Список статей

Михаил НИКОЛЬСКИЙ

МиГ-31

На встрече с министром обороны РФ С. К. Шойгу 27 февраля 2013 г. президент РФ В. В. Путин отметил: «Предпринимаются методичные попытки тем или иным образом расшатать стратегический баланс. Фактически, запущен второй этап создания глобальной системы ПРО США, зондируются возможности для дальнейшего расширения НАТО на Восток. Существует опасность милитаризации Арктики». Одним из инструментов отражения потенциальной воздушно-космической агрессии является перехватчик МиГ-31. В мире, на сегодняшний, день, нет авиационного комплекса, сопоставимого с МиГ-31 в части перехвата и уничтожения воздушных целей.

Долгое время МиГ-31 уникальным не являлся — за океаном у него был собрат по предназначению — палубный истребитель F-14 «Томкэт». Оба самолета создавались как специализированные перехватчики, для которых маневренный воздушной бой являлся бы следствием ошибочных действий экипажа. Задача перехватчика — поразить цель раньше, чем находящиеся но ее борту члены экипажа сообразят, что они, оказывается, ведут воздушный бой. Можно долго аргументировано (и не очень) спорить какой комплекс перехвата, советский или американский, лучше. В настоящее время такой спор интересен исключительно историкам авиации, поскольку в США «Томкэт» с вооружения снят, а F-14 ВВС Ирана вряд ли вступят в противоборство с МиГ-31. Куда больший интерес представляют особенности эволюции перехватчика по-американски и по-российски.

По вполне объективным причинам «Томкэт» на закате своей карьеры превратился в «Бомбкэт» — бомбардировщик и разведчик. Во-первых, сказалась «мировая авиационная мода» на многоцелевое использование любого самолета, хотя бы отдаленно напоминающего истребитель. Однако главной причиной эволюции F-14 стало исчезновение угрозы авианосным ударным группам ВМС США со стороны Дальней Авиации и Авиации ВМФ СССР. Массированный ракетный удар авианосцам уже не угрожал, а с остальными проблемами вполне способны разобраться «универсальные» F/A-18 «Хорнет». В сложившейся ситуации грех было не использовать потенциал «Томкэта» как разведывательного и ударного самолета. Американцы не согрешили, вложив в доработку «Томкэтов» не одну сотню миллионов долларов.

В конечном итоге на смену F-14 пришел действительно многоцелевой F/A-18E/F «Супер Хорнет». Необходимо отметить, что «Супер Хорнет» превосходит «Томкэт» во всех областях, кроме… перехвата воздушных целей! То есть, с точки зрения исходного предназначения, замена F-14 на «Супер Хорнет» является даже не топтанием на месте, а шагом назад. Впрочем, шагом обоснованным, по тому как ВМС США специализированный перехватчик класса F-14 уже (или пока) не нужен.

Эволюцию МиГ-31 можно условно разделить на два направления: «теоретическое» и «практическое». В теории самолет прогрессировал и развивался в направлении повышения ЛTX, боевой эффективности и многофункциональности. Пиком этой линии развития стал МиГ-31М, о показателях боевой эффективности которого сегодня в строевых частях и не мечтают. Возможно, именно МиГ-31М стал вершиной развития военной авиации в СССР. А вот России 1990-х гг. такой самолет оказался не нужен. Зачем? У нас врагов нет, одни друзья кругом… В 1990-е гг. микояновская фирма предпринимала попытки заинтересовать 31-м иностранных заказчиков, что с учетом суровых реалий того исторического периода было вполне обосновано. Появлялись малопонятные проекты «фронтового истребителя» МиГ-31ФЭ, экспортные варианты перехватчика. Вот только заказчиков на них не нашлось. Так и хочется продолжить: «по причине отсутствия заинтересованности». Но не все так просто. Заинтересованность была и есть. В потенциальных покупателях №1 долгое время ходили Китай и Сирия. Не исключено, что Китай действительно предпочел закупить побольше Су-27 и Су-30, но вот Сирия поднимала вопрос о покупке МиГ-31 не раз и не два. Так, в 2007 г., СМИ сообщили о соглашении на поставку пяти МиГ-31Э (Э — экспортный), заключенным Сирией с «Рособоронэкспортом». Официально о существовании контракта на поставку пяти МиГ-31Э Сирии глава ОАК Алексей Федоров объявил только в сентябре 2009 г. В начале 2012 г. появилась информация о контракте на поставку Сирии уже восьми перехватчиков. Вот только ни один МиГ-31 в Сирию не попал. Каждый раз в действие вступала «третья сила» в лице Израиля и произраильского лобби в США (то есть, самих США). Израиль этого стремился не допустить, и не допустил. Пример показателен, так как ни пять, ни восемь МиГ-31 радикальным образом баланс сил на Ближнем Востоке не изменят, но очень сильно осложнить жизнь абсолютно любому противнику вполне способны.

