Список статей

Михаил НИКОЛЬСКИЙ

Путь к совершенству

Высокоточное оружие, равно как сверхманевренность или крейсерский сверхзвук на бесфорсажном режиме работы двигателей, ныне стало своеобразным авиационным фетишем. Право, ну как считать самолет современным, ежели он не способен применить хотя бы управляемые бомбы JDAM? При этом как-то упускается из виду стоимость даже самого «дешевого» JDAM-a. Самолет бомбит в данном случае, образно выражаясь, автомобилями, причем отнюдь не бюджетного класса. С другой стороны точность бомбометания, а значит и вероятность поражения целей того стоит. Это тот случай, когда есть смысл «за ценой не постоять». Другое дело, что в подавляющем большинстве случаев можно обойтись обычными «железными» бомбами, сброшенными с носителя, оснащенного доработанным БРЭО.

Во второй половине 80-х годов считалось, что развитие авиационных ПрНК (прицельно-навигационный комплекс) в части снижения КВО (кругового вероятностного отклонения) неуправляемых авиационных средств поражения достигло предела. Однако в ходе ряда НИР, проведенных в интересах МО СССР, удалось доказать обратное. Строго говоря, теоретические проработки по, так сказать, нетрадиционным способам повышения точностных характеристик бортовых комплексов начались в СССР минимум на десять лет раньше. Повышение точности навигационных комплексов и систем достигалось, прежде всего, путем повышения точности датчиков первичной информации — гироскопов, акселерометров и др. Но информация о ряде параметров полета, например, о скорости и высоте, поступает и от других систем — радиовысотомера, допплеровского измерителя скорости и сноса, системы воздушных сигналов. Наконец, от спутниковой навигационной (ошибочно считать GPS первой такой системой) — спутники для навигации использовались в США и СССР задолго до появления GPS. Был разработан и новый метод навигации — по заранее составленной матрице высот. Обработка «средненьких» сигналов от различных систем позволяла получить на выходе данные очень высокой точности. Теоретические работы в области подобных систем продвинулись настолько, что в первой половине 80-х годов даже студентам МАИ начали читать курс корреляционно-экстремальных навигационных систем (КЭНС). Справедливости ради, стоит отметить, что упор делался на точность навигации, а не на точность бомбометания. Правда, новые способы навигации (и боевого применения) могли быть реализованы на практике только при наличии высокопроизводительных процессоров, способных выполнять обработку больших объемов информации в реальном масштабе времени. Увы, как говорилось в те годы: «советская микросхема — самая большая микросхема в мире!». А известные события рубежа 80-90-х годов едва вообще не поставили крест на отечественной оборонке.

Некоторое отрезвление в верхах наступило к середине 90-х годов, когда выяснились ограниченные возможности лучшего отечественного ударного самолета фронтовой авиации — Су-24М в части поражения точечных целей. ВВС в 1996 г. объявили конкурс на модернизацию самолета. Обычно фаворитом в такого рода конкурсах изначально выступает головной разработчик, но стоимость модернизации, предложенной «сухими», оказалась для ВВС неподъемной. Тогда Главком ВВС генерал армии П. С. Дейнекин отдал распоряжение найти альтернативный вариант.

Таким вариантом стало предложение малого научно-технического предприятия «ГЕФЕСТ и Т», созданного в 1992 г. рядом специалистов оборонной промышленности, в том числе принимавших участие в программе «Буран». Предприятие специализировалось на выполнении небольших заказов, НИОКР в области авиации и авиационного вооружения. «Внешнего эффекта» предложенный «Гефестом» вариант модернизации, а точнее — доработки, был лишен начисто. Облик самолета и даже оборудование кабины не менялись. Замене подлежали лишь блоки ПрНК, причем новые блоки выполнялись в меньшей размерности, но с теми же самыми посадочными местами и разъемами, что позволяло выполнять доработку самолетов в строевых частях силами ТЭЧ. Финансирование программы выполнялось в сравнительно ограниченном объеме, несопоставимым с доходами головного разработчика, занятого в тот период экспортом авиационной техники и амбициозными проектами необычных самолетов, а потому «Сухие» в «Гефесте» конкурента не увидели. Первое время программа ОКР фактически являлась совместной: в ней принимали участие «Гефест» и фирма «Су».

