности, крыло с изменяемой стреловидностью и двигатели «Пратт-Уитни» TF-30. Самолет оснастили новейшей электроникой (чего стоило одно только БРЭО, по проекту способное одновременно сопровождать 24 цели и запускать ракеты по 6 из них. И это в конце 1960-х гг.!).

Тридцатитонный (максимальная взлетная масса для поздних вариантов F-14B и F-14D составляла 33 700…34 500 кг) самолет на момент поступления в строевые эскадрильи ВМС США в 1972 г. выглядел более чем футуристически, очень напоминая космический корабль из фантастических фильмов и комиксов тех времен. Казалось, что это действительно суперсамолет и грозное оружие. Но, как известно, за все нужно платить…

С одной стороны, авиация ВМС США в начале 1970-х гг. вроде бы действительно получила на вооружение скоростной перехватчик дальнего действия, по всем статьям превосходящий «Фантом» и даже (теоретически) способный перехватывать уже запущенные по надводным целям крылатые ракеты противника. Однако, как и все новое, F-14 закономерно оказался носителем целого букета серьезных дефектов, многие из которых оказались неустранимы в принципе. Самолет оказался сверхсложен в пилотировании и обслуживании. Двигатели TF-30 имели массу производственных дефектов (в частности, частые обрывы лопаток двигателей с последующим разрушением как самих двигателей, так и элементов планера), из-за чего после наработки очередной сотни часов каждый двигатель F-14A требовалось демонтировать и проводить тщательный профилактический осмотр, выявляя «предпосылки к аварийной ситуации». В 1972…1976 гг. флот США потерял в авариях и катастрофах 18 F-14A, в том числе не менее половины по причине отказа двигателей (а всего за время эксплуатации F-14 в ВМС США с 1972 по 2006 г. в авариях и катастрофах было потеряно не менее 166 самолетов этого типа. И это при том, что за все время серийного производства фирма «Грумман» выпустила всего-то чуть более 550 F-14 всех модификаций для авиации ВМФ США и 80 экспортных машин для ВВС Ирана). Кроме того, широко разнесенные от фюзеляжа двигатели «Томкэта» (кстати, относительно нормально работавшие на имевшем иную компоновку бомбардировщике F-111) вызывали в полете целый ряд проблем: отказ одного TF-30 на форсаже вызывал сильный разворачивающий момент, провоцировавший скольжение и сваливание на крыло (то есть показанный в том же фильме «Топ Ган» эпизод, где остановка двигателя F-14A во время маневренного учебного боя провоцирует отказ второго двигателя и срыв в штопор с последующим катапультированием и гибелью одного из пилотов — чистая правда), а кроме того двигатели F-14A имели тенденцию к помпажу и остановке на больших углах атаки. Все эти проблемы не были изжиты вплоть до 1984 г., когда была затеяна первая модернизация «Томкэта» (тогда было построено 38 новых самолетов и доработано 32 старых), с заменой TF-30 на двигатель «Дженерал Электрик» F110 и обновлением БРЭО. Этот вариант самолета получил наименование F-14A Plus, а в начале 1990-х гг. его переименовали в F-14B. Именно в 1986…1987 гг. первые F-14A Plus начали поступать в строевые эскадрильи авиации ВМС США (полностью работы по этой программе модернизации осуществили в концу 1990 г.).

Так уж совпало, что как раз в это время в американские СМИ начали просачиваться кое-какие сведения о, скажем так, некоторой неполноценности F-14A. А программа производства «Томкэтов» была отнюдь не дешевым мероприятием — один F-14A обходился американским налогоплательщикам как четыре «Фантома». При этом в первое десятилетие эксплуатации «Томкэты» объективно мало в чем превосходили F-4 (к тому же, с «Фантомов» можно было бомбить наземные цели). Соответственно возникал закономерный вопрос — а что вообще дает флоту этот самолет?

Именно для снятия с повестки дня американского обывателя подобных вопросов и был снят упомянутый выше фильм «Топ Ган» (кстати, даже сами американцы вполне понимали, что данное кино ну очень сильно отдает пентагоновской пропагандой и маразматическими штампами «холодной войны». Не случайно уже в 1991 г. на экраны вышла пародийная комедия «Горячие Головы», прямо высмеивающая сюжет «Топ Гана»). Интересно, что главная идея этого фильма вертится в основном вокруг второй ипостаси, которую американские военные предназначали F-14 — роли сверхманевренного суперистребителя, с которой «Томкэт» в жизни так и не справился.