Определенную параллель с Ближним Востоком можно провести, рассматривая историю перехватчика МиГ-31 в ВВС России. Ту самую линию модернизации «на практике», которой де факто не было. Со времен СССР, после принятия но вооружение МиГ-31Б, самолеты строевых частей до 10-х годов XXI века не модернизировались и почти не ремонтировались. Не исключено, что кому-то очень хотелось «изъять» 31-й из ВВС. Серийный выпуск МиГ-31 завершился в 1994 г., всего построено порядка 500 самолетов. Согласно открытым источникам, в 2011 г. на вооружении ВВС РФ состояло порядка 250 самолетов МиГ-31, еще три десятка перехватчиков находилось на вооружении ВВС Казахстана. То есть парк МиГ-31 сократился примерно на 40%. Почему? К наступательным видам вооружения перехватчик явно не относится. Видимо, сокращения проводились в рамках оптимизации и реформирования ВС РФ. С другой стороны, в 1990-е гг. предпринимались попытки принять на вооружение перехватчик Су-30 и вообще перевода едва ли всего парка истребительной авиации на Су-27. Ни в коей мере не умаляя достоинств Су-27, самолет сей МиГ-31-му в роли перехватчика не конкурент.

Просто перечислить количество модификаций Су-27, разработанных в 1990-е гг., сможет далеко не каждый продвинутый в области военной авиации России эксперт. Между тем, весь этот «парк» плодился и размножался в условиях ограниченного финансирования военных программ. Конечно, определенную часть финансовых потоков составляла и часть экспортной выручка от продаж Су-27 в третьи страны, но не она была определяющей. Военные программы — те же сообщающиеся сосуды. В одном прибыло, значит, в другом убыло. Прибыло у фирмы «Су», убыло у фирмы «МиГ»… Ситуация с модернизацией МиГ-29 тоже сложилась отнюдь не блестящая.

В 1990-е гг. Су-27, во многом заслуженно, стал «звездой» российского авиапрома. Не последнюю роль в этом сыграл исключительно грамотный PR самолета. Уж в чем «микояновцы» вчистую проиграли «сухим», так это в рекламе своих изделий! Можно сравнивать Су-27 и МиГ-29, но МиГ-31 является системой оружия совершенно иного класса. Про МиГ-31, большей частью, просто молчали. Обе стороны, равно как и третья сторона в лице государства. А ведь именно МиГ-31 рассекретили последним из «звездной троицы» советских истребителей 4-го поколения, хотя в строевые полки он поступил первым! Руководство СССР понимало, каким «козырным тузом» оно обладает, и не спешило выкладывать его на стол.

Падение интереса к МиГ-31 было связано отчасти и с узкоспециализированным назначением самолета — перехватчик. Аналогичное падение интереса к перехватчику заставило американцев сделать из «Томкэта» «Бомбкэт». Вот только США — не Россия. Угроза массированного воздушного нападения на Россию никуда не делась, а значит, перехватчик нам необходим.

С середины 1960-х гг. самым уязвимым для нашей страны направлением воздушного нападения являлась Арктика. Причин тому, минимум, две: самая «короткая» дорога от Америки и невозможность создать на огромных безлюдных пространствах сплошное радиолокационное поле. Во многом «под Арктику» разрабатывались перехватчики Ту-128 и МиГ-31, способные действовать автономно, без наведения с земли. В последние два-три года «потепление» в Арктике отражается не только в изменении климата (как раз по причине потепления, без кавычек, климата), но и в обострении борьбы за ресурсы Арктики. В феврале 2013 г. российский еженедельник «Однако» опубликовал информацию о переговорах на предмет заключения военного пакта в формате «НАТО + Швеция + Финляндия». Объект интересов «новой формации» — исключительно Арктика.

Сейчас не 1990-е гг. и Россия старается не допустить ущемления своих интересов. Участились учения ВМФ, ВВС и сухопутных войск на северных рубежах России. В 2011 г. было объявлено о намерении разместить на Новой Земле (авиабаза Рогачево) перехватчики МиГ-31. Более того, в 2012 г. МиГ-31 в рамках учений перебазировались в Рогачево и выполняли оттуда учебно-боевые задания, но в том же 2012 г. от планов размещения МиГ-31 на Новой Земле отказались.

Почему именно МиГ-31? И почему отказались? Во времена СССР в Рогачево базировался полк Су-27 с основной задачей обеспечения ПВО атомного полигона. Не исключено, что в новых условиях задача изменилась. МиГ-31 оптимизирован для полета на сверхзвуке и в большей степени, чем «сушка», способен выполнять задания автономно, без наведения с земли или с самолета ДРЛОиУ. Дальность применения оружия у МиГ-31 также больше, чем у Су-27. Су-27 — великолепный боец, возможно лучший в мире, но не на сверхзвуке. Быстро и эффективно отреагировать на возникшую угрозу у МиГ-31 получается лучше. Именно — получается. Проверено в 1980-е гг. на Тихом океане. Оперативно переброшенное на Дальний Восток сравнительно небольшое количество 31-х привело к резкому снижению количества нарушений воздушного пространства СССР. В то время «булавочные уколы» системе ПВО американские самолеты самых разных типов наносили едва ли не ежедневно. Американцы быстро оценили быстроту реакции на угрозу нового перехватчика, его способность обнаруживать и сопровождать воздушные цели, в том числе SR-71. А еще должное впечатление произвел реальный пуск Р-33 по «Ориону»… Пуск был непреднамеренный, а штурман после пуска сразу выключил РЛС, поэтому «сбитого» не получилось — ракета «не нашла» цель. Однако, американцы были не в курсе наших сложностей… Почему отказались от размещения МиГ-31 на Новой Земле? Нет ответа на этот вопрос. Только домыслы.

