Список статей

Владимир ИЛЬИН

«Фантомы» в бою

Вьетнам

Первой войной с участием истребителя F-4 «Фантом» 2 стал Вьетнам. Именно там эта машина получила мировую известность. И именно во Вьетнаме «Фантомы» потерпели наиболее жестокие поражения…

После «Тонкинского инцидента» — короткого боевого столкновения американских эскадренных миноносцев «Мэдокс» и «Тернер Джой» с вьетнамскими торпедными катерами 2 августа 1964 г. — США приняли решение о начале воздушной войны против ДРВ, оказывающей помощь повстанцам Южного Вьетнама — союзника США. 5 августа 1964-го на базу торпедных катеров Вине обрушились первые американские бомбы. Однако в течение 1964-го по Северному Вьетнаму было нанесено лишь несколько воздушных ударов: перед началом полномасштабной войны США требовалось провести перегруппировку и наращивание сил в регионе. Уже к началу февраля 1965-го у берегов Вьетнама было сосредоточено три ударных авианосца с 238 самолетами (в том числе истребителями F-4B «Фантом» и F-8A «Крусэйдер») и 33 корабля охранения. В феврале с о. Окинава на южновьетнамскую авиабазу Дананг началась переброска 1-го авиакрыла морской пехоты США, в состав которого входило 15 истребителей F-4B. Одновременно на южновьетнамских авиабазах приземлялись эскадрильи ВВС США, оснащенных F-100, F-105 и F-4C.

На первом этапе боевых действий «Фантомы» привлекались как для сопровождения истребителей, так и для нанесения ударов по наземным целям. F-4B применялись в основном для эскортирования палубных штурмовиков («Скайрейдер» и «Скайхок») и защиты авианосных соединений от возможных контрударов вьетнамской и китайской авиации.

В начальный период войны ВВС и войска ПВО Северного Вьетнама располагали лишь 25 истребителями J-5 (МиГ-17Ф китайского производства), несколькими МиГ-15бис и Ил-28. Естественно, столь незначительные силы не могли оказать сколько-нибудь серьезного противодействия американцам, летавшим в небе Вьетнама как у себя дома. Однако при помощи советских и китайских военных специалистов вьетнамцы вскоре нашли тактику использования своих малочисленных истребителей, позволявшую даже в условиях многократного численного превосходства противника наносить ему болезненные удары. Небольшие группы «мигов» барражировали на малой высоте, вне зоны видимости РЛС неприятеля.

При появлении вражеских самолетов «МиГи» «из засад» неожиданно атаковали его боевые порядки, расстреливая из пушек тяжело груженные бомбами ударные самолеты.

Впервые «Фантомы» встретились с вьетнамскими МиГ-17 2 апреля 1965 года (столкновение закончилось безрезультатно). Первый «настоящий» бой состоялся 9 апреля и завершился для «Фантомов» весьма печально. В американской версии он протекал следующим образом: в 8 часов 40 минут истребитель F-4B, взлетевший с авианосца «Рэйнджер», был атакован над морем четырьмя вьетнамскими МиГ-17. Ракетой «Спэрроу» удалось сбить один из них, однако вскоре другой истребитель зашел в хвост «Фантому» и поразил его очередью из пушки. Экипаж американского самолета — летчик Т. Мэрфи и оператор Р. Фэган — погибли. Однако есть и другая, китайская, версия этого боя, представляющаяся автору более достоверной. В соответствии с ней американский воздушный патруль, состоявший из восьми F-4B, вторгся в воздушное пространство над территориальными водами не Вьетнама, как следовало из американского сообщения, а КНР (в районе острова Хайнань, лежащего в Тонкинском заливе напротив вьетнамских берегов). Возможно, американцы умышленно провоцировали китайцев на решительные действия, надеясь «преподать им урок» и сделать их более осторожными в военной поддержке ДРВ. Но урок оказался сорванным: в начале боя экипажу лейтенанта Мэрфи действительно удалось повредить ракетой «Спэрроу» один из «МиГов» (который, кстати, не был сбит). Однако другой «Фантом», выпустив ракету «Сайдуиндер» по другому китайскому истребителю, по ошибке попал в F-4B, пилотируемый Мэрфи, и отправил его на дно Тонкинского залива.

12 мая американцы взяли реванш за первую неудачу: 12 F-4B вторглись в провинцию Юньнань (юго-западный Китай) и сбили один J-5, выполнявший тренировочный полет (в ответ на протест китайцев американцы объявили, что «МиГ» был уничтожен над территорией ДРВ, в зоне боевых действий.)

4 июня «Фантомы» вновь встретились с воздушным противником над Вьетнамом: звено МиГ-17Ф над городом Ву-Бан (провинция Хуа-Бинь) атаковало тройку F-4B. Один «Фантом» уклонился от боя и, дымя двигателями, работавшими на форсаже, ушел на восток. Два других американских самолета втянулись в ближний бой на виражах, где более маневренные «миги» имели преимущества, и вьетнамцы не замедлили ими воспользоваться. После разворота на 180° ведущий вьетнамского звена открыл с дистанции 1000…1200 м огонь по одной из американских машин. Вскоре он сблизился с противником на 700 м и вновь дал очередь из пушек. F-4B, стремясь выйти из-под обстрела, энергично маневрировал по высоте и курсу. Второй американский истребитель, следовавший за своим ведущим, предпринял отчаянную попытку выручить командира, пытаясь сзади, с дистанции 400…500 м атаковать «МиГ» (задача совершенно невыполнимая, так как минимальная разрешенная дальность пуска УР AIM-9B «Сайдуиндер» значительно больше). Ведомый МиГ-17 открыл заградительный огонь из пушек, и второй американский истребитель был вынужден выйти из-под обстрела, выполнив энергичный разворот со снижением. Тут же за ним последовал и первый F-4B, получивший несколько снарядных попаданий (по сведениям вьетнамского командования, этому «Фантому» не удалось дотянуть до своего аэродрома и он упал на территории Лаоса). Подошедшее на помощь «Фантомам» звено американских самолетов, опознанных вьетнамцами как F-101 «Вуду», также было атаковано «мигами», но не приняло бой и, воспользовавшись преимуществом в скорости, скрылось в западном направлении.

Следующий воздушный бой с участием «Фантомов», произошедший 17 июня над городом Нинь-Бинь, был более скоротечным. В ходе него четырем МиГ-17Ф удалось атаковать с задней полусферы и с близкой дистанции сбить два F-4B. При этом американцы не проявляли особой активности и довольно беспорядочно стремились выйти из боя. Вьетнамцы потерь не понесли, хотя их боевой порядок также был нарушен, а управление звеном утеряно. При возвращении на свой аэродром два вьетнамских летчика катапультировались из-за полного израсходования топлива, а один МиГ-17 совершил вынужденную посадку.

10 июля 1965 г. открыли боевой счет и F-4C ВВС США, сбив два МиГ-17 и не понеся при этом потерь.

В дальнейшем встречи в небе Северного Вьетнама «МиГов» и «Фантомов» стали обычным явлением. Так, 20 сентября 1965 г. над железнодорожной станцией Кеп (севернее Ханоя) появилась группа американских самолетов, которая была обнаружена вьетнамской РЛС П-35. Часть «Фантомов» с бомбовым вооружением атаковала станцию. Их прикрытие обеспечивала еще одна пара F-4B, барражировавшая на высоте 3000…4000 м. В воздухе находилось дежурное звено вьетнамцев — четыре МиГ-17Ф, которое и было наведено на противника. Визуально обнаружив американцев, ведущий первой вьетнамской пары спикировал с высоты 6000 м и атаковал F-4B, выполнявший в это время заход на бомбометание. С 500 м МиГ-17 открыл огонь, после чего «Фантом» левым разворотом со снижением стал уходить из-под обстрела. Вьетнамский летчик продолжал «сидеть на хвосте» у противника и с дистанции 400 м выпустил вторую очередь. «Фантом» задымил, но продолжал полет. Третьей длинной очередью с 200 м он был, наконец, добит.

Вторая пара «МиГов» завязала бой на высоте 3000 м, когда один из американских самолетов выходил из атаки, а второй — только входил в пикирование для захода на бомбометание. Командир вьетнамского звена атаковал отбомбившийся самолет, несколько преждевременно открыв огонь с дистанции 1200 м. Американский летчик, обнаружив на хвосте у себя «МиГ», включил форсаж и скрылся.