По мере изжития «детских болезней» и модернизации F-14 стал вполне боеспособным дальним тяжелым перехватчиком, но вот для «собачьих свалок» с МиГ-21 он все-таки явно не годился. Как явствует из некоторых рассекреченных и опубликованных лишь недавно документов и фактов, маневренные воздушные бои в «условиях, приближенных к боевым» в районе секретной авиабазы ВВС США Грум-Лейк наглядно показали, что для F-14 очень серьезными противниками являлись даже экс-индонезийские МиГ-21Ф-13 и китайские F-7, а также экс-египетские МиГ-23 ранних модификаций (отметим что и МиГ-21, и МиГ-23 во время этих «боев» не имели комплектного БРЭО).

Частичным решением данной проблемы считалась постоянная подготовка пилотов «Томкэтов» с упором на маневренный воздушный бой на трехнедельных «курсах повышения квалификации» (летчики Атлантического флота США тренировались на а. Оушена, а Тихоокеанского — в уже многократно упомянутом Мирамаре, Калифорния), по методике, известной большинству как «Агрессор». Вроде бы пилоты F-14A добивались неплохих результатов в учебных боях с «агрессорами», летавших на A-4 и T-38/F-5, имитировавших советские МиГ-17 и МиГ-21, но все эти успехи остались чисто умозрительными, а их полезность в будущей войне — явно притянутой за уши и откровенно сомнительной. Ведь США с момента окончания Вьетнамской войны и по сию пору ни разу не вели боевые действия против мало-мальски сильного противника, имеющего адекватный уровень развития авиационной техники и ПВО.

Арабо-израильские войны показали всем (кроме, похоже, американцев), что в условиях наличия сильной наземной ПВО и небольшой протяженности ТВД ввязываться в длительный маневренный воздушный бой на малой высоте может только полоумный, а итоги ирано-иракской войны начисто опровергли вообще все рекламно-пропагандистские измышления американцев, связанные с F-14A . Но об этом ниже…

Отдельно стоит упомянуть «главный калибр» F-14 — управляемую ракету AIM-54 Phoenix. «Фениксы» оказались не менее масштабным и амбициозным проектом по выбросу казенных денег на ветер, чем сам F-14. AIM-54 задумывалась как тяжелая ракета большой дальности с комбинированной системой наведения (длина – 4 м, максимальная дальность – 184 км, масса боевой части – 60 кг). «Фениксы» были созданы, испытаны и в 1974 г. приняты на вооружение. До 1990 г. было произведено до 5 000 этих ракет, каждая из которых стоила не менее $500 000. (в некоторых источниках указана цена ракеты в $980 000, с оговоркой, что по мере развертывания серийного производства стоимость одного изделия слегка снижалась). Возможности «Феникса» вроде бы впечатляли, но они проходили, в основном по категории канцелярско-штабных фантазий. Из-за высокой стоимости ракет оказалось невозможно провести полноценные полигонные испытания с отстрелом по мишеням в реальных условиях, хотя бы нескольких десятков «изделий» (как это обычно принято делать) с целью выявления производственных дефектов, определения процента возможных отказов, промахов и так далее. Американские адмиралы таким образом не могли как-то планировать возможное боевое применение «Фениксов», поскольку не имели даже самых общих представлений об эффективности этих ракет!

В первую пару лет после принятия на вооружение строевые летчики вообще не стреляли «Фениксами» — все пуски на показательных учениях выполняли исключительно летчики-испытатели. В последующие годы ситуация изменилась не сильно. Вплоть до полного снятия «Фениксов» с вооружения в 2004 г. количество строевых пилотов F-14A, которым за всю свою летную карьеру довелось хотя бы раз провести реальный пуск AIM-54, можно было пересчитать по пальцам. Зато в советских военных справочниках 1970…1980-х гг. и журнале «Зарубежное Военное Обозрение» тех же лет неизменно публиковали сведения о F-14A с откровенно завышенными характеристиками данного самолета (позаимствованные явно из рекламных проспектов «Груммана») и сильно ретушированные фото обвешанного десятком ракет «Томкэта» — все это производило весьма сильное впечатление на обывателей и даже на действующих летчиков советских ВВС.

Однако уже в начале 1990-х гг. выяснилось, что многие опубликованные у нас сведения об F-14A — чистой воды дезинформация. Например, оказалось, что заявленный в качестве типового вариант боевой нагрузки с шестью AIM-54 и парой AIM-9 — не более чем рекламный трюк. Во время испытаний «Томкэта» вроде бы действительно было произведено несколько полетов с подобной нагрузкой (да и то в виде массо-габаритных имитаторов), но это были вылеты «за забор» (с ограничением по заправке и дальности), выполненные к тому же с сухопутного аэродрома. Более того, оказалось, что летчики ВМФ США не только не умеют применять «Фениксы», но даже толком не обучены взлетать и садиться на палубу авианосца, с вроде бы типовой нагрузкой из двух подвешенных AIM-54 плюс 2…8 ракет «попроще». Взлет и особенно посадка даже с парой подвешенных «Фениксов» были сильно затруднены и, по сути, превращались в «цирковой номер». В итоге, в каждой истребительной эскадрилье, оснащенной F-14A, к началу 1990-х гг. было от силы по 3…4 экипажа, имевших некоторый опыт взлетов и посадок с «Фениксами». Вообще же, как оказалось, подавляющее большинство вылетов F-14A выполнялось с более привычными для пилотов, относительно дешевыми и не тяжелыми УР «Спэрроу» и «Сайдвиндер».