Между тем, МиГ-31 предпочтительнее для Севера еще, минимум, по одной причине. Он больше подходит для уничтожения носителей крылатых ракет. Многие «эксперты» строят свои рассуждения на тему эффективности комплекса перехвата применительно к его способности уничтожать крылатые ракеты. Простая арифметика говорит за необходимость уничтожения (в случае использования УР «воздух-воздух» с обычной боевой частью) не КР, а их носителей. Один МиГ-31 в самом лучшем случае способен сбить четыре КР, ибо его «главный калибр» — это четыре УР Р-33. Один В-52Н способен нести 20 КР AGM-86B, то есть для перехвата ракет, запущенных с одного В-52 даже отряда МиГ-31 недостаточно, а по одному В-52 не летают! При уничтожении носителя, а не КР, на первое место выходят такие качества истребителя как скороподъемность, скорость крейсерского полета (не сверхзвукового «броска»), дальность обнаружения и поражения цели, поскольку уничтожить носитель требуется в сжатый промежуток времени, до его «размножения», ибо сбитый после пуска КР носитель способен доставить лишь моральное удовлетворение экипажу-победителю.

В условиях Арктики перехватчику не приходится рассчитывать на наведение с земли. То есть, необходимы именно те качества, в отношении которых с МиГ-31 конкурировать крайне сложно любому истребителю мира. Другое дело, что нападение армады В-52 представляется сегодня делом малореальным, но принципы перехвата любой воздушной цели от этого не изменяются. Лучшее средство борьбы с В-52 окажется таковым и в случае, к примеру, оперативного реагирования на непрошенных соглядатаев учений.

Единственной модификацией МиГ-31, разработанной в России, является МиГ-31БМ, спроектированный в конце 1990-х гг. как «дешевый» вариант МиГ-31М. В духе времени, а точнее для увеличения привлекательности авиационного комплекса в глазах принимающих решения, но не всегда компетентных в отдельных областях знаний людей, МиГ-31БМ в теории сделали многоцелевым самолетом, способным нести высокоточное оружие класса «воздух-поверхность». Первая публичная демонстрация МиГ-31БМ состоялась в Жуковском в 1999 г. одновременно с истребителем 5-го поколения «1.44» (МФИ). Государственные испытания МиГ-31БМ завершились в 2008 г., поступление в строевые части ВВС РФ началось в 2010 г. Прошло каких-то десять с хвостиком лет со времени первого полета… За это время полностью и не один раз обновилась элементная база вычислительной техники. А главным отличием МиГ-31БМ от МиГ-31 является именно БРЭО, в то время как различия между МиГ-31 и МиГ-31М гораздо более серьезные. Тем не менее, появление МиГ-31БМ в войсках стало серьезным шагом вперед. Вот только темпы модернизации парка МиГ-31 невысоки. Самое главное, «БМ» представляет собой компромисс между стоимостью и повышением боевой эффективности, причем приоритетной стала стоимость.

Летные характеристики МиГ-31 в настоящее время действительно уникальны.

Иногда применительно к МиГ-25 и МиГ-31 говорят о торжестве грубой силы (силовой установки) над наукой (аэродинамикой). Отчасти верно, так как особенности аэродинамики самолетов, конструкция воздухозаборников и прочность лобового остекления фонаря кабины не позволяют на практике реализовать 100% тяги двигателей в режиме полного форсажа на некоторых режимах полета. Тем не менее, за счет тонкого крыла (и «грубой силы»!) самолет «протыкает» звуковой барьер гораздо охотнее любого другого современного истребителя. МиГ-31 способен переходить звуковой барьер в горизонтальном полете и в режиме набора высоты, в то время как большинство сверхзвуковых самолетов переходят скорость М=1 в пологом пикировании. Более того, МиГ-31 способен на средних и больших высотах выходить на сверхзвук без включения форсажа. А ведь данным свойством, как считается, обладают лишь истребители 5-го поколения. На малых высотах полет на сверхзвуке для летчика МиГ-31 комфортен. Самолет на этом режиме вполне устойчив и не склонен к болтанке, обычной для аппаратов, чье крыло оптимизировано для дозвукового воздушного боя. К примеру, те же Су-27 (а также МиГ-29, F-15, F/A-18, «Рафаль» и т. д.) у земли даже на высокой околозвуковой скорости способны лететь всего несколько минут. Все современные истребители (кроме самолетов 5-го поколения) не являются в полной мере сверхзвуковыми, так как время полета на сверхзвуке ограничено 5…15 минутами из-за разного рода ограничений по конструкции планера. Скорость полета на сверхзвуке у МиГ-31 лимитирована только запасом топлива.