В целом для первого этапа войны в воздухе, пока «на сцену» еще не вышли МиГ-21 и не началось массовое применение ЗРК, американская авиация в небе Вьетнама вела себя довольно беспечно, не рассматривая малочисленные МиГ-17 (в том числе и появившиеся в 1966 г. J-5A, МиГ-17ПФ с радиоприцелом) как серьезную угрозу. Часто «Фантомы», выполнявшие роль эскорта, также загружались бомбами, что иногда приводило к потерям, как это и случилось 20 сентября. Вьетнамцы стремились держать «миги» на малой высоте, где маленькие камуфлированные самолеты были визуально менее заметны и совсем невидимы для бортовых РЛС американцев, не обладавших возможностью обнаруживать цели на фоне земли. Внезапно атакуя истребители-бомбардировщики, они заставляли их избавляться от бомб и, сближаясь на короткую дистанцию, расстреливали из пушек.

Истребители сопровождения, занимавшие более высокий эшелон, часто просто не успевали вступить в бой с «мигами». Это заставило американцев изменить тактику и также снизить группы прикрытия до малых высот (находясь на одном уровне или ниже вьетнамских истребителей, «Фантомы» могли их «видеть» при помощи своих РЛС или визуально на фоне неба). Используя более высокую скорость, F-4 сближались с противником и поражали его ракетами, после чего также стремительно выходили из боя. Если же бой выливался в «карусель» на виражах, то преимущество переходило к вьетнамцам, которые быстро сближались с противником на дистанцию менее 1000 м, где F-4, не имевшие пушек, были практически безоружны.

Однако вскоре американцы вновь усовершенствовали свою тактику: несколько «Фантомов» принимали ближний бой, при этом одно из звеньев позволяло «затянуть» себя в вираж, а другое быстро набирало высоту и оттуда атаковало «миги» ракетами «Спэрроу». Потеряв в подобной ситуации шесть истребителей, вьетнамцы перешли к ранее проверенной тактике внезапных одноразовых ударов «из засады» с последующим быстрым выходом из боя.

В конце 1966-го по рекомендации советских военных специалистов авиация ДРВ выдвинула рубеж перехвата непосредственно к границам страны, где американские самолеты следовали еще в плотных боевых порядках. Другим нововведением стада практика засад на земле, разработанная с участием китайцев: МиГ-17 взлетали с аэродромов подскока и атаковали противника, следовавшего в плотном строю, после чего быстро снижались и, маскируясь рельефом местности, возвращались на свой аэродром.

За первые четыре месяца 1966 года в воздушных боях было сбито 11 американских самолетов различных типов, в то же время вьетнамцы, в основном в боях с «Фантомами» потеряли девять МиГ-17.

С февраля 1966-го основными противниками F-4 стали сверхзвуковые МиГ-21Ф-13 и МиГ-21ПФ-В (вариант МиГ-21ПФ в «тропическом исполнении»), так же, как и американские самолеты, оснащенные ракетным оружием — УР Р-3С с ТГС или блоками с НАР С-5. Однако командование ВВС и ВМС США продолжало возлагать большие надежды на F-4, считая, что мощное вооружение, совершенная бортовая РЛС, высокие скоростные и разгонные характеристики в сочетании с новыми тактическими приемами обеспечат «Фантомам» превосходство над самолетами противника. Но при столкновениях с более легкими МиГ-21 «Фантомы» начали терпеть очевидное поражение. С мая по декабрь 1966 г. США потеряли в воздушных боях 47 самолетов, уничтожив при этом лишь 12 истребителей противника. Сказалась большая нагрузка на крыло и несколько меньшие на средних высотах угловые скорости разворотов американских истребителей (в период войны во Вьетнаме часть советских авиационных специалистов считала, что F-4 превосходит МиГ-21 в горизонтальном маневре, однако сами американцы впоследствии признали: «Фантом» в целом уступает «мигу» на виражах). Кроме того, сказались и ограничения по эксплуатационной перегрузке (6,0 против 8,0 у МиГ-21ПФ) и допустимым углам атаки, а также худшая управляемость американской машины.

Не обладал F-4 и преимуществом по тяговооруженности (при нормальной взлетной массе она составляла 0,79 у МиГ-21ПФ и 0,74 у F-4В). В то же время, к достоинствам «Фантома», проявившимся во Вьетнаме, относились несколько лучшие разгонные характеристики (F-4F разгонялся со скорости 600 км/ч до 1100 км/ч за 20 с, а МиГ-21ПФ — за 27 с), немного более высокая скороподъемность, лучший обзор из кабины и наличие второго члена экипажа, который следил за воздушной обстановкой и своевременно предупреждал командира об угрозе со стороны задней полусферы.

Первый бой с участием МиГ-21 произошел во Вьетнаме 23 апреля 1966 г. и закончился безрезультатно. А 26 апреля «Фантому» удалось сбить первый МиГ-21, открыв счет в многолетнем поединке этих истребителей, продолжавшемся на фронтах многих локальных войн на протяжении более чем двух десятилетий. Появление новых «мигов» заставило американское командование шире привлекать «Фантомы» для сопровождения ударных самолетов, отказаться от оснащения эскортных F-4 бомбовым вооружением.

МиГ-21 обычно атаковали противника на сверхзвуковой скорости (М=1,1…1,2) выполняя ракетный пуск из задней полусферы и быстро отрываясь от возможного преследования. Такой тактике, требовавшей высокой подготовки летчиков и офицеров наведения наземного КП, «Фантомам» трудно было что-либо противопоставить. Применялись и совместные действия с МиГ-17, вытеснявшими противника с малых высот на средние, где его атаковали МиГ-21.

Вот как описывает воздушный бой с МиГ-21, произошедший 14 июля 1966 г., капитан Вилл Швендер: «Во главе звена F-4C я вылетел с авиабазы Тахли. Вооружение моего самолета состояло из четырех «Спэрроу» и четырех «Сайдуиндеров», под крылом висело два бака, еще один был размещен под фюзеляжем. Дозаправившись над Лаосом от КС-135, мы встретились с тройкой «Тандерчифов», целью которых был аэродром в Шаг Йен (сопровождение этих самолетов являлось нашей задачей).

Неожиданно ведущий группы «Тандерчифов» сообщил, что ему угрожает опасность (какая именно, я не успел разобрать). Решив, что речь идет о зенитных ракетах противника, я собирался облетать угрожаемый район справа. Однако после разворота на 180°, третий самолет моего звена сообщил: «МиГ», «восемь часов» (способ определения направления на цель, когда ее азимут уподобляется часовой стрелке), приближается к нам!» Быстро развернувшись влево, я оглянулся через плечо и увидел блеск анодированного металла стремительно пикирующего «мига». Резко отвернув вправо, я сбросил подкрыльевые баки, приготовившись к атаке, однако противник исчез в плотной облачности. Вскоре в направлении «два часа» я увидел МиГ-21, приближающийся к «Тандерчифам». Сообщив о нем командиру группы истребителей-бомбардировщиков и продолжая правый вираж, я начал сближение с противником с таким расчетом, чтобы мой оператор Дуан Батгел смог провести его захват радиоприцелом.

Вскоре Дуану это удалось, я нажал на гашетку, пустив УР «Спэрроу» и в тот же момент краем глаза заметив на экране РЛС исчезновение отметки цели. Раздался возглас оператора: «Слишком мала дистанция!». В течение считанных мгновений я переключил тип оружия и вновь нажал на гашетку, выпустив в противника «Сайдуиндер», хотя знал, что цель слишком близка, да ракурс для атаки неподходящий. Ракета прошла над кабиной «мига», не разорвавшись, но оповестив своим появлением противника о том, что он обнаружен. Вьетнамский летчик, включив форсаж, резко ушел вправо. Видимо, так и не разобравшись, где «Фантом», МиГ-21 стал стремительно набирать высоту, увеличивая дистанцию между нами. Вскоре он стал выглядеть как яркое светящееся пятно на фоне голубого неба — отличная мишень для ракет с ТГС. Запустив второй «Сайдуиндер», я от злости заскрежетал зубами, поняв, что ракета идет мимо цели, но тут же взял себя в руки и произвел пуск третьей ракеты. «Миг», уклоняясь от ракет, волчком вертелся среди оставляемых ими дымных шлейфов. «Дуан, мы снова промахнулись», — сказал я в отчаянии своему напарнику, но в этот момент на месте вьетнамского истребителя возник огромный огненный шар. Уклоняясь от горящих осколков, среди которых падали и целые части крыльев, я отвернул вправо…»

Как видим, американским летчикам удалось одержать верх благодаря тому, что они постоянно видели противника, а он не смог их своевременно обнаружить (сказался плохой обзор назад из кабины МиГ-21ПФ).