На основе единичных пусков AIM-54 по летающим мишеням, имитирующим режим полета крылатых ракет, проведенных в идеальных полигонных условиях (как уже было сказано выше, какой-либо вменяемой статистики по этим пускам, позволяющей хотя бы приблизительно оценивать боевую эффективность, не было в принципе) были сделаны выводы, что оснащенный «Фениксами» F-14A способен перехватывать не только носители Ту-16 и Ту-22 с крылатыми ракетами (при этом догнать и поразить тот же Ту-22 на отходе после пуска КР для F-14A уже было проблематично), но и уже запущенные с них крылатые ракеты. Правда, как выяснилось, все эти теоретические выкладки касались только принятых на вооружение в 1960-е гг. КР, вроде Х-20 и П-35. Перехватывать же на малых высотах появившиеся на вооружении в конце 1970-х гг. советские крылатые ракеты следующего поколения, вроде П-500 (сверхзвуковые и оснащенные аппаратурой РЭБ), были вряд-ли способны даже модернизированные F-14В и F-14D.

К тому же непонятно, на чем строились эти самые американские теоретические прогнозы о возможной боевой эффективности F-14A и УР «Феникс». Ведь ситуацию, когда по какому-либо американскому авианосному соединению будут выпущены советские крылатые ракеты можно было представить только в случае начала глобальной ядерной войны, и никак иначе. А в этом случае по каждому авианосному соединению ВМФ США планировалось выпустить (с самолетов, надводных кораблей и подводных лодок) несколько десятков ракет (возможно с ядерными боевыми частями). При этом засечь момент пуска крылатых ракет с самолетов и надводных кораблей (при условии, что идет широкомасштабная война, а значит, советская сторона в полном объеме применяет средства РЭБ) было бы явно проблематично, а запуск с подводных лодок — практически невозможно.

И если таких ракет было бы выпущено несколько десятков, то никакие суперперехватчики с суперракетами (постоянно держать в воздухе, скажем, эскадрилью F-14 было для тогдашнего типового американского авианосного соединения явно непосильной задачей) оказались бы не способны перехватить и уничтожить их все.

В общем, понять логику разработчиков и заказчиков F-14 невозможно. В условиях массированной ракетной атаки на корабли «Томкэты» с «Фениксами» все равно ничего не решали, а представить даже гипотетически ситуацию, когда советский флот и ВВС атаковали бы авианосцы «вероятного противника» единичными крылатыми ракетами с обычными БЧ в реалиях тех лет (пика очередного обострения «холодной войны») вообще невозможно, поскольку ведение полномасштабных боевых действий НАТО против ОВД без применения ядерного оружия в 1970…1980-е гг. вообще не планировалось!

То есть, с одной стороны (если верить фильмам и рекламным проспектам) флот США имел на вооружении супер-пупер перехватчик со столь же грозными ракетами, а с другой (если смотреть на проблему сугубо реалистически, что в 1980…1990-е гг. мало кто мог себе позволить) — этот дальний, мощный и скоростной перехватчик не был способен толком решать ни одной поставленной перед ним задачи. Самое смешное — то, что F-14, похоже, оказался чуть ли не самым бесполезным самолетом для авиации ВМФ США, поскольку за свою почти 25-летнюю службу практически не применялся в реальных боевых действиях и его пилоты могут похвастаться весьма скромными достижениями. Здесь прослеживается почти полная аналогия между созданием и принятием на вооружение F-14 и УР AIM-54 «Феникс» и, например, японскими суперлинкорами типа «Ямато». Построенные в результате безмерного напряжения японской промышленности и затраты колоссальных финансовых средств, крупнейшие и самые мощные на тот момент в мире линкоры «Ямато» и «Мусаси» всю войну проторчали вдали от реальных театров боевых действий, ни разу не поучаствовав не только в каком-нибудь морском сражении, но даже и в мало-мальски значимой десантной операции, и в конце войны были бесславно потоплены авиацией. Одним словом, отковав себе трехметровый и десятипудовый меч ни один нормальный человек просто не сможет им драться…

19 августа 1981 г. «Томкэты» открыли свой боевой счет, в ходе так называемого «Инцидента в заливе Сидра» у берегов Ливии. Находившаяся в дозоре пара F-14A из эскадрильи VF-41 с авианосца «Нимиц» была наведена самолетом ДРЛО Е-2С «Хокай» на пару Су-22 ВВС Ливии, приближавшихся к району их патрулирования. По официальной версии, при сближении на встречно-пересекающихся курсах ведущий ливийской пары выпустил по «Томкэтам» УР Р-13, которая в цель не попала. F-14 развернулись и, используя УР «Сайдвиндер», сбили оба Су-22, пилоты которых катапультировались и остались живы.