Наиболее комфортен в пилотировании МиГ-31 также на сверхзвуке, но большинство полетов строевые экипажи выполняют на средних высотах и умеренных дозвуковых скоростях. Для опытных летчиков такие режимы проблемой не являются. Минимальная эволютивная скорость (скорость, на которой самолетом можно безопасно управлять) МиГ-31 в зависимости от полетной массы и режима полета составляет 450…500 км/ч. Это очень большие для истребителя значения, что в данном случае не есть хорошо. Скорость в 450…500 км/ч долгое время считалась своего рода критической, из-за опасности сваливания. Крайние два-три года экипажи МиГ-31 строевых частей интенсивно отрабатывают дозаправку в воздухе от Ил-78. Из-за ограничений по скорости танкера дозаправка выполняется на скорости порядка 500 км/ч, потенциально опасной для перехватчика. Однако выяснилось, что МиГ-31 прекрасно ведет себя и на таком режиме полете. Иначе говоря, тяжелый перехватчик доступен в пилотировании летчику средней квалификации во всем эксплуатационном диапазоне скоростей и высот.

Наиболее экономичные режимы, когда реализуется максимальная продолжительность или дальность полета (это не одно и то же) неблагоприятны с точки зрения утомляемости летчика, но они критичны при использовании самолета в качестве барражирующего перехватчика. С другой стороны, МиГ-31 почти идеален как сверхзвуковой перехватчик при работе из положения «дежурство на аэродроме», однако в этом случае в разы падает радиус действия из-за повышенного расхода топлива на форсажных режимах работы двигателей — все-таки основным сверхзвуковым режимом является форсаж. В определенной степени компромиссом является дозаправка в воздухе, но здесь, опять, возникает своего рода физиологический барьер, связанный с утомляемостью экипажа и не решенной (поскольку никто и не решал) банальной проблемой туалета — свойственных Дальней Авиации традиций длительных полетов с завязанным в узел известно чем, в авиации ПВО нет. Кроме того, суровая реальность ВВС РФ заключается в банальной нехватке самолетов-заправщиков.

Целевое оборудование самолета и вооружение обеспечивают обнаружение и поражение воздушных целей на дальностях порядка до 200 км в зависимости от ракурса, под которым выполняется атака, и эффективной отражающей поверхности цели. МиГ-31 оснащен аппаратурой передачи данных (АПД), позволяющей вести обмен информацией между перехватчиками внутри отряда, между ведущими самолетами отрядов и между ведущими и наземным КП в реальном масштабе времени в автоматическом (без вмешательства штурмана) режиме. На практике это означает частичную скрытность боевого применения. Достаточно часто противник обнаруживает атакующий самолет не путем включения на облучение собственной бортовой РЛС, а фиксацией сигнала РЛС атакующего самолета. В случае выполнения атаки отрядом или парой МиГ-31 поиск цели с помощью РЛС может выполнять один перехватчик, а пуски ракет — другой (или другие). Таким образом, противник некоторое время остается в неведении откуда и когда прилетит ракета и может не успеть поставить помехи или выполнить противоракетный маневр. Благодаря АПД легко нейтрализуются противоракетные маневры, которые выполняет цель. Цель уходит из разрешенной зоны пуска ракет одного истребителя, но при этом «подставляется» под ракеты второго перехватчика, так как информация передается в автоматическом режиме на все самолеты. Приоритет целей система управления вооружением определяет автоматически, хотя окончательное решение куда стрелять, принимает штурман.

Наличие АПД в сочетании с совершенной БРЛС «Заслон» позволяет МиГ-31 с высокой вероятностью уничтожать самолеты-постановщики помех. В большинстве случаев помехи ставятся направленно — на работающую РЛС. Поставить помехи четырем работающим в унисон РЛС сложнее хотя бы из-за необходимости в четыре раза увеличить мощность передачи помехи. На практике увеличивается не мощность передачи помех, а уменьшается эффективная дальность постановки помех, а работа БРЛС МиГ-31 на разных частотах заставляет еще снизить мощность помехового сигнала из-за необходимости расширения частотного диапазона передачи. Сложнее отслеживать переход работающих БРЛС с одной частоты на другую в случае четырех перехватчиков — у экипажей появляется время, в течение которого помехи не действуют. Время — секунды, но их хватит для успешного пуска Р-33. Наконец, координаты постановщика помех возможно определить путем простой пеленгации с четырех МиГ-31, а дальше — варианты поражения лакомой цели могут быть различными. Постановщик помех является целью наивысшего приоритета, так как такой самолет способен не только срывать атаки, но, что самое главное, скрывать боевой порядок ударных самолетов. Уничтожение постановщика помех является первым шагом в направлении уничтожения всей группы самолетов противника. В наших ВВС подобную задачу эффективно может выполнить только МиГ-31.

В систему управления вооружением МиГ-31 входит теплопеленгатор. Устройство не самое главное в авиационном комплексе, но зачастую необходимое. Благодаря теплопеленгатору повышается вероятность уничтожение воздушных целей ракетами с ИК головками самонаведения Р-40Т и Р-60.

Теплопеленгатор «замыкает» ГСН ракеты на цель еще до пуска ракеты, тем самым увеличивая дальность и повышая вероятность уничтожения цели. В некоторых случаях ракеты с ТГС предпочтительнее «королевских» УР Р-33. Королевской ракете — королевскую цель, а стрелять ею по одиночной КР или вертолету не всегда оправданно, а на малой дистанции еще и не удобно.