В 1967 г. американцы сумели несколько повысить профессиональную (в первую очередь — тактическую) подготовку своих летчиков-истребителей. В боевые эскадрильи начали поступать усовершенствованные самолеты F-4D (первыми на ТВД весной 1967 г. новую технику получило 8-е истребительное авиакрыло), а 5 июня истребитель F-4D открыл боевой счет самолетов этой модификации, сбив над Ханоем МиГ-17.

За первое полугодие 1968 г. в 40 боях вьетнамцам удалось уничтожить 25 самолетов противника. Всего на первом этапе воздушной войны, с апреля 1965-го по ноябрь 1968-го, над Вьетнамом было проведено 268 воздушных боев, в ходе которых было сбито 244 американских и 85 вьетнамских самолетов. 46 боев произошло между МиГ-21 и «Фантомами», и их итог оказался неутешительным для американских истребителей — потери составили 27 F-4 и 20 МиГ-21.

В мае 1968 г. начались вьетнамо-американские переговоры в Париже, следствием которых стало прекращение с 1 ноября 1968 г. бомбардировок ДРВ. В небе Вьетнама установилось относительное затишье, вся острота вооруженной борьбы переместилась в джунгли юга. С декабря 1968 г. по апрель 1972 г. произошло всего пять воздушных боев, в том числе четыре боя — в 1971 г. (сбито по одному истребителю F-4 и МиГ-17, а также самолет передового авианаведения OV-10A «Бронко»). Возникшая пауза была использована обеими сторонами для качественного усиления истребительных группировок.

С 1968 г. ВВС США во Вьетнаме начали получать истребители F-4E, имеющие улучшенные маневренные характеристики и встроенное пушечное вооружение. В 1970-м 388-е и 366-е истребительные авиакрылья ВВС, размещенные на авиабазе Дананг, были практически полностью переоснащены новыми самолетами. Авианосцы ВМС США, участвующие в боевых действиях, также получили на вооружение усовершенствованные палубные истребители F-4J. Вьетнамским ВВС Советский Союз передал истребители МиГ-21ПФМ с подвесным пушечным контейнером ГП-9. Несколько позже в ДРВ поступили МиГ-21МФ и МиГ-21МФЛ со встроенной пушкой ГШ-23. Китай в 1968…1969 гг. предоставил Вьетнаму 44 истребителя J-6 (лицензионный вариант МиГ-19). Стороны копили силы перед новыми схватками в небе…

Убедившись в невозможности добиться качественного превосходства над истребителями противника, американцы сосредоточили основные усилия на совершенствовании боевого мастерства пилота. ВВС организовали специальные курсы переподготовки по программе «Ред Флэг», в ходе которой отрабатывали воздушные бои с эскадрильями «Агрессор», оснащенными истребителями Нортроп F-5A, имитирующими самолеты МиГ-21. Для летчиков морской авиации по инициативе капитана Фрэнка Аулта в 1969 г. была организована «Школа истребительного вооружения ВМС», известная как школа «Топ Ган» (и знакомая многим в России по одноименному фильму), где в течение пяти недель проходило интенсивное «натаскивание» летчиков в условиях, максимально приближенных к боевым.

В июне 1971 г. США возобновили налеты на Северный Вьетнам, а к январю 1972-го, по данным ВВС США, с начала войны было потеряно 362 самолета F-4 всех модификаций (не ясно, входят ли в это число «Фантомы» военно-морского флота, или оно относится лишь к истребителям военно-воздушных сил). В марте-апреле 1972-го началось массированное и весьма успешное наступление Вьетконга на юге страны. Стремясь предотвратить крах сайгонского правительства, американцы усилили бомбардировки ДРВ. Весной 1972 г. провели широкомасштабную воздушную операцию «Лайнбэкер»-1, в ходе которой по северовьетнамским коммуникациям и аэродромам было нанесено в общей сложности около 40 хорошо спланированных, мощных бомбовых ударов, значительно ослабивших боевые возможности авиации ДРВ. Вновь разгорелись ожесточенные воздушные бои между «Фантомами» и «Мигами».

16 апреля два МиГ-21МФ вступили в бой с 12 «Фантомами» (оба вьетнамских самолета были сбиты).

27 апреля звено F-4 встретилось с парой МиГ-21 и в завязавшемся бою потеряло один самолет.

6 мая пара «Фантомов» перехватила два истребителя МиГ-17, пытавшихся атаковать штурмовики А-7. Один «МиГ» удалось сбить.

В тот же день звено F-4 вступило в бой с четверкой МиГ-21, при этом по одному из «МиГов» было выпущено шесть ракет, однако ловкий вьетнамец сумел от них увернуться (лозунг «хочешь жить — умей вертеться» имеет непосредственное отношение к летчикам-истребителям). Впоследствии залпом еще трех американских ракет МиГ-21 все же был сбит, но летчик благополучно катапультировался.

Кульминацией воздушной войны стало 10 мая, когда авиация ДРВ выполнила 64 боевых вылета, проведя 15 воздушных боев, в результате которых было сбито семь «Фантомов» (три на счету МиГ-21, три — J-6 и один — МиГ-17). При этом «Фантомам» удалось уничтожить два МиГ-21, два МиГ-17 и один J-6.

В ходе одного из боев 10 мая звено МиГ-17 подняли на деблокирование соседнего аэродрома. «МиГи» скрыто, на предельно малой высоте вышли на цель и с первой атаки сбили один «Фантом». Вторая пара звена втянулась в маневренный воздушный бой с четверкой F-4, закончившийся потерей одного МиГ-17. Однако это позволило поднять в воздух с блокированного аэродрома пару МиГ-21, которые с горки на высоте 2 км атаковали пару F-4 и сбили оба «Фантома», израсходовав лишь две ракеты Р-3С.

11 мая пара МиГ-21, игравшая роль «приманки», вывела четверку F-4 на «засаду», состоявшую из двух барражировавших на малой высоте МиГ-21. «Миги» стремительно атаковали «Фантомы» и тремя ракетами сбили два самолета противника.

18 мая вьетнамская авиация совершила 26 боевых вылетов и провела восемь воздушных боев, стоивших американцам четырех «Фантомов», вьетнамские истребители в тот день потерь не понесли. Во время одного из боев пара МиГ-21 перехватила звено «Фантомов». Ведущий вьетнамской пары капитан Игы с полупереворота атаковал и сбил F-4 одной ракетой.

13 июня звено МиГ-21 перехватило группу «Фантомов». Вклинившись в боевой порядок американцев, два вьетнамских истребителя вызвали у противника панику: «Фантомы» нарушили строй и начали беспорядочно маневрировать. В это время вторая пара «Мигов» выполнила ракетную атаку и сбила два F-4.

Летом 1972 г. интенсивность воздушных боев пошла на убыль, схватки в воздухе стали носить более эпизодический характер. Так, 12 июня звено «Фантомов» провело бой с парой МиГ-21 и потеряло один самолет. На следующий день произошло еще два боя, стоившие американцам еще двух F-4 (вьетнамская сторона потерь не понесла).

По американским данным, с июля по сентябрь 1972 г. в воздушных боях над Северным Вьетнамом самолеты ВВС и ВМС США уничтожили 17 истребителей противника, в том числе 11 МиГ-21, четыре МиГ-17 и два J-6, потеряв при этом 11 «Фантомов» — девять самолетов ВВС и два ВМС. Причем, наиболее результативными оказались, как ни странно, не новейшие F-4E, а более старые F-4D, на счет которых было записано девять побед в воздухе (семь — над МиГ-21 и две -над J-6). F-4J сбили один МиГ-21 и четыре МиГ-17, a F-4E -три МиГ-21. Ракетами «Спэрроу» было сбито восемь МиГ-21, «Сайдуиндерами» — три МиГ-21, два J-6 и четыре МиГ-17.

В результате «воздушного наступления», предпринятого американцами весной и летом 1972 г., к осени на театре боевых действий 360 тактическим истребителям ВВС США и 96 истребителям ВМС, большую часть которых составляли «Фантомы» последних модификаций, противостояло лишь 187 истребителей ДРВ (МиГ-17, МиГ-21 и J-6), из них только 71 самолет (31 МиГ-21 и 16 МиГ-17) являлся боеспособным.