Отработка нового бортового оборудования велась на базе ЦБП и ПЛС в Липецке с 1998 г., что также было необычно. Традиционно новая техника проходила сначала испытания в Ахтубинске. Вариант с Липецком возник не от хорошей жизни — разработчик просто не располагал средствами на натурное моделирование. Самолеты Су-24М из боевого состава Липецкого авиацентра не выводились (новых самолетов, естественно, никто не предоставил).

Новый борт прошел несколько итераций. Изначально в параллель с БЦВМ «Орбита-10» подключался новый блок обработки и формирования информации. На этом этапе проводилась проверка правильности построения алгоритмов обработки данных. Следующим шагом стало исключение из контура системы штатной БЦВМ, в дальнейшем глубина модернизации БРЭО увеличилась. В ходе испытаний не только совершенствовалось программное обеспечение, но приходилось выполнять, казалось бы, не связанные с темой задания. В частности, уточнили баллистику бомб. Снятие баллистических характеристик проводилось на равнинных полигонах, а экипажи из Липецка работали не только на равнине, но и по горному полигону; где бомбы ложились кучно, но с перелетом от цели — иная баллистика в разряженной атмосфере. Поскольку денег на подобные исследования выделено не было, то работу совместили с выполнением Липецким авиацентром учебно-боевых заданий, в том числе и исследовательских ЛТУ.

Окончательно структура новой подсистемы СВП-24 (специализированная вычислительная подсистема) для самолета Су-24М сформировалась в 2000 г. при непосредственном участии специалистов Липецкого авиацентра. Тогда же было принято решение о проведении специальных совместных испытаний модернизированных самолетов Су-24М (МК) с СВП-24. Однако раньше произошли события, едва не поставившие под вопрос всю программу, точнее ее выполнение силами «ГЕФЕСТ и Т».

В 1999 г. интерес к модернизации Су-24МК проявили ВВС Алжира. Под Алжир проходил испытания Су-24М с неполным комплексом СВП-24, так как здесь главным подрядчиком выступил уже разработчик самолета. Результаты испытаний более чем удовлетворили ВВС Алжира. С 2001 г. началась эксплуатация доработанных Су-24МК в ВВС этой страны. Алжир получил самолеты с новой версией ПО, поэтому эксплуатацию сопровождали представители «ГЕФЕСТ и Т». Алжирский заказ стимулировал интерес ОКБ Сухого к модернизации Су-24М — начались работы по новой ОКР, которая привела к появлению Су-24М2. Модернизация свелась к обновлению бортового радиоэлектронного оборудования (не без использования наработок «ГЕФЕСТ и Т», хотя ВВС настаивали на использовании СВП-24 в полном объеме). Политические усилия привели к тому, что в 2002 г. финансирование варианта доработки, предложенного «ГЕФЕСТ и Т», прекратили. Самолет Су-24M2 же получил хороший PR, хотя добиться запланированного повышения его боевой эффективности не удалось.

Невзирая на прекращение государственного финансирования, отработка Су-24М «Гефест» (так самолет называют в войсках) продолжалась. «Матчасть» принимала участие в исследовательских ЛТУ и постепенно получала «широкую известность в узких кругах».