Расписывать достоинства авиационного комплекса, опираясь на паспортные или рекламируемые данные, будет не совсем правильно — «гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Паспортные или рекламируемые данные авиационных комплексов часто не совпадают с реальными. Показательный пример здесь — «суперистребитель» 5-го поколения F-22 «Рэптор», программа серийного производства которого завершена в мае 2012 г. Если почитать его рекламируемые данные, то окажется проще отметить то, что этот самолет не умеет. Точнее — не будет уметь! На данный момент «Рэптор» не способен обмениваться информацией с самолетами других типов, так как его АПД не сопряжена со стандартной для НАТО АПД Link-16. На модернизацию АПД выделены большие деньги и отведен серьезный временной период. «Рэптор» не способен, вопреки рекламе, наносить удары по наземным целям высокоточным оружием — это качество истребитель также приобретет только после модернизации. Паспортный практический потолок самолета составляет 20 000 м, но из-за проблем с кислородной системой (летчики жалуются на приступы удушья в полете и неприятные запахи; причиной катастрофы F-22 в ноябре 2010 г., скорее всего, стала неисправность кислородной системы) в 2011 г. было введено ограничение по максимальной высоте 7 600 м. Еще ранее, в 2010 г. ВВС США ограничили маршруты полетов таким образом, чтобы в случае необходимости летчик «Рэптора» всегда мог выполнить посадку на аэродром с твердым покрытием. Отмечалось отслаивание радиопоглощающего покрытия при эксплуатации самолетов в условиях влажного и жаркого климата. Летом 2012 г. ограничения частично сняли. Насколько? И все ли? Судя по публикациям в англоязычных СМИ, проблемы с кислородной системой «Рэптора» до сих пор не разрешены. Между тем, опубликованная информация о дефектах F-22 является, скорее всего, лишь вершиной айсберга.

Нет особой необходимости «пинать» именно американцев, ибо эксплуатационные ограничения имеет любой летательный аппарат. Теория и практика эксплуатации самолета или вертолета не совпадают постоянно. Просто F-22 «на слуху»: единственный в мире состоящий на вооружении истребитель 5-го поколения, самолет, который на голову превосходит любого противника… В теории. На практике, оказывается, «не так страшен черт, как его малюют». Можно отметить также упорное многолетнее молчание открытых источников на тему надежности и реальных характеристик СУВ «Рэптора».

МиГ-31 также имеет эксплуатационные ограничения. К сожалению или к счастью (известны пути решения проблем) ограничения эти носят в большинстве своем «национальные особенности» и главной причиной ограничений является многолетнее отсутствие должного внимания к самолету со стороны власть предержащих. Наиболее серьезные ограничения по скорости и высоте полета (критичны именно для перехватчика) связаны с прочностью фонарей и нехваткой двигателей. Здесь уместно вернуться к началу статьи — списано или поставлено на базы хранения (что почти равноценно «списано») порядка 200 МиГ-31. Неужели нельзя снять с этих «излишков» исправные узлы и агрегата для «боевых» перехватчиков, коли утрачено серийное производство необходимых «элементов конструкции»? 200 снятых с вооружения истребителей подразумевают несколько сотен «ненужных» агрегатов… Где они?

Что касается БРЛС «Заслон», то она способна обнаруживать и маловысотные цели с малой ЭПР даже на фоне водной поверхности (самый сложный режим обнаружения и сопровождения). Так, МиГ-31 успешно перехватывали на учениях запущенные с подводных лодок ракеты. Тем не менее, имеет место быть проблема, связанная не с конструктивными особенностями БРЛС «Заслон», а с особенностями ее технического обслуживания.

Осенью 2012 г. невольно был проведен методически чистый эксперимент в отношении реальных возможностей БРЛС «Заслон». В первом случае штурман обнаружил и взял на сопровождение запущенную с Ту-160 крылатую ракету на удалении, намного превосходящем паспортные значения БРЛС. На дальности столь «не достоверной», что была проведена проверка с изучением информации от всех средств объективного контроля. Так вот, «недостоверная» информация оказалась истинной! Месяц спустя тот же штурман не смог обнаружить КР и выполнить взятие ее на автосопровождение на дальностях, гораздо меньших паспортных. Причиной диаметрально разительных результатов был самолет. В первом случае — самолет с «должным образом» отлаженной РЛС, во втором — самолет, где РЛС скорее являлась балластом. Так хороша или плоха БРЛС «Заслон»? Оказывается, смотря какая… Можно ли поддерживать в исправном состоянии РЛС всех самолетов в реальных условиях? То есть, причина не техническая, а скорее «методическая»: где взять запасные части (а лучше «прицел» целиком), как удержать в армии опытных и грамотных специалистов ИАС…?

В 1990-е гг. в отечественных ВВС летали мало, в основном — на поддержание навыков техники пилотирования, а за эти десять лет успело вырасти целое поколение летчиков. Полеты по курсу боевой подготовки в полном объеме возобновились сравнительно недавно. И тут оказалось, что МиГ-31 умеет делать все, что прописано в паспортных данных. Степень этого умения определяется не конструктивными особенностями самолета и оборудования, а техническим состоянием, которое поддерживать на хорошем уровне в специфических российских условиях очень и очень непросто.