Истребитель F-14A «Томкэт» из эскадрильи VF-41, экипаж которого 18 августа 1981 г. сбил два ливийских Су-22

4 января 1989 г., опять-таки у побережья Ливии пара F-14A из эскадрильи VF-32 с авианосца «Джон Кеннеди» сбила УР «Спарроу» и «Сайдвиндер» два МиГ-23 ВВС Ливии. Американцы поначалу утверждали, что первыми их атаковали ливийцы, но позднее выяснилось, что МиГ-23 выполняли патрульный полет, будучи невооруженными (не имея на подвесках ничего кроме ПТБ). Так что назвать этот эпизод «воздушным боем» язык не поворачивается.

В 1983 г. F-14A авиации ВМФ США принимали участие в операции «многонациональных сил» в Ливане. По сирийским данным огнем наземной ПВО было сбито три «Томкэта». Американцами эти потери, разумеется, не были признаны, хотя и была признана потеря одного А-7 и одного А-6. Возможно, речь идет не о сбитых, а о поврежденных самолетах этого типа, или эти F-14A числятся «потерянными в результате аварий» (под этой формулировкой американцы по сей день сплошь и рядом прячут «нежелательные» боевые потери авиатехники).

В 1986 г. «Томкэты» прикрывали ударные самолеты авиации ВМФ США в ходе налета на Триполи, но не имели при этом ни успехов, ни потерь.

Во время пресловутой «Бури в Пустыне», в январе 1991 г. американские F-14 выполнили 3 401 вылет на эскортирование своих ударных самолетов и обеспечение ПВО авианосных групп и 781 вылет на разведку. Единственной победой стал иракский вертолет Ми-8, сбитый 6 февраля 1991 г. F-14A из эскадрильи VF-41 с авианосца «Рэйнджер».

5 января 1999 г. пара F-14D из эскадрильи VF-213 с авианосца «Карл Винсон» попыталась атаковать пару МиГ-25 ВВС Ирака, оказавшихся в пределах установленной тогда у границ этой страны запретной для полетов зоне. Данный эпизод примечателен тем, что американцы выпустили по МиГам две УР AIM-54 — это была чуть ли не единственная за всю историю попытка американцев применить «Фениксы» по реальной цели.

Как пишут сами же американцы, иракские МиГ-25 без труда уклонились от выпущенных ракет и ушли на свою территорию, не приняв боя.

В 1999 г. американские F-14 применялись во время агрессии НАТО против Югославии, а с конца 2001 по 2006 гг. — в ходе войн в Афганистане и Ираке (в последних двух кампаниях F-14 использовались в том числе и для ударов по наземным целям), не добившись особых успехов.

Между тем, уже в 1989…1990 гг. руководству США стало ясно, что ведомый «перестройщиками» СССР начинает в одностороннем порядке сдавать свои позиции. В частности, советский ВМФ начал свертывать свою былую активность в Мировом Океане, а значит, вероятность пуска советских крылатых ракет по американским эскадрам или масштабных воздушных боев становилась и вовсе иллюзорной. В этих условиях F-14 и УР «Феникс» превращались для ВМФ США в те самые «чемоданы без ручки», которые и «нести тяжело и бросить жалко», тем более что наступило время всемерной оптимизации и сокращения военного бюджета.

С 1991 г. флот США прекратил закупку ракет «Феникс», а с середины 1990-х гг. началось массовое списание этих УР, которые перележали все сроки хранения и начали приходить в негодность (в частности, в ракетах начали разлагаться компоненты топлива). Согласно американским же данным крайние «Фениксы» были сняты с вооружения и списаны в конце 2004 г., почти за два года до снятия с вооружения самолета-носителя.

Что касается собственно F-14, то фирма «Грумман» долго носилась с его модернизацией. После F-14В, в 1988 г. флоту была предложена новая модификация — F-14D, с еще более усовершенствованным БРЭО. Планировалось закупить 304 новых F-14D и доработать до этого стандарта около 200 машин ранних модификаций. Но в конце 1991 г. министр обороны США Д. Чейни окончательно вычеркнул финансирование программы F-14D из военного бюджета. До этого момента флот США успел получить 37 новых и 18 модернизированных F-14D, причем все самолеты этой модификации могли использоваться как тактические разведчики — для них был разработан разведывательный контейнер TARPS.