В сентябре 1972 г. произошел единственный воздушный бой, в котором с вьетнамской стороны против «Фантомов» действовал советский летчик. На двухместном учебно-тренировочном самолете МиГ-21УС, не имевшем вооружения, вьетнамский летчик-истребитель и советский инструктор отрабатывали технику пилотирования. На удалении 8 км от своего аэродрома они получили предупреждение о приближении к зоне на малой высоте звена «Фантомов». К этому времени в баках «Мига» оставалось лишь 800 л топлива. Стремясь выйти из-под удара, летчик-инструктор выполнил бочку со скольжением, чем сорвал атаку первой американской пары. Затем МиГ-21УС был дважды атакован самолетами второй пары противника, однако на форсированном вираже он вновь ушел из-под удара, и ракеты прошли мимо. Третья атака американцев также оказалась безрезультатной, но энергичное маневрирование «МиГа» у самой земли с включенной форсажной камерой съело последние остатки топлива, и экипаж принял единственно возможное решение — катапультироваться. Во время набора высоты двигатель самолета неожиданно остановился, и в этот момент в «МиГ» попала ракета, выпущенная с F-4. К счастью, экипажу удалось благополучно приземлиться на парашютах.

В декабре американцы, уже отчаявшиеся добиться военной победы, приступили к осуществлению последней широкомасштабной операции — «Лайнбэкер»-2, направленной на то, чтобы выторговать на мирных переговорах в Париже определенные условия, «спасти лицо». Планировалось дальнейшее разрушение инфраструктуры Северного Вьетнама и выведение из строя его военных объектов при помощи массированных ударов с воздуха с привлечением большого числа стратегических бомбардировщиков Боинг В-52.

Однако подготовку столь мощного удара, как «Лайнбэкер»-2, не удалось провести незаметно. Это дало возможность вьетнамской стороне (точнее, советским военным специалистам, осуществлявшим «интеллектуальное» обеспечение войны в воздухе), разработать ряд контрмер тактического порядка, лучше организовать систему управления истребительной авиацией. Сюрпризом для американцев явилось и использование МиГ-21 с замаскированных площадок подскока, куда самолеты доставлялись на внешней подвеске вертолетов Ми-6, а стартовали при помощи пороховых ускорителей.

За 12 суток операции «Лайнбэкер»-2 в ходе восьми воздушных боев было сбито семь американских самолетов (в том числе четыре «Фантома») и три вьетнамских МиГ-21. При этом «Двадцать первые» старались не ввязываться в бои на виражах, а после выполнения перехвата на «сверхзвуке» оставляли поле боя.

22 декабря 1972 г. на перехват американцев было поднято два МиГ-21, один из которых был сбит «Фантомом».

23 декабря в воздух поднялись четыре МиГ-21, сбившие один F-4.

27 декабря вьетнамская истребительная авиация вновь вступила в бой с американскими самолетами, уничтожив два «Фантома».

Во время налетов В-52 на Ханой F-4 несколько раз играли роль ложных целей: звено F-4, имевшее хорошую слетанность, шло плотным строем, имитируя на экранах вьетнамских РЛС полет одной большой цели класса «бомбардировщик». Когда на мнимый В-52 наводили перехватчики, цель исчезала в воздухе, развалившись на четыре самолета, которые сами контратаковали вьетнамские истребители.

Всего в 1972 г. между американскими и вьетнамскими самолетами произошел 201 воздушный бой, в результате было потеряно 54 вьетнамских истребителя (36 МиГ-21, один МиГ-21УС, 12 МиГ-17 и пять J-6) и 90 американских машин (в том числе 74 истребителя F-4 и два разведчика F-4C). МиГ-21 уничтожили 67 самолетов противника, на счету МиГ-17 и J-6, соответственно, 11 и 12 американцев.

27 января 1973 г. США объявили о выводе войск из Вьетнама, фактически признав свое поражение.

Война породила своих героев. Наиболее результативным экипажем «Фантома» во Вьетнаме стали летчик С. Ричи и оператор Ч. Бельвью, сбившие по пять «Мигов» (кроме того, еще один самолет противника Ч. Бельвью сбил с другим летчиком). Своеобразным рекордсменом среди вьетнамцев явился летчик Ха Ван Тьюк, вступивший на своем МиГ-21 в бой с 36 самолетами противника и сбивший при этом самолет командира американского истребительного авиакрыла полковника Д. Фалина.

Следует признать, что соперничество МиГ-21 и «Фантома» во вьетнамском небе завершилось поражением американской машины: истребителям F-4 за весь период боевых действий с 1966 по 1972 гг. удалось сбить лишь 54 самолета МиГ-21, за этот же период «двадцать первые»уничтожили 103 «Фантома». При этом нужно учесть, что потеря одного американского самолета, как правило, приводила к гибели или пленению двух членов экипажа. Кроме того, «Фантом» обходился американским налогоплательщикам в сумму, во много раз превышающую стоимость одного МиГ-21.

Хотя успехи «Фантома» в качестве истребителя завоевания превосходства в воздухе во Вьетнаме оказались весьма скромными, в роли тактического ударного самолета F-4 проявил себя хорошо. «Фантомы» широко привлекались для ударов по особо важным объектам (мостам, электростанциям), а также к борьбе с железнодорожными перевозками противника. Для решения этих задач самолеты, как правило, вооружались свободнопадающими бомбами и НАР калибром 70 и 127 мм. С апреля 1965 г. над железными и шоссейными дорогами Вьетнама стала практиковаться «свободная охота» пар или звеньев «Фантомов». Самолеты непрерывно прочесывали коммуникации противника, местами полностью парализуя всякое движение в светлое время суток.

Другой работой для «Фантомов» стала борьба со средствами противовоздушной обороны, основу которой на первом этапе боевых действий составляли пулеметы калибром 14,5 мм и зенитные орудия калибром 37, 57, 76 и 100 мм, оказавшиеся достаточно эффективными для борьбы как с поршневыми, так и с реактивными самолетами. Однако главной неожиданностью для американцев стали зенитные управляемые ракеты, способность которых поражать тактические самолеты ранее недооценивалась. В течение лишь одного года, с 7 февраля 1965 г. по 7 февраля 1966 г. американцы потеряли в небе ДРВ около 460 боевых самолетов, из них 90 пришлось на долю ЗРК С-75. Средства массовой информации США продемонстрировали свою «объективность», сообщив о потере в 1965 г. лишь 275 самолетов. Не отстали от них и вьетнамцы, оповестившие мир об уничтожении с августа 1964 г. по январь 1965 г. 850 «американских стервятников».

Первые три «Фантома» были сбиты ЗРК С-75 24 июля 1965 г. над провинцией Шанхай (северо-восточнее Ханоя). Стрельбу вели советские расчеты (командиры — подполковники В. Можаев и И. Проскурин). Для борьбы с ЗРК потребовалась разработка специального оружия и тактики, широкое применение ложных маневров и сам о летов-приманок, которые вызывали огонь на себя, что позволяло установить расположение ПУ ракет (чаще в роли таких «подсадных уток» выступали маневренные «Фантомы», но иногда использовались и облегченные F-105 без бомбового вооружения). В свою очередь, вьетнамские и советские ракетчики практиковали быстрое перебазирование — «маневр колесами» (если за 40 минут после пуска ракеты дивизион не менял дислокацию, он, как правило, уничтожался). Значительное развитие получили меры по маскировке стартовых позиций. Камуфлированные зелено-коричневые ракеты вылетали из джунглей, разбрасывая вокруг себя груды веток и пальмовых листьев, которыми были укрыты перед стартом.

Вот как описывает ракетный бой с «Фантомами» участник войны во Вьетнаме А. Яковлев: «Над долиной скользил F-105 — разведчик и приманка. Дивизион молчал. Через несколько десятков секунд из облаков вывалилась ударная группа — пара «Фантомов». Наша засада ожила. Первой же ракетой был уничтожен ведущий. Ведомый, круто развернувшись, атаковал позиции дивизиона. Неожиданно в небо прямо перед ним ушла зенитная ракета. Решив, что это и есть место расположения дивизиона, «Фантом» устремился в пике на ложную позицию, подставив себя под огонь зенитной артиллерии. Короткий залп зениток был ужасен: самолет развалился в воздухе и грудой обломков рухнул в джунгли…»

Ближний Восток

Пока шли бои во Вьетнаме, на другом конце планеты — Ближнем Востоке — возник еще один очаг международной напряженности. После «шестидневной» войны 1967 г., успех Израиля в которой был достигнут в основном благодаря авиации, обе противоборствующие стороны начали лихорадочно наращивать свои ВВС. Но если арабы по-прежнему могли беспрепятственно пополнять свои арсеналы в СССР, то основной поставщик Израиля — Франция — в 1967-м ввела эмбарго на поставку вооружений на Ближний Восток. Израильтяне были вынуждены обратиться к США. В сентябре 1969-го начались поставки Тель-Авиву 86 истребителей F-4E, 12 разведчиков RF-4E, а также штурмовиков Дуглас А-4 «Скайхок» (собственно, переговоры о продаже «Фантомов» велись израильтянами и раньше, но договор был подписан 27 декабря 1968 г.).