После долгого перерыва экипажи стали выполнять перехваты парами и в составе отряда из четырех самолетов (максимальная взлетная масса МиГ-31 составляет 45 т., такой самолет официально именуется «кораблем», соответственно, четыре корабля — не звено, как у других истребителей, а отряд). Выяснилось, что отрегулированная должным образом АПД работает великолепно, автоматическая передача целей от перехватчика к перехватчику функционирует, РЛС способна обнаруживать и брать на сопровождение цели, в том числе и на фоне земли, согласно паспортным данным. Ничего странного в этом вроде бы нет. На самом деле, между заявленными данными и реальными, даже в идеальных условиях, очень часто бывает дистанция огромного размера. За примером далеко ходить не надо — подавляющее большинство летчиков МиГ-29 и Су-27 видели нашлемные прицелы только на картинках, в то время как любой человек, мало-мальски интересующийся авиацией, одним из достоинств этих великолепных, без иронии, истребителей назовет систему управления вооружением с использованием нашлемного прицела!

Неоднократно МиГ-31 на учениях преподносил сюрпризы: для одних приятные, для других — не очень. При отработке отражения удара Су-24, летевших на большой скорости и малой высоте, бомбардировщики не смог обнаружить ни один наземный радиолокатор. А вот МиГ-31-е цели обнаружили, частью условно «сбили», частью «передали» зенитно-ракетным коллегам. На учениях в Астрахани имитировалась атака пары МиГ-31 самолета ДРЛОиУ, который прикрывала пара истребителей. За «АВАКС» подыгрывал Ан-12, а в роли F-15 выступали МиГ-29, которые пилотировали очень опытные летчики. Ни «АВАКС», ни МиГи просто не заметили атаки. Все три цели «условно» уничтожили на предельной дальности пуска Р-33 — идеальный пример использования перехватчика по предназначению. В случае отлаженной РЛС «Заслон» дальние воздушные бои МиГ-31 с истребителями 4-го поколения боями-то назвать сложно — результат известен априори.

В то же время, «4-е поколение» потихоньку уходит в историю. В ВВС появились более совершенные самолеты, оснащенные, в том числе, новой аппаратурой РЭБ. Бои с такими машинами тоже проводились, причем строевыми экипажами. Результат — опять в пользу 31-х, хотя, штурманам пришлось помучиться, отстраивая прицелы от помех, да и дальность взятия цели на сопровождение уменьшилась.

Маневренный бой для МиГ-31 — не тема. Тем не менее, некоторые шансы не только выжить в таком бою, но даже выиграть его у МиГ-31 есть. Опытный летчик 31-го вполне способен оторваться от севшего на хвост Су-27 за счет выхода на сверхзвук в наборе высоты — «сушка» банально отстанет и не факт, что успеет пустить ракеты. Тут уместно вспомнить о PR. МиГ-31 на авиашоу демонстрируют только на стоянках (исключение — проход в плотном строю отряда на авиашоу в честь 100-летия ВВС России). Дескать, а чего неманевренный «утюг» показать может? Оказывается, может. Проход на малой высоте и скорости порядка 800 км/ч с последующим выполнением горки на форсаже по визуально-акустическому воздействию на зрителей легко даст фору «кружевам» истребителей с ОВТ!

Одной из ключевых проблем не только МиГ-31, но и вообще самолетов времен СССР, остается ремонт и регламент. МиГ-31 и с этой точки зрения машина не самая плохая. 31-й — аппарат «железный», лишенный столь приятной для летчика вещи, как электро-дистанционная система управления. Отечественная электроника славилась своим «отменным» качеством еще во времена СССР, а потому количество отказов ЭДСУ существенно превышает количество отказов механических систем управления. С точки зрения инженеров с опытом работы на Су и МиГах, самолеты «микояновской» фирмы всегда были в обслуживании проще и удобнее.

Появление истребителей 4-го поколения ознаменовало качественный скачок в развитии военной авиации, но аналогичного скачка в подходе к наземному обеспечению полётов не произошло. Напичканные электроникой аппараты проходят регламент и мелкий ремонт в ТЭЧ, построенных если не под МиГ-15, то под МиГ-21 точно. Самолеты, как исторически заведено, хранятся на открытом воздухе. В тех же США, где климат гораздо менее суровый, чем в России, каждый истребитель имеет, минимум, навес. Отсутствие ЭДСУ на МиГ-31 с одной стороны является недостатком, который в российской реальности для техников обернулся благом. Здесь уместно обозначить проблему эксплуатации истребителей новых поколений в ВВС РФ. Они тоже будут загорать на солнце, мокнуть под дождем и превращаться зимой в сугробы? И какова будет их реальная боеспособность? Наконец, стоит банально подумать о людях, самолеты обслуживающих: «Победа в небе куется на земле». Ну и сколько можно «ковать» ее на морозе голыми руками?

Вопросам инженерно-технического обеспечения эксплуатации авиационной техники в нашей стране должного внимания не уделялось и не уделяется. Средством малой механизации при подвеске ракет всегда служили могучие руки вооруженцев и не менее могучий русский язык. В случае с МиГ-31, по крайней мере, одна проблема — подвеска ракет — решена. Отношение длины ракеты Р-33 к ее диаметру в сочетании с внушительной массой исключает возможность подвески данного изделия на самолет методом «раз-два взяли». Для подвески ракет на перехватчике установлены встроенные лебедки — это единственный истребитель российских ВВС, оснащенный подобными устройствами!