В 2004 и 2005 гг. «гефесты» блестяще отработали на учениях стран СНГ «Рубеж», в то время как дела конкурента шли отнюдь не блестяще. По результатам учений 2004 г. (и более ранних) ВВС провели анализ Су-24М с СВП-24 в опытной эксплуатации, а в начале 2005 г. оборудование СВП-24 рекомендовали к принятию на снабжение ВВС РФ. В декабре 2005 г. появился утвержденный Главкомом ВВС Акт, в котором говорилось о невозможности начала эксплуатации в ближайшее время модернизированных самолетов Су-24М2 и рекомендовалось доработать 4…5 самолетов Су-24M СВП-24. Министр обороны С. Б. Иванов публично заявил о модернизации Су-24M по варианту «Гефеста», однако в конце 2005 г. был заключен контракт на модернизацию порядка 30 самолетов в вариант Су-24М2.

Очередным рубежом в затянувшейся истории Су-24М «Гефест» стал 2008 г. — в октябре систему СВП-24 официально приняли на вооружение ВС РФ. Зеленый свет? «Российским вооруженным силам на период реформирования достаточно 14 самолетов», — это цитата. Самолеты поступили в строевой полк, где ими очень довольны.

Приведем некоторые данные по модернизации Су-24М.

В состав Комплекса бортового оборудования входят:

В состав Наземного комплекса подготовки и контроля полетных заданий (НКПиК) входят:

Установка информационно-прицельных индикаторов вместе с созданием системы объединенной индикации значительно упростила работу экипажа и расширила возможности маневрирования самолета при поиске и атаке наземных целей днем и ночью в простых и сложных метеоусловиях, а также в условиях постановки радиопомех. Летчик получил возможность видеть показания пилотажно-навигационных приборов на отражателе прицела с одновременным выполнением прицеливания в режиме ИЛС при визуальном поиске цели, не перенося взгляд в кабину самолета, что существенно повышает безопасность полета на малых высотах и в гористой местности. В режимах индикации РПО и ЛТПС (ГСН) летчик впервые получил возможность наблюдать радиолокационное или телевизионное изображение местности и целей, в том числе на фоне электронной карты, что позволяет осуществлять прицеливание или контроль качества прицеливания штурманом вне визуальной видимости цели. Нанесение тактической обстановки на фоне электронной карты местности значительно облегчает работу штурмана при поиске и опознавании заданной цели. Привязка по высоте и цели на большой дальности позволяет летчику выполнять противоракетное маневрирование по высоте и направлению вплоть до сброса бомб. В случае отсутствия радиолокационного изображения от РПО обеспечивается возможность прицеливания с заданной точностью по целям на электронной карте местности.

Продолжительность модернизации одного самолета Су-24М под установку бортового оборудования СВП-24, развертывание модулей АСЭК-24 и АСППД-24 составляет 10…14 дней. Доработка звена самолетов Су-24М (МК) может быть выполнена за 20…25 дней при организации работ параллельно на нескольких самолетах комплексной бригадой из трех-пяти специалистов разработчика и десяти специалистов ТЭЧ. Комплект модернизированных средств наземного обслуживания обеспечивает эксплуатацию штатных и модернизированных самолетов. Масса бортового оборудования самолета уменьшается на 127 кг, объем бортового оборудования уменьшается на 179 дм³, потребляемая мощность снижается на 1 000 ВА, новое оборудование не требует охлаждения обдувом.

ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» разработало и поставляет для доработки самолета Специализированную вычислительную подсистему СВП-24 в составе Комплекса бортового оборудования (КБО СВП-24) и Наземного комплекса подготовки и контроля полетных заданий.

Опыт эксплуатации самолетов показал, что боевые возможности Су-24М, оборудованных СВП-24, повышены в сравнении с Су-24М более, чем в 3 раза за счет повышения дальности обнаружения и опознавания целей, улучшения точностных характеристик, увеличения суточной боевой напряженности. Реализована возможность автоматизированного управления ударной авиацией в интересах общевойскового командира в реальном масштабе времени при непосредственном взаимодействии с сухопутным подразделением, разработаны и внедрены новые тактические приемы.