К этому времени стал очевидным и тот факт, что наступает время мелких «полицейских» операций и локальных войн по всей планете. А для подобных операций ВМС США была нужна относительно дешевая, простая в обслуживании и пилотировании и «разумно-универсальная» машина, в которой ударные возможности должны были превалировать над истребительными, поскольку потенциальные жертвы «миротворческих акций» сильными ВВС и ПВО не обладали в принципе. Именно руководствуясь этим тезисом, опирающаяся на мощное военно-промышленное лобби, фирма «МакДоннел Дуглас» начала агрессивно продвигать на рынок свой F/A-18«Хорнет», первые варианты которого были приняты на вооружение в 1980 г. «Грумман» тоже пыталась что-то сделать — так к концу 1990-х гг. около 75 F-14В и F-14D было доработано в ударный вариант (носитель лазерных корректируемых бомб), названный «Bombcat». Данный вариант имел некоторые преимущества перед теми F/A-18. К примеру, большую продолжительность полета.

«Бомбкэты» в 2002…2006 гг. эпизодически применялись в Ираке и Афганистане и даже получили при этом положительные отзывы командования и летчиков, но принципиально это уже ничего не меняло. В середине 2000-х гг. командование ВМС США приняло решение (новое воплощение все той же старой идеи) сделать F/A-18 единым самолетом для авиации флота и морской пехоты, а его модификации отныне должны были заменить все типы самолетов, включая EA-6 «Проулер» (при этом американские морпехи не спешат расставаться со своими AV-8B, поскольку перспективы принятия на вооружение F-35 все еще не вполне ясны). Интересно, что последние модификации «Супер-Хорнета» F/A-18E/F обходятся налогоплательщикам даже дороже чем F-14D ($55 000 000 против $49 000 000 за один самолет, если брать за основу расценки 2004…2005 гг., с учетом инфляции), но это уже мало кого волнует, поскольку окончательное и бесповоротное решение было принято на самом высшем уровне.

22 сентября 2006 г. на авиабазе Оушена (шт. Виргиния) состоялась официальная церемония прощания с F-14, после чего оставшиеся самолеты окончательно сняли с вооружения.

Интересно, что ряд американских авторов (за которыми этот тезис бездумно повторяют и некоторые наши горе-историки) в этой связи придумали весьма оригинальное оправдание: они соглашаются с тем, что создание и производство F-14 и УР «Феникс» оказалось чрезмерно затратным и, в общем бесполезным, поскольку ни в каких реальных боевых действиях ни самолет, ни созданная под него ракета толком не использовались. Но в то же время, по их мнению, «F-14 и УР «Феникс» полностью выполнили поставленную перед ними политическую задачу». То есть они считают, что «проклятые коммунисты», узнав о принятии на вооружение «Томкэта» и «Феникса», испугались настолько, что были вынуждены модернизировать свои крылатые ракеты и самолеты-носители, а также срочно разрабатывать новые типы крылатых ракет и, в итоге, тем самым подорвали свою экономику и проиграли в «холодной войне».

Как можно прокомментировать этот бред, придуманный лишь из-за отсутствия реальных оправданий этой, во многом пустой, трате казенных средств? Вообще-то, как выяснилось, «холодная война» не кончилась и сейчас, а модернизация ракетно-ядерного арсенала СССР (ракет, боезарядов и носителей всех классов) в 1970…1980-е гг. проводилась в качестве глобального ответа на усиление военного присутствия США в различных регионах планеты (это был как раз период правления Р. Рейгана, объявившего СССР «аморальной и безбожной империей зла») и развертывание американцами в Западной Европе дополнительных средств доставки ядерного оружия, в частности крылатых ракет наземного базирования и «Першингов». И каким местом история F-14 вписывается в картину этого глобального военно-экономического противостояния двух геополитических систем, ясно не очень.

Любопытно, что F-14 невольно «похоронил» и своих создателей. Фирма «Грумман» неверно составила контракт (стоимость готовых изделий определялась без учета инфляции), и в итоге, к концу серийного производства «Томкэта» производители фактически вынуждены были приплачивать за каждый построенный самолет почти по миллиону долларов из своего кармана, то есть работать себе в убыток. В итоге это привело к разорению «Груммана» и поглощению ее конкурирующей фирмой «Нортроп».

По иронии судьбы, по-настоящему «Томкэты» повоевали совсем не там где предполагалось и совсем не так, как планировалось.

Шахский Иран в 1960…1970-е гг. был вернейшим союзником США на Ближнем Востоке. Шах Мохаммед Реза Пехлеви не имел недостатка в средствах (все-таки одна из крупнейших нефтедобывающих стран мира) и предпочитал оснащать свои вооруженные силы новейшими системами оружия американского и английского производства. Западные авторы считают, что решение о закупке F-14 для ВВС Ирана было принято из-за опасения по поводу возможности полетов советских МиГ-25РБ над территорией Ирана. При этом каких-либо конкретных фактов о таких полетах в отечественных источниках не имеется. Скорее дело тут во все той же рекламе — американцы явно стремились продать Ирану очень дорогой, но «единственный на тот момент истребитель западного мира, способный перехватить русские МиГ-25» и шах на эту рекламу согласился.