В отношении повышения исправности, а значит, и боеготовности парка перехватчиков МиГ-31 предпринимаются определенные усилия. В течение нескольких лет достаточно интенсивно ведется капитальный ремонт самолетов на АРЗ во Ржеве. К сожалению — только ремонт. Совершенно необходимо при ремонте хотя бы минимально модернизировать БРЭО самолета, если нет средств (и времени) на модернизацию в «БМ». Совершенный на период поступления перехватчика в войска навигационный комплекс на основе инерционной платформы сегодня совершенно устарел. Точность определения координат данного комплекса ниже, чем требования ICAO к точности навигационных комплексов гражданских воздушных судов. Казалось бы, на военном самолете, особенно вооруженном ракетами, точность стрельбы которых зависит от точности определения координат носителя в момент пуска, навигация обязана быть лучше, чем у гражданских авиалайнеров. Так и было 25 лет назад. Вот только гражданские системы совершенствовались, а военные на строевых самолетах в нашей стране — нет.

Совершенно необходима установка нормального, самолетного, приемника GPS в процессе капремонта, что не обременительно по трудозатратам и на фоне стоимости всей работы не особо дорого. Еще лучше — частичная модернизация БРЭО по аналогии с Су-24, повышающая боевые возможности комплекса, надежность самолетовождения по маршруту и обеспечивающая посадку в СМУ даже в условиях ниже установленного метеоминимума. Последнее очень важно для страны, в которой огромное количество запасных аэродромов исчезло навсегда. Погода в средней полосе России (на Севере тем более) — вещь трудно прогнозируемая. За счет возросшей уверенности экипажей в надежности и точности работы навигационной аппаратуры практически «автоматом» возрастет радиус боевого применения перехватчика. Во-первых, можно будет официально уменьшить аварийный остаток топлива, а во-вторых, многие строевые экипажи прибавляют к «официальному» остатку свой, рассчитанный из уровня собственной некомпетентности. Иными словами, только за счет навигационной аппаратуры возможно увеличить расходуемые запасы топлива, то есть, повысить дальность и продолжительность полета.

Подведя итог, следует отметить, что подавляющее большинство существующих ограничений по эксплуатации и боевому применению самолета МиГ-31 связано или с недостаточным материально-техническим обеспечением, или могут быть устранены в ходе капитального ремонта путем относительно дешевых доработок.

В свете относительно скорого поступления в войска истребителей 5-го поколения логична постановка вопроса о необходимости такого самолета, как МиГ-31 вообще. Зачем сей уникальный аппарат нужен, если умные американцы «Томкэт» с вооружения сняли? Нужен. И не важно, будет ли это МиГ-31 или самолет с аналогичными ЛТХ. А все потому, что для России угроза воздушного нападения (точнее воздушно-космического) будет сохраняться всегда в силу нашего географического положения. Перспективные Су-35 и Т-50 заменить МиГ-31 не смогут хотя бы по причине ограниченного из-за высокой стоимости количества. Так, на 2012 г. было заказано 48 Су-35С со сроком поставки до 2015 г. (возможен заказ второй партии из 48 самолетов с поставкой в 2015…2020 гг.), а потребность ВВС в Т-50 оценивается в 150…200 самолетов. То есть, в самом лучшем случае суммарное количество Су-35С и Т-50 не превысит количества состоящих в настоящее время на вооружении перехватчиков МиГ-31. Между тем, Су-35С и Т-50 — самолеты многоцелевые, предназначенные для выполнений широкого круга задач, а значит, «перехватчиков» Су-35С и Т-50 будет еще меньше, так как универсальность самолета не означает универсальности летчика. Летчик может стать универсалом к пенсии, а ведь авиация, как давно замечено, является уделом молодых.

Есть и еще один любопытный момент в общемировых тенденциях развития авиации. С 1960-х гг. предельные летные характеристики самолетов не возрастают. Лозунг «Дальше, Выше, Быстрее» в части «выше» и «быстрее» сдан в утиль. При модернизации существующих авиационных комплексов на первый план выходит БРЭО, что наглядно демонстрирует МиГ-31БМ. По «паспортным» максимальной скорости и потолку ни Су-35С, ни Т-50, ни F-22, ни «Тайфун» или «Рафаль» не превосходят МиГ-31, а «старичкам» (ветеранам МиГ-25 и SR-71) существенно уступают. Су-35С в плане аэродинамики мало отличается от Су-27 и, значит, по скороподъемности на больших скоростях и способности проходить звуковой барьер уступает МиГ-31. Можно поставить на самолет совершенную систему управления, оснастить новыми УР «воздух-воздух» большой дальности, однако для настоящего перехватчика этого мало — перехватчик должен обладать способностью достигнуть рубежа атаки в кратчайший срок! Т-50, также как и Су-35С, скорее ориентирован на воздушные бои, чем на перехват. Анализ открытых военных программ ведущих стран мира позволяет говорить о невозможности появления в ближайшие 10…15 лет на вооружении истребителей, сопоставимых по скорости, скороподъемности и практическому потолку с МиГ-25 или МиГ-31.

Прототип китайского истребителя 5-го поколения Chengdu J-20 выполнил первый полет 11 января 2011 г. В летных испытаниях принимают участие не менее двух опытных J-20. По оценке министерства обороны США, в строевые части ВВС КНР истребители J-20 начнут поступать не ранее 2018 г. Еще один китайский истребитель 5-го поколения, Shenyang J-31, выполнил первый полет 31 октября 2012 г. Западные эксперты считают J-31 аналогом американского F-35, который создавался как более «простое» и «дешевое» дополнение к F-22. J-31, как и F-35, по максимальной скорости уступает J-20 и F-22.