На практике вышеизложенное означает переход Су-24М в новое качество. Стало возможным реально перенацеливать самолет в воздухе. В принципе, данное качество в той или иной мере присуще любому авиационному ударному комплексу. На практике любой бомбардировщик подобен снаряду. Заранее отработан и введен в ПрНК маршрут, согласованный с «дружественной» ПВО, экипаж прошел тренаж для выполнения конкретной задачи, удар наносится с отработанных в ходе учебно-боевой подготовки «шаблонных» маневров. В условиях быстроменяющейся обстановки подобные удары зачастую приходятся по пустому месту, тем более, что даже в «известном месте» далеко не всегда находится реальная цель.

Комплекс разработки «ГЕФЕСТ и Т» обеспечивает перенацеливание самолетов непосредственно в полете — на экране на фоне цифровой карты местности просто высвечивается новая марка цели, причем такую марку способен поставить не только старший авиационный начальник, но и командир подразделения сухопутных войск. Сама атака выполняется со «свободного маневрирования», то есть понятие «боевой курс», на котором летчик ведет самолет «по ниточке» под огнем средств ПВО, исключен. На учениях «Рубеж-2004» бомбометание по цели выполнялось тремя Су-24М с СВП-24. Как такового выхода на боевой курс не было — три самолета перед атакой разомкнулись, а бомбометание выполняли с разных высот и курсовых углов, при этом все сброшенные бомбы легли точно в цель, которая легко наблюдалась визуально. Министр обороны Казахстана летчик-снайпер, генерал армии М. К. Аптынбаев наблюдая роспуск бомбардировщиков перед атакой, очень сильно удивился, впервые увидев нанесение группового удара со свободного маневра.

Границы зоны «свободного маневрирования» летчик наблюдает визуально на коллиматорном индикаторе КАИ-24П; разработчик гарантирует заданную точность бомбометания при маневрировании с креном в пределах летно-технических характеристик самолета. За счет использования специальных тактических приемов, например бомбометания с кабрирования в развороте, стало возможным бомбометание без входа в зону объектовой ПВО. Су-24М с СВП-24 способен использоваться как лидировщик немодернизированных Су-24 или даже истребителей; в этом случае ведомые выполняют сброс бомб одновременно с ведущим самолетом. Использование в одном боевом порядке бомбардировщиков и истребителей позволяет одновременно нарастить силу удара по наземной цели (за счет подвески бомб на истребители) и прикрыть бомбардировщики от возможных атак самолетов противника. СВП-24, в отличие от исходного комплекса или комплекса самолета Су-24M2, допускает использование в одном боевом вылете боеприпасов с разными баллистическими характеристиками. По точности самолетовождения комплекс Су-24М с СВП-24 в отечественной фронтовой авиации не имеет себе равных. Днем и ночью, в СМУ и ПМУ экипаж способен выполнять полет на малых высотах с огибанием рельефа местности. Дополнительный плюс комплекса — он гарантирует заход на посадку на аэродромы, не оборудованные средствами РТО. Даже в мирное время, при наших географических пространствах, где часть аэродромов обслуживается лишь маленькими комендатурами, данное качество «Гефеста» более чем востребовано. Только за одну возможность посадки на аэродром в сложных метеоусловиях с отказавшим РТО, стоит сказать спасибо компании «ГЕФЕСТ и Т».

Высокая точность навигации обеспечена использованием КЭНС, спутниковых систем ГЛОНАСС и GPS, информацией от радиолокатора. Особо стоит отметить, что в ходе модернизации не менялись датчики первичной информации — те самые гироскопы и акселерометры, а также радиолокаторы и другие системы. Другими словами, создан «временной резерв» для создания и отработки промышленностью действительно новой Российской авионики. За счет изменения преобразования сигнала от РЛС в телевизионный формат стало возможным накладывать на экране радиолокационную «картинку» на цифровую карту местности, что облегчает работу штурмана.