На первый взгляд, выбор именно этих самолетов из многочисленного арсенала американской боевой авиации может показаться не совсем понятным. Действительно, американцы располагали в то время весьма удачным легким и недорогим «экспортным» истребителем Нортроп F-5, близким излюбленному израильтянами «Миражу» III или советскому МиГ-21. Относительно небольшие размеры театра военных действий, взаимная близость арабских и израильских аэродромов, казалось, предопределяли выбор именно легкого истребителя, способного вести ближний маневренный бой с «МиГами», поражать наземные цели и базироваться на плохо подготовленных ВПП. Однако предпочтение было отдано тяжелому «Фантому» — дальнему перехватчику и ударному самолету, уступавшему F-5 в воздушном бою.

Израильское командование, всегда отличавшееся хорошей информированностью, не могло не знать о неудачах «Фантомов» в боях во Вьетнаме. Но ВВС, переоснащенные самолетами, близкими по типу машинам, состоящим на вооружении американских авианосцев (а два-три таких корабля практически постоянно крейсировали в Восточном Средиземноморье), приобретали возможность оперативного и скрытного для иностранных наблюдателей (чтобы не создавать лишних внешнеполитических проблем с СССР и арабами) получения с авианосцев и кораблей снабжения своего «стратегического союзника» запасных частей, двигателей, вооружения для самолетов F-4 и А-4. Правильность такого решения была подтверждена в дальнейшем ходе войны 1973 г.

Сразу же после прибытия из США, израильские «Фантомы» включились в воздушные бои над Суэцким каналом, не стихавшие после окончания «шестидневной войны». Довольно скоро израильтяне на собственном опыте убедились, что более легкие и маневренные «Миражи» и «Миги» превосходят «Фантом» в ближнем бою. Очевидно, недостатки «Фантомов» побудили Израиль организовывать дорогостоящее собственное производство истребителей «Мираж», получивших название «Нэшер». Для этого они использовали даже такие «не джентльменские» методы, как похищение французской технической документации при помощи разведки — «Моссад». Однако благодаря своей большой дальности и бомбовой нагрузке «Фантомы» стали своего рода региональными стратегическими бомбардировщиками, способными поражать цели в глубине территории Египта, Сирии или Ирака.

Дебют «Фантомов» на новом ТВД был достаточно эффектен. Они проникали глубоко в воздушное пространство Египта, не имевшего надежной системы ПВО, совершая демонстрационные полеты над Каиром и другими крупными городами. 12 февраля 1970 г. «Фантомы» нанесли мощный удар по металлургическому заводу в Каире. В результате предприятие было почти полностью разрушено, погибло много мирных жителей.

В ответна это весной 1970-го в Египет были направлены советские подразделения ПВО, вооруженные ЗРК С-125, «Стрела-2» и ЗСУ «Шилка». 12 марта первый советский ракетный дивизион приступил к боевому дежурству, прикрывая аэродром истребительной авиации. Однако уже через несколько дней позиции зенитчиков обнаружила пара самолетов-разведчиков RF-4E. Появление нового противника заставило израильтян вести себя более осмотрительно, прекратить рискованные демонстрации и ограничить полеты прифронтовой полосой. 20 июня мобильная группа из нескольких советских ракетных дивизионов была выдвинута к Суэцкому каналу, а уже 27-го входящий в нее дивизион подполковника Маляуки сбил первый «Фантом».

5 июля произошел еще один бой «Фантомов» с советскими ЗРК Три пары F-4E с трех направлений на малой высоте зашли на дивизион подполковника Завесницкого, однако двухракетным залпом зенитчики сбили один из «Фантомов» (его экипаж в составе капитана и старшего лейтенанта был взят в плен), другой самолет был поврежден, но сумел уйти за канал. Во время боя израильтяне впервые применили против ЗРК С-125 помехи по каналу цели. 9 июля было отмечено применение помех и по каналу наведения ракет.

18 июля произошло наиболее драматическое сражение между ракетчиками и израильской авиацией. Утром этого дня несколько «Фантомов» нанесли удар по позиции египетских зенитчиков. В 13 часов 24 F-4E и «Миража» атаковали советские ЗРК Удар наносился парами или звеньями «Фантомов», заходящих с севера и востока на малой высоте. На востоке и юге маневрировала отвлекающая группа (около десятка «Миражей»), имитировавшая атаки с малых, средних и больших высот.

Израильские вертолеты, висевшие в воздухе над восточным берегом канала, создавали мощные радиоэлектронные помехи. И все-таки удар не достиг цели: бомбометание по позициям зенитчиков было сорвано, а ракеты, запущенные дивизионом подполковника Толоконникова, сбили два F-4E. Однако вечером того же дня четыре «Фантома», зайдя на позиции дивизиона с тыла на предельно малой высоте, обстреляли их неуправляемыми ракетами, а затем произвели прицельное бомбометание. В результате были уничтожены пусковые установки ракет, погибло восемь советских военнослужащих. После этого боя налеты на зенитную маневренную группу прекратились, и израильские самолеты сосредоточили свои усилия на ударах по позициям египетской пехоты вдоль канала, не входя при этом в зону досягаемости ЗРК

В ответ на это в начале августа была создана так называемая «Засадная группировка» в составе мобильной группы ЗРК С-125, шести ЗСУ «Шилка» и четырех расчетов ПЗРК «Стрела-2». Она совершила 150-километровый марш и скрытно развернулась на самом берегу Суэцкого канала — в районе Абу-Сувейр (южнее г. Исмаилия). Израильская военная разведка «доложила точно», и 1-2 августа RF-4E летали вдоль восточного берега канала, пытаясь вскрыть расположения ЗРК

В полдень 3 августа большая группа «Фантомов» и «Миражей» успешно атаковала плохо замаскированные позиции египетских зенитчиков, потеряв при этом один «Мираж». Через два с лишним часа 16 «Фантомов» в боевых порядках, эшелонированных по высоте и дальности (интервалы 2…4 км), вновь вышла в атаку на египетские ЗРК. Увешенные бомбами и блоками с НАР, оставляющие за собой в небе дымные следы, самолеты были хорошо видны зенитчикам на экранах ВИКО и с наблюдательных пунктов. Ближайший по курсу израильских самолетов советский дивизион не смог своевременно открыть огонь из-за технической неисправности, и в бой вступили ракетчики дивизиона Панова, обстрелявшие противника на дистанции 13 км. Заметив пуски, израильские летчики с запозданием начали выполнять противоракетный маневр, но один «Фантом» все же был сбит. Остальные, включив форсаж, быстро ушли за канал.

В этот момент в небе появилась ранее не замеченная группа из четырех F-4E, вышедшая в район цели с запада на малой высоте. Однако израильтяне атаковали ложную позицию ЗРК, на которой при помощи взрывов и дымовых шашек усердно имитировали пуски ракет. Обстреляв НАРами и пробомбив фанерные макеты пусковых установок, "Фантомы", прижимаясь к земле, ушли на восток.

Вскоре дивизион атаковала еще одна группа самолетов, по которой выпустили две ракеты, поразившие цели. В тот же день дивизиону Кутынцева удалось сбить один «Фантом», а арабским зенитчикам — «Мираж» III. Ночью «засадная группировка» незаметно оставила свои позиции, а израильтяне продолжали бомбить ее прежнее место расположения до 5 августа, когда вступило в силу перемирие.

За 1970 год египетские и советские зенитчики сбили 21 израильский самолет. Таким образом, была впервые продемонстрирована способность ЗРК успешно бороться не только с самолетами, летящими на средних и больших высотах (как это имело место во Вьетнаме), но и с маловысотными маневренными целями.

Египетские и советские летчики, принимавшие участие в воздушных боях на Ближнем Востоке, поначалу относились к «Фантомам» с некоторым пренебрежением, считая их, по сравнению с «Миражами», противниками «второго сорта». Впрочем, практичные израильтяне сумели извлечь пользу и из этой ситуации, применяя F-4E в качестве своеобразной «наживки» Выманивая на себя «Миги», увлеченные охотой за легкой, по их мнению, добычей, «Фантомы» подводили их под удар «Миражей», действовавших из «засад» на малой высоте. «Миражи», оснащенные ЖРД, быстро набирали высоту, производили ракетные пуски и также стремительно выходили из боя. Таким «дуэтом» было сбито несколько египетских МиГ-21. Иногда роли «Фантомов» и «Миражей» менялись: последние провоцировали «Миги» на атаку, разворачивались и быстро уходили за канал, a F-4E с большой дальности производили пуск по египетским истребителям ракет «Спэрроу».