Разработка истребителя 5-го поколения ведется также в Японии. Концептуально истребитель Mitsubishi ATD-X Shinshin не отличается от американской, российской или китайской машины. Основные усилия направлены на достижение малозаметности, крейсерской сверхзвуковой скорости, ителлектуализации бортового оборудования. По своим предельным летным данным истребитель ATD-X Shinshin не превзойдет «одноклассников», а значит, и МиГ-31.

К сборке демонстратора самолета ATD-X Shinshin приступили весной 2012 г. При самых благоприятных обстоятельствах истребители Shinshin начнут поступать на вооружение воздушных сил самообороны Японии в 2018…2020 гг.

Работы по 5-му поколению ведутся также в Индии, но самолет для ВВС Индии будет создаваться совместно с Россией на основе Т-50.

Скачок летных характеристик эксперты прогнозируют для истребителей 6-го поколения. Работы по истребителям 6-го поколения находятся на самой ранней стадии. Проработки ведутся, по крайней мере, в США и Японии. Вероятно, самолет будет проектироваться в пилотируемом и беспилотном вариантах. Максимальная скорость истребителя 6-го поколения вплотную приблизится к гиперзвуку, а потолок составит 30…35 км. Оптимисты полагают, что прототип «6-го поколения» поднимется в воздух примерно в 2030 г.

Таким образом, по самому оптимистичному прогнозу, до 2030 г. (с точки зрения максимальной скорости и потолка) ни один серийный истребитель МиГ-31 не превзойдет. На практике преимущества МиГ-31 в критичных для перехватчика характеристиках еще выше, так как разгонные характеристики и скороподъемность в зависимости от режимов полета у 31-го, скорее всего, выше.

Теоретически, альтернативой перехватчику являются наземные зенитно-ракетные комплексы. Спорить о достоинствах и недостатках обычных ЗРК и ЗРК летающих, вроде МиГ-31, можно долго. Однозначного победителя в таком споре не будет. ЗРК не способен на 100% заменить перехватчик, равно как перехватчик не является полноценной заменой ЗРК. Дело в приоритете. Одновременно развивать оба направления «по полной программе» слишком дорого. На Западе приоритет истребительной авиации выбран давно. Речь не только о США, географическое положение которых практически исключает массированное воздушное нападение. Великобритания, Франция, Германия, Италия не имели и не имеют зенитно-ракетных систем в количественном отношении сопоставимых с отечественными. Причина лежит, скорее, в экономической плоскости, нежели в военной. Далеко не всегда под новый самолет необходимо модернизировать аэродромную сеть, а постановка на боевое дежурство нового ЗРК всегда связана с изменением дислокации частей ПВО. Показательным примером могут служить заброшенные за ненадобностью гарнизоны вдоль первого и второго бетонных колец вокруг Москвы. Компактностью Россия не отличается, поэтому прикрыть все границы

ЗРК не пытались даже в советские годы, когда деньги но оборону особо не считали. За годы, прошедшие после распада СССР, количественный состав сил и средств ПВО сократился в разы, если не на порядки. В этих условиях особое значение приобретает мобильность сил ПВО. Не надо быть специалистом, чтобы понять преимущества перехватчика перед ЗРК в мобильности. Сколько времени (и материально-технических средств) уйдет на переброску дивизиона ЗРК С-300, к примеру, в Тикси? А эскадрильи МиГ-31? С точки зрения вероятности обнаружения и уничтожения воздушных целей возможности МиГ-31 ничуть не меньше, чем у С-300. «Врожденным» недостатком МиГа в сравнении с ЗРК является ограниченный боекомплект, пополнить который возможно только на аэродроме. Бытует эмоциональная оценка: «Один МиГ-31 в воздухе заменяет дивизион С-300». Она не совсем корректна. Заменяет, пока боекомплект не израсходует, а в реальном бою произойдет это очень быстро. Вывод: как в случае с обычными истребителями, лучшим вариантом является «работа в команде», совместно с ЗРК, хотя явный перекос в сторону наземных ЗРК в нашей стране существует.

Уместно напомнить программу разработки модификации МиГ-31 в варианте носителя противоспутниковой ракеты. После распада СССР работы по данной тематике прекратились. Возобновление данной программы на новом технологическом и научном уровнях способно превратить самолет в элемент противоракетной и противокосмической обороны.

Свои ниши в истребительной авиации, в которых МиГ-31 им не конкурент, занимают Су-27 и МиГ-29. Эти самолеты трансформировались в совершенные авиационные комплексы XXI века Су-35С и МиГ-35, а 31-й, самолет по своим боевым возможностям удивительный, так и остался в веке XX. Да, согласно открытым источникам, ВВС РФ рассчитывают до 2020 г. получить 60 «БМ», то есть ухудшенных (по крайней мере, в части ЛТХ) «производных» от МиГ-31М образца конца 1980-х гг.

Потенциал 31-го далеко не исчерпан, а достойной замены ему на горизонте пока не просматривается, причем не только в нашей стране.