В начале 1974 г. ВВС Ирана подписали контракт на поставку 30 F-14А (в июне 1974 г. заказ увеличили на 50 машин, доведя их общее число до 80) и 400…700 (по разным данным) УР AIM-54 «Феникс». В апреле-мае 1974 г. первая группа иранских пилотов отправилась в США для переучивания на F-14А, а в Иран прибыло около тысячи американских специалистов для подготовки к приему новой техники. Для размещения «Томкэтов» были подготовлены авиабазы Шираз и Исфахан.

Поставленные в Иран F-14А оснащались улучшенными двигателями TF-30-P-414A и упрощенным БРЭО (поскольку полеты с палубы и взаимодействие с самолетами ДРЛО для этой модификации не предусматривалось) и окрашивались в трехцветный камуфляж пустынных тонов. Неофициально иранский вариант F-14А именовался «Ali-Cat» или «Персидский кот». Первые F-14А прибыли в Иран в январе 1976 г., а в мае 1977 г. в шахских ВВС их было уже не менее 12. Правда, 30 апреля того же года в результате летного происшествия разбился один иранский F-14А, а 14 ноября — второй. Экипажи катапультировались и остались живы. Причиной разные источники называют и отказ матчасти, и ошибки в пилотировании (в одном случае результатом аварии считают действия американского летчика-инструктора).

В августе 1977 г. на учениях иранский F-14А впервые поразил УР «Феникс» летевшую на высоте 15 км мишень BQM-34E (по некоторым данным пуск выполнили американские инструкторы). К началу 1979 г. Иран получил 79 F-14А из 80 заказанных (то есть с учетом 2 потерянных в авариях машин на вооружении ВВС Ирана находилось 77 самолетов этого типа) и 284 ракеты AIM-54 «Феникс».

11 февраля 1979 г. в Иране произошла исламская революция, в результате которой шах был свергнут и бежал из страны. На эксплуатации F-14А это событие сказалось самым негативным образом. Американцы немедленно прекратили обслуживание и поставки запчастей, а их специалисты покинули страну. При этом обучение иранского летного и технического персонала еще не было завершено и многие из тех, кто в момент начала исламской революции находился в США, отказались возвращаться на родину.

Через полтора года копившиеся десятилетиями взаимные претензии и попытки аятоллы Хомейни провести «экспорт» иранской исламской революции в соседние страны региона, привели к началу 22 сентября 1980 г. ирано-иракской войны.

ВВС Ирака в тот момент имели на вооружении 115 МиГ-21ПФМ и МиГ-21МФ, 80 МиГ-23, 36 «Мираж» F.1, 30 МиГ-17, 40 Су-7Б, 30 Су-22/Су-20, 12 Ту-22 и 15 «Хантеров».

ВВС Ирана в это же время располагали 77 F-14А , 150…180 «Фантомами» F-4D/E, 120…150 F-5E и 8 RF-4E. Иранские источники сначала указывали, что боеспособны были, если не все, то во всяком случае, большинство самолетов указанных типов. В реальности это было далеко не так, поскольку в первые полгода ирано-иракской войны ВВС Ирана располагали не более чем 140 боеспособными самолетами всех типов (75% из которых были F-5E). Причина — отсутствие запчастей и предшествовавшая революционная «чистка рядов» иранских ВВС и армии в целом. Летчики и авиатехники шахских ВВС были в основном выходцами из имущих слоев общества, в итоге многих из них без лишней волокиты и пенсий выпихнули на «гражданку». Те, кто наиболее скомпрометировал себя тесными связями со «старым режимом» (например, занимал командные должности) угодили в тюрьмы, при этом некоторых даже казнили.

Пришлось возвращать в строй уволенных специалистов и срочно ремонтировать технику путем перестановки узлов и агрегатов с одного самолета на другой.

В отношении боевого применения F-14А ВВС Ирана в ходе ирано-иракской войны ходит очень много слухов и легенд, причем даже авторы вроде бы солидных англоязычных изданий на эту тему позволяют себе употреблять фразы, типа «предположительно» или «по некоторым данным». При этом прежний саддамовский Ирак прекратил свое существование (и где теперь все тамошние архивы и документы — никому не известно), а все «утечки информации» 1990…2000-х гг., со ссылкой на иранские источники имеют понятную тенденцию в плане завышения иракских потерь и преувеличения собственных успехов. Поэтому ниже указаны лишь те факты, которые упомянуты одновременно в нескольких различных источниках или подтверждены обеими воюющими сторонами.