За 17 месяцев 1969…1970 годов над Суэцким каналом произошло 50 воздушных боев, в ходе которых было сбито 60 египетских и 30 израильских истребителей. Весной 1970-го в Египте, на аэродромах Кон-Аушин и Бени-Суэйф (расположены в 30 и 10 км западнее Нила) в соответствии с межправительственным соглашением были развернуты советские истребительные эскадрильи на новейших самолетах МиГ-21МФ. Перед отправкой в Египет специально отобранные летчики прошли в течение четырех месяцев подготовку на полигоне в Мары (Туркмения), отрабатывая, в основном, пилотаж и привыкая к пустынному климату. Прибыв в Египет, они были поставлены в довольно жесткие тактические условия: их «полем боя» являлось сравнительно узкое пространство (130…150 км) между Нилом и Суэцким каналом.

Израильская авиация скрытно разворачивалась в боевые порядки за грядой холмов, пролегающих в 30…40 км к востоку от канала и на малой высоте над пустынным плато устремлялась в атаку на Каир или позиции египетских войск вдоль канала. Советским летчикам, в отличие от арабских, запрещалось пересекать этот водный рубеж, а также входить в зону поражения своих ЗРК, что существенно ограничивало свободу маневра.

Израильтяне активно практиковали использование демонстрационных и ударных групп, постоянно разыгрывая сложные тактические комбинации. В ряде случаев это позволяло им добиваться успеха. Так, в одном из боев восьмерка МиГ-21 во главе с капитаном Каменевым вылетела на перехват группы израильских самолетов. Наведение осуществлялось по командам РЛС.

В это время другая группа «Фантомов», используя предельно малые высоты, сумела, оставаясь не замеченной для советских летчиков и наземных радаров, сблизиться с «МиГами» на дистанцию ракетного пуска и, по образному выражению участника событий летчика И. И. Колесова, «из-за угла» произвести ракетную атаку. В результате четыре МиГ-21 были сбиты, летчики Журавлев, Яковлев и Юрченко погибли, четвертому пилоту удалось катапультироваться. На помощь товарищам взлетели на старых египетских МиГ-21Ф-13, уже несколько месяцев стоящих зачехленными на краю стоянки, летчики Колесов и Пушкарский, однако израильские самолеты, не вступая в ближний бой, ушли за канал.

Всего в ходе боевых действий с марта 1970-го по март 1971-го погибло семь (по другим сведениям — девять) советских летчиков. По израильским данным, между войнами 1967-го и 1973-го в воздушных боях на египетском фронте «Миражами» и «Фантомами» было сбито 69 истребителей.

В 1971 г. в Египет на самолетах Ан-22 было доставлено четыре разведчика МиГ-25Р, которые предполагалось испытать в условиях, максимально приближенных к боевым. Самолеты, пилотируемые советскими летчиками-испытателями, выполняли полеты над Синайским полуостровом на высотах более 20 км со скоростью, соответствующей числу М=2,5…2,8. Все попытки израильских «Фантомов» «достать» «Миги» оказались безуспешными.

Черным днем в истории израильской военной авиации (и биографии «Фантома») стало 21 февраля 1973 г., когда пара F-4E сбила пассажирский самолет «Боинг-727» ливийской гражданской авиакомпании, из-за навигационной ошибки оказавшийся в воздушном пространстве Синая, в районе одной из израильских авиабаз. Капитан, дежуривший по штабу, получив информацию о появлении лайнера, не смог связаться с вышестоящим командованием и принял решение самостоятельно. В результате погибло 216 ни в чем не повинных пассажиров «Боинга».

В 1973-м постоянно тлеющий ближневосточный конфликт вновь перерос в большой военный пожар. Египтяне, решившие взять реванш за поражение в «шестидневной» войне, начали широкомасштабное наступление на Синайском полуострове. Одновременно сирийские войска нанесли удар на севере Израильским ВВС, насчитывавшим около 360 боевых самолетов (в том числе 140 «Фантомов» и 50 «Миражей»), противостояли ВВС Арабской Республики Египет, Сирийской Арабской Республики, а также несколько эскадрилий иранских самолетов и истребителей ВВС Ливии. Основными фронтовыми истребителями у арабов были 260 МиГ-21Ф-13, Миг-21ПФ, МиГ-21М и МиГ-21МФ. Все «Миги», не имевшие встроенного пушечного вооружения, в ходе доработки оснастили контейнерами ГП-9 с пушкой ГШ-23. В воздушных боях участвовали также истребители-бомбардировщики Су-7БМ, Су-20, МиГ-17Ф и Хаукер «Хантер». Суммарная численность арабской авиации, по разным источникам, в 1,5…2 раза превосходила авиацию Израиля.

Израильские ВВС, стремившиеся остановить ударами с воздуха продвижение танковых частей противника, изолировать район боевых действий, наткнулись на мощную стену ПВО, развернутую вдоль канала. В нее входили ЗРК «Волхов» (С-75М), «Печора» (С-125М, а также мобильные комплексы «Куб» и «Стрела-1М», ПЗРК «Стрела-2» и самоходные артиллерийские зенитные установки ЗСУ-23-4 «Шилка» — наиболее совершенное оружие в своем классе, серийно производившееся в то время. В первый же день боев силами египетской и сирийской ПВО было уничтожено, по арабским данным, 30 израильских самолетов (в том числе и «Фантомов»). На долю ЗРК «Куб» пришлось 40% сбитых израильских машин.

Удары по египетским и сирийским аэродромам, принесшие израильтянам победу в 1967 г., оказались на этот раз малоэффективными ввиду мощной ПВО и широкого использования арабской стороной железобетонных укрытий для самолетов. Успешно применявшиеся ранее меры уклонения от ЗРК С-75 были недействительными против новых комплексов «Куб» и «Печора». В этих условиях израильское командование вынуждено ориентировать значительное количество ударных самолетов на поражение средств ПВО противника в ущерб поддержке сухопутных войск.

Большие потери заставили израильтян пересмотреть свою тактику: через несколько дней боев самолеты стали применяться группами уменьшенного состава, расширилось использование средств радиопротиводействия (подвесные контейнеры с аппаратурой РЭП были получены из США уже в ходе боевых действий).

Наступление арабов, приуроченное к празднованию в Израиле Дня Искупления, первоначально развивалось весьма успешно. 6 октября после массированной артподготовки египетская пехота, поддержанная штурмовой авиацией и вертолетными десантами, форсировала канал, прорвала укрепления «Линии Барлева» и начала продвижение в глубь Синая. Одновременно сирийские войска перешли в наступление на Голанских высотах. По передовым израильским аэродромам было нанесено несколько успешных ударов египетскими и сирийскими тактическими ракетами «Луна-М».

К исходу 8 октября египтянам удалось захватить на восточном берегу канала два армейских плацдарма глубиной по 10…12 км. 9-13 октября египетские пехотные дивизии закреплялись на достигнутых рубежах, одновременно на плацдармы перебрасывались резервы для дальнейшего наступления. Удары по переправам «Скайхоков» и «Фантомов» не достигали цели, отражаясь мощной ПВО, развернутой на западном берегу канала. Безрезультатными оказались и удары по египетским аэродромам.

Так попытка атаковать 9 октября две авиабазы в дельте Нила завершилась, по данным египетского командования, потерей 16 «Фантомов» и «Скайхоков» и пленением четырех израильских летчиков.

10 октября египтяне объявили об уничтожении над дельтой Нила 10 самолетов противника, а 11 ноября маловысотные ЗРК «Печора» (С-125М) в условиях радиоэлектронных помех сбили 8 F-4E. Всего в тот день египтяне объявили об уничтожении в воздушных боях 23 самолетов противника, в том числе 11 «Фантомов» и «Миражей». Впрочем, израильтяне признали потерю лишь 6 машин.

В течение первых пяти дней боев на Синае, по данным египетского командования, было уничтожено около 100 израильских самолетов и 11 вертолетов. Египет потерял 40 самолетов и столько же вертолетов. Бои велись в широком диапазоне высот, от 10 км до нескольких десятков метров («МиГи» использовали малые высоты, уклоняясь от сопровождения РЛС израильских «Фантомов»). Египетские и израильские истребители уничтожали противника, в основном, пушечным вооружением. «Баланс» в пользу ракет изменился лишь на втором этапе войны, когда Израиль получил из США новейшие УР AIM-9E «Сайдуиндер». Если МиГ-21 использовали бортовые РЛС в качестве радиодальномеров, то израильские F-4E, оснащенные мощной станцией, применяли радары и для обнаружения противника.