Модернизация затронула не только самолет. Замена БЦВМ «Орбита-10» обернулась, возможно, первым реальным шагом в направлении реализации концепции, известной на Западе как «цифровое поле боя» — когда все участники сражения обмениваются информацией в реальном масштабе времени. Электронная карта местности, тактические условные знаки, унифицированы с используемыми в сухопутных войсках. Удалось организовать радиообмен между пользователями различных родов войск в режиме частотной радиотелеграфии на единых частотах. Криптографический канал связи обладает высокой помехоустойчивостью. Перенацеливание «гефестов» в воздухе по командам с КП сухопутных войск неоднократно демонстрировалось в ходе учений.

Наземная часть комплекса позволяет эксплуатировать самолет «по состоянию». Так, бортовой накопитель ТБН-К-2 записывает синхронно по 4 каналам всю текущую информацию о работе бортовых систем. Более того, зафиксированная накопителем информация дает полную картину действий экипажа в полете, то есть позволяет от полета к полету отслеживать реальный уровень подготовки экипажа. Заключение по техническому состоянию самолета и действиях экипажа выдается через 15 минут после посадки. Данные от накопителя вводятся в автоматизированную систему эксплуатационного контроля АСЭК-24, благодаря чему в любой момент практически одним нажатием кнопки можно узнать реальное состояние парка самолетов Су-24М с СВП-24 и натренированность их экипажей.

Автоматизированная система подготовки полетных данных АСППД-24 в 4…5 раз сокращает время выполнения штурманских расчетов, значительно повышает эффективность выполнения оперативно-тактических расчетов вплоть до оптимизации боевой нагрузки, прокладки маршрутов, преодоления средств ПВО противника.

В ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» не ограничились модернизацией Су-24М. В 2005 г. выполнял полеты доработанный системой, близкой СВП-24, вертолет Ка-50. Боевая эффективность доработанной «Акулы» увеличилась в 2,5 раза, однако по политическим причинам, развития данная тема не получила. Готовы варианты модернизации самолетов Су-25, МиГ-27, L-39, А-50 и Ту-22М3. Реально «в работе» в настоящее время находится только один Ту-22М3.

Проблема в «умах». Принято считать новым, прежде всего, «железо» — планер с двигателем. Новый самолет — это звучит! Между тем, в ряде боевых авиационных комплексов стоимость бортового оборудования доходит до 70% от стоимости всего «изделия». На Западе главными подрядчиками при создании спецтехники, таких как самолеты радиоразведки, подавления ПВО, РЭБ, ДРЛОиУ, уже давно являются электронные фирмы, например IBM. У нас по-прежнему «весь пирог» забирает головной разработчик, а «смежникам» достаются (не всегда!) лишь не самые толстые куски пирога. Результат отлично иллюстрирует графическое сравнение допустимых эксплуатационных диапазонов самолета и допустимой области применения оружия. Самолет обладает великолепными летными данными в широком эксплуатационном диапазоне, а использовать оружие способен только с ограниченных режимов! Специалистам «ГЕФЕСТ и Т» удалось максимально приблизить область применения оружия к допустимому эксплуатационному диапазону самолета — отсюда возможность бомбометания со «свободного маневрирования». Разработчик «со стороны», в данном случае «ГЕФЕСТ и Т», способен комплексно подойти к модернизации бортового оборудования и наземных систем, унифицировав летательные аппараты различных фирм, что в ином случае вряд ли возможно, по крайней мере, в отечественных условиях.

Области обеспечения точностных характеристик бомбометания

— располагаемая область летно-тактических характеристик;
— область боевого применения, обеспечивающая заданную точность до модернизации;
— область боевого применения, обеспечивающая заданную точность после модернизации.

Немаловажный фактор в пользу привлечения «третьей силы» — возможность проведения реальных конкурсов, сокращение «нецелевого использования средств». Кстати, о последнем: на совещании по вопросу модернизации оборонной промышленности 5 апреля 2010 г. премьер-министр В. В. Путин отметил, что «мы не всегда получаем ту отдачу, которую ожидали… деньги, тратятся, а результат нулевой».