Сколько иранских F-14А в 1980…1981 гг. находилось в летном состоянии — точно неизвестно, разброс цифр в разных источниках от 4 до 25 машин, вероятнее всего одновременно могли летать не более 10…12 самолетов. Главной задачей «Али-кэтов» первоначально считалось прикрытие Тегерана от налетов иракских Ту-22. Затем F-14А начали применять и на других участках фронта как перехватчики, а также самолеты-лидеры при наведении на цель групп F-4D/E и F-5E, чему способствовало наличие на борту самолета весьма совершенной РЛС.

Уже в октябре-ноябре 1980 г. пилоты иранских F-14А отчитались об уничтожении от 10 до 11 иракских МиГ-23БН. Противником была признана потеря в этот период не более 3…4 самолетов этого типа, причем часть из них стала жертвами наземной ПВО Ирана. При этом иракцы признали потерю в воздушном бою 10 ноября 1980 г. одного МиГ-23БН (без указания типа самолетов противника, с которыми ВВС Ирака вели бой в этот день). Кроме того, по иранским данным, 20 октября 1980 г. экипаж F-14А майора Хазина сбил УР «Сайдвиндер» иракский МиГ-21МФ, при этом экипаж «Томкэта» на догоне влетел в обломки Мига, повредил левый двигатель и левую консоль и с трудом дотянул до базы. Иракская сторона потерю этого МиГа не подтвердила.

Первый F-14А, видимо, был потерян осенью 1981 г. над о. Харк, причем сбила самолет батарея иранских же ЗРК «Хок». В тот момент поблизости болтался американский палубный АВАКС Е-2С «Хокай» со своим прикрытием, которое активно ставило помехи. В итоге, ракетчики приняли «Томкэт» за иракский МиГ-25РБ (хотя согласно большинству имеющихся данных самолетов этого типа в составе ВВС Ирака в тот момент еще не было) и дали залп. Самое смешное, что в 1984 г. в том же месте, та же самая батарея «Хоков» сбила еще один F-14А, снова приняв его за иракский «Двадцать пятый»! Кстати, обе эти потери были признаны иранской стороной.

В 1982 г., согласно иранским данным, пилоты F-14 сбили 3 или 4 МиГ-25РБ ВВС Ирака. Если же верить иракским данным, в том году их ВВС имели лишь единичные МиГ-25РБ, которые еще находились в стадии освоения и толком не летали, а первый самолет этого типа был потерян иракцами только в 1985 г. При этом, согласно иракским данным, в марте 1982 г. один иранский F-14А был сбит в воздушном бою французской УР Матра R.550 «Мажик», по одной версии выпущенной иракским МиГ-21МФ (часть МиГ-21 ВВС Ирака была доработана под подвеску ракет этого типа), а по другой — «Миражом» F.1. Иранцы эту информацию, разумеется, не подтвердили.

В 1983 г., согласно западным источникам, в СССР из Ирака попали обломки сбитого F-14А и ракеты AIM-54 «Феникс». Если по поводу «Томкэта» данной информации можно поверить, относительно «Фениксов» есть большие сомнения. Так, иранцы утверждают, что еще в 1979…1980 гг. американская разведка с помощью своей агентуры устроила на территории Ирана (по-видимому, на складах авиабазы Шираз или Исфахан) некую диверсию, из-за которой иранские ВВС якобы «полностью утратили возможность применения ракет этого типа». Косвенным подтверждением этому является полное отсутствие данных о боевом применении «Фениксов» иранцами и фотографий этих ракет, подвешенных на иранских «Томкэтах» в период Ирано-иракской войны. То есть, вряд ли AIM-54 достались иракцам вместе со сбитым самолетом. Тем более что имеется еще и информация об угоне в Ирак в 1986 г. относительно комплектного иранского F-14А (причина угона банальна — очень крупная сумма в иностранной валюте и гарантии личной безопасности). А 11 августа 1984 г. иранский F-14А был сбит ракетой Р-60, выпущенной с только что полученного ВВС Ирака МиГ-23МЛ.

В целом, сразу после окончания ирано-иракской войны Иран объявил, что экипажи F-14А сбили за время этой войны до 45 летательных аппаратов противника (минимальная названая цифра – 35 самолетов и вертолетов), а сами потеряли в воздушном бою только один(!) «Томкэт», но зато было объявлено о том, что 12 F-14А было потеряно ВВС Ирана по «техническим причинам», главным образом из-за отказа двигателей в полете. При этом американские издания (явно в рекламных целях) писали в начале 1990-х гг., что только с помощью УР AIM-54 «Феникс» «Томкэты» ВВС Ирана сбили 11 иракских МиГ-21. И это при том, что сами иранцы по сей день не упоминают не единого факта реального боевого применения этих ракет в ходе ирано-иракской войны! Соответственно, самым результативным иранским асом, летавшим на F-14А во время Ирано-иракской войны долгое время считался майор Джалил Занди (впоследствии бригадный генерал ВВС Ирана, погибший в автокатастрофе в 2001 г.) который, по американским данным, якобы, сбил 11 (опять это магическое число!) иракских самолетов – 4 МиГ-23, 2 Су-22, 2 МиГ-21 и 3 «Миража» F.1. Как относиться к этой информации — непонятно, хотя точно известно, что в ВВС Ирана во время Ирано-иракской войны не было ни одного пилота «Томкэта», одержавшего более 1…2 побед.