Однако использование арабами средств РЭП снижало эффективность израильских РЛС, имеющих относительно слабую помехозащищенность. В этих условиях на борту «Фантома» очень пригодилась вторая пара глаз: операторы в задней кабине информировали летчиков о воздушной обстановке, что нередко выручало экипажи «Фантомов» в опасных ситуациях. Интересно отметить, что операторами на некоторых F-4 летали женщины, наравне с мужчинами переносившие пяти- и шестикратные перегрузки воздушного боя.

В первые дни боев египтяне завоевали и удерживали господство в воздухе над передним краем. Но к исходу третьего дня войны активность египетской авиации начала снижаться. Причина этого заключалась не только в потерях, понесенных египтянами в воздушных боях, но и в действиях собственной ПВО, без разбора сбивавшей как израильские, так и египетские самолеты. Кроме того, очевидно, проявилось и недостаточно умелое руководство действиями авиации в результате отказа египтян от помощи советских военных советников. Сказались и технические сложности поддержания высокой интенсивности боевых вылетов. Израильская авиация, сумевшая выдержать высокое напряжение первых дней, стала появляться в воздухе чаще египетской.

Впрочем, египетские истребители продолжали сохранять высокий боевой потенциал, успешно отражая попытки проникновения в воздушное пространство страны. По утверждению египетских источников, 14 октября большая группа израильских самолетов (в основном F-4E), насчитывавшая, по египетским данным, до 70 истребителей, попыталась прорваться на территорию Египта и нанести массированный удар по арабским аэродромам. Однако проникновение в тыл противника на предельно малой высоте (как в 1967 г.) было сопряжено с большими потерями, так как египтяне разместили в нильских болотах значительное число зенитных установок «Шилка» на специальных понтонах.

Вынужденные действовать на средних и больших высотах, израильтяне были перехвачены семьюдесятью истребителями МиГ-21. В пятидесятиминутном воздушном бою египтянам удалось уничтожить 18 «Фантомов», потеряв лишь четыре «Мига» (F-4E вступили в бой, нагруженные бомбами и топливными баками, что создавало «Мигам» определенные преимущества; многие «Фантомы» были сбиты еще до сброса ими оружия и ПТБ). Ни один египетский самолет на аэродроме так и не был уничтожен.

На Сирийском фронте бои первых дней также складывались не в пользу израильтян. В воздухе некоторый перевес имела сирийская авиация.

8 октября израильтяне попытались переломить ход борьбы, нанеся удар по пяти сирийским аэродромам. При этом 20 самолетов ВВС Израиля было уничтожено наземными средствами ПВО и 10 — истребителями МиГ-21 (атака лишь трех аэродромов обошлась израильтянам в 12 потерянных «Фантомов» и «Скайхоков»). Всего с 6 по 8 октября, по данным командования САР, в воздушных боях с сирийской авиацией израильтяне сбили 21 самолет противника, потеряв при этом 23 своих истребителя.

9 октября сирийская армия нанесла удар неуправляемыми ракетами «Луна-М» по израильским аэродромам. Одновременно «Фантомы» ВВС Израиля подвергли успешной бомбардировке военные объекты (штабы и командные пункты) в Дамаске, потеряв при этом лишь четыре самолета, что еще раз подтвердило высокий ударный потенциал F-4. В тот же день два «Фантома» уничтожили сирийский радиолокационный пост в Ливане.

За пять дней напряженных боев ВВС Израиля лишились значительной части своего самолетного парка, не нанеся авиации противника ощутимого ущерба.

В этих условиях израильское правительство предприняло отчаянную попытку сохранить боеспособность своих ВВС, пополнив их иностранными самолетами и летчиками-волонтерами. По сообщению арабских источников, уже 11 ноября в бой вступили первые F-4, переданные Израилю, возможно, из состава палубной авиации 6-го американского флота. Новые самолеты не имели опознавательных знаков, отсутствовала и камуфляжная окраска. Это свидетельствовало о том, что машины были позаимствованы у американцев непосредственно с борта авианосцев.

После окончания боевых действий F-4B и F-4D, вероятней всего, вернулись на свои корабли, а потери ВВС Израиля были восполнены за счет поставок 118 F-4E из состава ВВС США в Европе. Ряд арабских средств массовой информации сообщил, что самолеты, полученные от американцев в ходе войны, пилотировали волонтеры из США, имевшие опыт Вьетнама, а также летчики из Великобритании, ФРГ, Испании и Италии, воевавшие по найму.

И все-таки, несмотря на «вливание свежей крови», потери израильтян в воздухе продолжали расти: 11 октября только на Сирийском фронте было сбито 25 машин, в том числе два «Фантома». 12 октября, по сирийским данным, ВВС Израиля потеряли 38 своих самолетов, Сирия — 15. По данным же командования Израиля, в тот день было сбито 26 сирийских машин.

13 октября ознаменовалось тем, что над ТВД начались регулярные полеты американских разведывательных самолетов Локхид SR-71, а СССР проложил «воздушный мост» в Сирию, начав с помощью Ан-12, Ил-18 и «Антеев» пополнение тающего арабского арсенала. Через день «воздушный мост» с Израилем установили и США: на авиабазе Лудда стали приземляться С-5А и С-141 с американскими запчастями и вооружением. Началась переброска по воздуху в Израиль и американских истребителей F-4E, ранее базировавшихся в Европе.

23 октября звено сирийских МиГ-21, возглавляемое капитаном Хамиди, атаковало четверку F-4E. Бой, проходивший на вертикалях и виражах, закончился тем, что Хамиди одной ракетой сбил «Фантом». В тот же день над другим участком фронта шесть МиГ-21 провели бой со звеном F-4E и сбили два «Фантома» также с «сухим счетом».

22-23 октября практически все израильские «Фантомы» были задействованы в борьбе за завоевание господства в воздухе, хотя еще 16 октября эти самолеты привлекались, в основном, для ударов по наземным целям (вот когда полностью проявилась замечательная универсальность машин). Так как «поголовье» «Миражей», не пополнявшееся в ходе войны, было в значительной степени выбито, процентный состав F-4 за счет получения самолетов из-за рубежа постепенно возрастал (только от ВВС США, без учета возможного пополнения с борта американских авианосцев, в период боевых действий Израиль получил 48 самолетов F-4).

И все же после ряда воздушных схваток бои на северном фронте прекратились и наступило долгожданное перемирие.

Исход октябрьской войны, в отличие от войны 1967 года решился не в воздухе, а на земле. На Синайском полуострове египтяне 14 октября возобновили свое наступление, стремясь овладеть рокадной дорогой, проходящей в 25…30 км к западу от канала. Однако, наткнувшись на мощную оборону, египетские танки вынуждены остановиться, понеся большие потери. Через день израильтяне попытались нанести контрудар на исмаильском направлении, но также не смогли потеснить противника. Вновь над каналом завязались ожесточенные воздушные бои, не принесшие решительного успеха ни одной из сторон, хотя и Египет и Израиль хвастались блестящими победами в воздухе.

Пропагандистская война набирала обороты: египтяне утверждали, что с начала боев они потеряли вчетверо меньше самолетов, чем противник. Израильтяне, в свою очередь, не менее нахально заявили, что ими сбито 155 египетских самолетов и 25 вертолетов, причем в воздушном бою не был потерян ни один истребитель со звездой Давида!

17 октября было отмечено первое массовое применение F-4Е против РЛС: 24 «Фантома» (очевидно, из числа машин, полученных из США уже в ходе войны), оснащенные УР «Шрайк», нанесли успешный удар по египетской системе ПВО вдоль канала. Несколько раньше, 16 октября, израильскому отряду из семи трофейных плавающих танков ПТ-76 и восьми БТР удалось захватить плацдарм на западном берегу Большого Горького озера (являвшегося частью Суэцкого канала)в районе железнодорожной станции Абу-Султан. Первоначально египтяне не придали этому серьезного значения, но в ночь на 18 октября на самоходных паромах через озеро было дополнительно переправлено 30 израильских танков, а днем к ним прибавилось еще 60 боевых машин. Это позволило израильтянам значительно расширить плацдарм и отразить контрудар бронетанковой бригады египтян, наконец-то оценивших нависшую над ними угрозу.