Статья может показаться панегириком «ГЕФЕСТ и Т». Это не так. Не дело журналиста, даже с техническим образованием, давать оценки военной технике, в таких оценках даже испытатели порой «блуждают» в раздумьях чему отдать предпочтение. Автор неоднократно говорил на тему «Гефеста» с летчиками и штурманами Су-24М. Редкий довольно случай — отзывы были исключительно положительными, причем штурманы хвалили самолет на свой лад, летчики — на свой. Выше говорилось о трудозатратах на доработку самолета, но ведь экипажи тоже следует готовить. Так вот, по отзывам летного состава, освоившего самолет Су-24M, для освоения Су-24М с СВП-24, в зависимости от уровня подготовки, достаточно выполнить один — три полета.

В случае реализации сказанных в 2004 г. слов Министра обороны С. Б. Иванова, в настоящее время ВВС России вполне могли иметь несколько десятков бомбардировщиков, сопоставимых по боевой эффективности с лучшими западными ударными самолетами поколения 4+. Кстати, на учениях «Запад-2009» некоторые зарубежные специалисты в возможности модернизации существующего бортового оборудования самолетов Су-24М и Ту-22М3, так и не поверили. Осенью 2009 г. еженедельник «Джейнс Дифенс Уикли» сообщил о появлении на вооружении ВВС России новых высокоточных управляемых боеприпасов со спутниковым наведением. Поводом послужили спутниковые снимки полигона в Белоруссии, по которому в ходе учений отработали «железными» бомбами Су-24М и Ту-22М3, оборудованные СВП-24, а иностранные специалисты посчитали, что наши самолеты применяли управляемые боеприпасы.

Использование СВП-24 также позволяет повысить точность применения управляемого оружия, особенно — с инерциальным наведением на начальном и среднем участках траектории, так как точность работы инерциальной системы сильно зависит от точности «выставки» исходных координат и параметров движения носителя в момент пуска. К слову, ракета Р-33 истребителя МиГ-31 имеет инерциальное наведение на начальном участке траектории.

Широкий круг читателей и слушателей других средств массовой информации давно уже знаком с работами ЗАО «ГЕФЕСТ и Т», в том числе по итогам учений серий «Рубеж», «Боевое содружество», «Щит Союза», «Запад» и др., показам техники с боевым применением в Нижнем Тагиле, где участвовали самолеты Су-24М с СВП-24.

А где же себя проявили с лучшей стороны самолеты Су-24М2? Это остается «секретом».

Самой лучшей оценкой техники, поступающей на вооружение войск, является оценка их пользователей: отзывы летчиков, штурманов, инженеров и техников, которым по команде ставится учебно-боевая (боевая) задача, и они, используя новую технологию, заложенную в интеллект оружия, достигают высоких результатов.

Пример ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» демонстрирует способность России самостоятельно, без иностранной помощи, не только выполнять НИОКР на уровне «чуть выше» мирового, но и реализовать такие наработки в войсках. Пример показателен еще и тем, что на передовые рубежи вышли отнюдь не «киты» оборонки, а сравнительно небольшие фирмы. «ГЕФЕСТ и Т» — не единственное предприятие, добившееся прорывного успеха. Премьер-министр В. В. Путин на недавно проведенном совещании ОПК потребовал бережно относиться к наработкам, востребованным в войсках. Так может БЛА, на разработку которых по официальным данным впустую потрачены огромные средства, не там заказывали?

Понятно, что силами малых предприятий вряд ли возможно «поднять» большую программу, вроде перспективного авиационного комплекса, но вот «начинить» платформу новейшей аппаратурой они вполне способны, прежде всего, за счет нестандартных подходов к построению архитектуры бортовых систем, быстрой и качественной отработки комплексов. Взять, к примеру, те же тактические БЛА: самое сложное в них — «начинка», а не планер.