К началу 2000-х гг., когда появилась кое-какая дополнительная информация, за иранскими «Томкэтами» по американским данным числилось уже всего лишь 11…12 побед. А с течением времени, по мере обнародования новых фактов, эти цифры еще более сократились и победная статистика стала куда более реальной. Так, согласно данным на начало 2010-х гг., F-14А ВВС Ирана в ходе Ирано-иракской войны сбили в воздушных боях 4…5 самолетов противника (подтверждения имеются на 2 «Миража» F.1, 1 МиГ-21 и 1 МиГ-23) и еще 4…5 самолетов противника повредили. Практически все победы были одержаны при помощи УР «Сайдвиндер» и «Спэрроу». Свои потери составили 3 F-14А сбитых в воздушных боях, еще 2 «Томкэта» было сбито иракской наземной ПВО, 4 — своей ПВО, 7 F-14А разбилось из-за отказов двигателей и ошибок при пилотировании, а еще 8 получили тяжелые повреждения.

Согласно иранским данным, в 1980 г. были боеспособны 77 F-14А (то есть весь наличный авиапарк, что вызывает очень большие сомнения), в середине Ираноиракской войны – 25 машин, а к концу войны — всего 7…9, то есть количество исправных «Томкэтов» в ВВС Ирана неуклонно снижалось.

По оценкам иракских летчиков и работавших в Ираке советских военных советников, иранские F-14А в ходе ираноиракской войны показали себя как достаточно опасные и сильные противники в воздушных боях (во многом благодаря хорошо подготовленным экипажам и мощному БРЭО), но не более того. В целом же F-14А не оценивался выше «Фантомов» ВВС Ирана (при том, что «Фантомы» в ходе ирано-иракской войны работали еще и по наземным целям), а в воздушных боях с более легкими МиГами и «Миражами» «Томкэты» никаких чудодейственных боевых свойств, а значит и особых преимуществ, не продемонстрировали, что и подтверждается равным счетом побед сторон в воздушных боях, а также тем, что пилоты более простых и применявшихся куда интенсивнее иранских «Фантомов» и F-5E одержали на порядок больше побед (за ними, по разным данным, числится не менее 50 сбитых самолетов противника). При этом подтвержденных удачных перехватов иракских Ту-22 и МиГ-25РБ за иранскими «Томкэтами» практически не числится, разрекламированные УР AIM-54 «Феникс» в реальном бою иранскими ВВС ни разу не применялись, а надежность силовой установки F-14, судя по количеству потерянных по этой причине F-14А, была довольно низкой.

F-14А состоят на вооружении ВВС Ирана и в настоящее время. При этом известны минимум 3 катастрофы, в которых было потеряно по одному иранскому F-14А: 6 апреля 1991 г., 24 июня 2004 г. и 26 января 2012 г. Во всех трех случаях экипажи погибли.

Точное количество сохранившихся в строю ВВС Ирана F-14А неизвестно. В 2010 г. пресс-служба ВВС Ирана заявляла о том, что весь наличный парк «Томкэтов» (то есть 50…56 машин) полностью отремонтирован и боеготов. Якобы, на заводах HESA (Iran Aircraft Indastries) удалось развернуть производство до 70% необходимых запчастей для капитально-восстановительных ремонтов F-14А (в том числе двигатели и элементы БРЛО) и даже копии УР «Спарроу»! Последняя информация вызывает большие сомнения, хотя бы потому, что, судя по фото последнего периода, многие иранские F-14А используют в качестве вооружения некие УР местного производства, сделанные на базе ракет ЗРК «Усовершенствованный Хок». Что же касается количества исправных F-14А в ВВС Ирана, то 10…15 машин этого типа (часть которых перекрашена в новый камуфляж серо-голубых оттенков) постоянно участвуют в показательных учениях, выставках боевой техники и прочих публичных мероприятиях. То есть, реально в наличии у ВВС Ирана, видимо имеется не менее 25…30 исправных «Томкэтов», замены которым пока не предвидится. Так что запутанная история этого самолета еще далеко не окончена.

Интересно, что американцы, списав в 2006 г. свои «Томкэты», поспешили утилизировать большинство машин этого типа, дабы запчасти каким-то образом не попали в руки иранцев. Отношения между этими двумя странами до сих пор остаются, мягко говоря, недружественными…

Список статей