Египетская авиация пыталась помешать переправе израильтян ударами с воздуха, однако в ожесточенных боях «Фантомам» и «Миражам» удалось уничтожить 19 самолетов и 6 вертолетов противника. Египтяне заявили, что их средства ПВО сбили 15 израильских самолетов и 3 вертолета, захватив в плен 4 летчиков. 19 октября израильская группировка на западном берегу канала прорвала египетскую оборону и повела наступление широким фронтом. Рассыпавшиеся веером мобильные группы, состоящие из нескольких танков и БТР, уничтожали огнем и гусеницами египетские средства ПВО, командные пункты и другие тыловые объекты.

В общей сложности было разгромлено 43 батареи зенитных ракет — редкий случай в истории войн, когда задачи завоевания господства в воздухе решали танки. Израильтяне утверждали, что в этот день ими было сбито 25 самолетов противника. Успехи египтян оказались более скромными: 4 израильских самолета уничтожено армейской ПВО и 3 — в воздушных боях (причем один летчик в чине майора попал в плен).

Предпринятый египетской армией 20 октября контрудар провалился в основном потому, что израильские танки, взломав египетский щит ПВО, позволили своей авиации безнаказанно работать над полем боя. Египтянам, правда, удалось сбить 10 самолетов над центральным сектором Суэцкого канала, еще 5 — над дельтой Нила. Израиль объявил об уничтожении 13 египетских самолетов.

22 октября Египет, почувствовав угрозу военного поражения, обратился в Совет Безопасности ООН с просьбой принять меры по прекращению огня.

Тем временем израильские танки подошли к Суэцу, фактически окружив 3-ю египетскую армию, державшую плацдарм на восточном берегу канала. 24 октября произошли последние воздушные бои над Египтом. Арабы предприняли атаки большими группами (до 30 самолетов) на израильские переправы через канал. Египтяне объявили о 8 победах, израильтяне утверждали, что сбили 15 самолетов. Последней жертвой войны в воздухе стал израильский разведчик F-4E, сбитый ракетой над северной частью Суэцкого канала.

Лишь 25 октября, после советского ультиматума, война была, наконец, остановлена, и «Фантомы» с побитой осколками обшивкой, облупленной краской и черными от пороховой гари носами надолго застыли на своих стоянках…

В ходе боевых действий в 1973 г. израильским «Фантомам» помимо борьбы с истребителями и нанесения ударов по наземным целям, пришлось выполнять и функции перехватчиков. Египетские бомбардировщики Ту-16 в первый же день войны, зайдя со стороны моря, нанесли по израильским тыловым объектам 10 ракетных ударов. В результате 5 ракет достигло цели, уничтожив 2 радиолокационных поста и полевой склад боеприпасов на Синайском полуострове. Однако «Фантомам» удалось сбить часть крылатых ракет. Несколько позже над Средиземным морем они сбили и два Ту-16.

После окончания боев Израиль объявил, что его авиация уничтожила в воздушных боях «не менее 370 арабских самолетов и потеряла лишь 4 своих истребителя». Со ссылкой на «источники, близкие к разведке США», западные информационные агентства опубликовали сообщения, по которым Израиль потерял 35 «Фантомов», 56 «Скайхоков», 12 «Миражей», 6 «Супер Мистэров» и 6 вертолетов, а потери Египта, Сирии и Ирака составили, соответственно, 242, 179 и 21 летательный аппарат. Это выглядит несколько более правдоподобно.

По сообщениям египтян (которые также вызывают определенное подозрение, особенно, если учесть результаты борьбы на сухопутном фронте), в 130 воздушных боях израильские «Фантомы» и «Миражи» сбили 54 египетских истребителя, потеряв при этом 76 машин. Значительно более достоверно выглядит картина боевых действий в изложении сирийцев. В частности, доверие вызывает достаточно подробное, с указанием времени и координат, описание воздушных боев, а также в целом, подтверждение сирийской официальной версии советскими военными специалистами, находившимися на театре боевых действий. По данным сирийского командования, истребители ВВС САР в 260 воздушных боях уничтожили 101 самолет противника, потеряв 56 Миг-21.

Общее соотношение потерь в схватках с израильскими истребителями составило таким образом почти 2:1 в пользу сирийцев.

Военное противостояние Израиля и Сирии продолжалось и после 1973 г. Воздушные схватки велись, в основном, над южным Ливаном и Голанскими высотами. Израиль использовал в них модернизированные истребители F-4E, оснащенные автоматическими предкрылками, значительно улучшавшими маневренные характеристики «Фантомов». В целях максимального облегчения машин их вооружение было, как правило, уменьшено и состояло из двух AIM-7 и двух AIM-9.

Так, 19 апреля 1974 г. над Ливаном восемь сирийских истребителей МиГ-21 атаковали два звена израильских «Фантомов». В воздушном бою сирийцам удалось четырьмя ракетами сбить два F-4E. В тот же день четыре МиГ-21 встретились с четырьмя «Фантомами» и двумя «Миражами», в результате было сбито два «МиГа» и два F-4E.

Через десять дней звено МиГ-17 под прикрытием восьми «двадцать первых» нанесло бомбовый удар по позициям израильских войск в южном Ливане. Для оценки результатов удара в воздухе находилась и пара разведчиков МиГ-21Р. Сирийские самолеты были перехвачены восемью «Фантомами» и восемью «Миражами», в итоге четыре МиГ-21 и три F-4E были сбиты.

Весной 1979-го положение в Ливане вновь обострилось. Участились бомбовые удары израильских истребителей-бомбардировщиков (главным образом — F-4E и А-4) по позициям просирийских вооруженных формирований. ВВС Сирии стремились отражать эти налеты.

13 февраля 1981 г. «Фантомы» впервые встретились в воздухе с перехватчиком МиГ-25П. Два F-4E нарушили границу Ливана и вторглись в воздушное пространство, контролируемое сирийцами. На их перехват был поднят МиГ-25П. Однако «Фантомы», выставив облако пассивных помех, со снижением ушли в сторону Израиля. В это время, маскируясь помехами, в бой вступил незаметно подошедший на малой высоте F-15A, который ракетой «Спэрроу» с большой дистанции сбил «МиГ».

С апреля 1981-го израильская авиация приступила к нанесению массированных бомбовых ударов по позициям сирийских войск, развернутых в Ливане. В ответ на это на территорию Ливана были введены и скрытно развернуты сирийские подразделения войсковой ПВО, вооруженные мобильными ЗРК «Оса-АК». В апреле-мае 1981-го они уничтожили несколько самолетов ВВС Израиля, в том числе один «Фантом». Возобновились и бои в воздухе. 26 апреля 1981-го пара МиГ-21 бис, осуществлявшая «свободную охоту», обнаружила два F-4Е и в двух атаках сбила оба «Фантома».

К началу очередной арабо-израильской войны, разразившейся в 1982 г. на территории Ливана, более 120 сохранившихся в строю «Фантомов» были переориентированы на выполнение ударных операций, ведение разведки и борьбу с РЛС (задачи завоевания господства в воздухе командование ВВС Израиля возложило на новейшие F-15 и F-16). По словам одного из старших офицеров ВВС Израиля, в Ливане основными «рабочими лошадками» при действии по наземным целям явились «Фантомы» и «Кфиры», при этом F-4E атаковали артиллерию и танки сирийцев, используя, в основном, НАР «Зуни» и обычные свободнопадаюшие бомбы.

24 самолета F-4E поставки 1974…1976 гг., специально модернизированные Израилем для борьбы с РЛС, сыграли главную роль в уничтожении сирийских мобильных ЗРК и радиолокационных постов в долине реки Бекаа. Так, в результате упреждающего удара 9 июня, сорвавшего контрнаступление сирийцев, «Фантомам», вооруженным УР «Стандарт» и кассетными бомбами, удалось уничтожить в Южном Ливане 19 батарей сирийских ЗРК С-75, С-125, «Куб» и «Оса-АК» (причем первые 10 батарей были поражены в течение 10 минут). Одной из причин такого успеха явилось то, что сирийские зенитные комплексы не были замаскированы и не имели защитных сооружений.

В силу необходимости F-4E приходилось участвовать и в воздушных боях. 9 июня два МиГ-23МС уничтожили ракетами один F-4E, но вскоре сами были контратакованы и сбиты другими израильскими истребителями, 1 июня пара МиГ-21бис атаковала и сбила два «Фантома», уклонилась от УР противника и благополучно вернулась на базу.

Зимой 1982…1983 гг. над Ливаном начался очередной раунд воздушных боев. Сирийцы, пополнившие свою истребительную авиацию новейшими МиГ-23МЛ и МиГ-23МЛД, сбили с «сухим счетом» три израильских «Игла» и один «Фантом».

И в дальнейшем F-4 ВВС Израиля неоднократно применялись в воздушных налетах на южные районы Ливана, однако в бои с самолетами противника уже не вступали.

Список статей