Список статей

Ту-95РЦ – аналогов в мире нет

Сергей МОРОЗ

В пятидесятые-шестидесятые годы Морская Авиация наряду с подводными ракетоносцами стала главной ударной силой Военно-Морского Флота СССР и главным поставщиком оперативной информации об обстановке на морских просторах. На Флот было поставлено достаточное количество ударных и разведывательных самолетов Ту-16, однако их радиус действия затруднял решение многих задач в Мировом океане. Тяжелый бомбардировщик Ту-95 конструкции Андрея Николаевича Туполева с его межконтинентальной дальностью и продолжительностью полета, измеряемой сутками, не мог не заинтересовать и командование ВМФ. Но по экономическим соображениям для Флота ни одна ударная модификация машины не выпускалась (зато эти функции выполняла Дальняя Авиация), и морское применение самолета оказалось весьма неожиданным. Он не стал ни чистым разведчиком, ни ракетоносцем, но соединил в себе эти две функции, обеспечивая поиск целей и наведение тяжелых крылатых ракет морского старта.

Еще со времен Первой мировой войны державы Запада развивали класс авианосцев, которые к началу пятидесятых годов превратились в самые большие и самые мощные надводные боевые корабли в мире. На них базировались самолеты всех классов, в том числе носители атомного оружия, которые могли поражать цели в глубине континента. В отличие от тяжелых межконтинентальных бомбардировщиков, это были сверхзвуковые маневренные машины, недостаток дальности которых восполнялся тем, что авианосец мог скрытно и внезапно доставить их к нашим берегам на минимально возможное расстояние. С таким вооружением авианосцы превратились в весьма опасный класс надводных боевых кораблей вероятного противника. Реально исходившая от них угроза была сопоставима с угрозой от атомных ракетных подводных лодок.

Уничтожить авианосец, казалось бы, легко — он имеет невысокую живучесть из-за наличия больших неразделенных водонепроницаемыми переборками ангаров, минимальной жесткости и прочности корпуса (опять же из-за специфики силового набора). В конструкции широко применяются алюминиевые сплавы, которые легко поджечь, но трудно потушить. Его ангары плотно забиты столь же легко воспламеняемыми летательными аппаратами, а в трюмах хранится огромное количество авиатоплива и авиационных боеприпасов. Но чтобы прорваться к такому кораблю на дистанцию артиллерийского или торпедного залпа, необходимо преодолеть заслон ударных самолетов с борта авианосца на большой дистанции, а затем выдержать ракетно-артиллерийский бой с кораблями охранения на малой дистанции. У новых всепогодных перехватчиков F-4B «Фантом» радиус сверхзвукового перехвата был 400 км. Это означало, что при пуске самой дальнобойной крылатой ракеты Х-20М в обеспечивавшем приемлемую вероятность попадания режиме «радиолокация» ее носитель Ту-95К попадал в зону возможного перехвата.

Полноценных авиаматок и самолетов палубного базирования в те годы у нас не было. Строго говоря, их нет у России и теперь. Боевые возможности авиагруппы бывшего советского, а ныне российского тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» ограничены лишь задачами противовоздушной обороны Флота — и даже в этом несравненно ниже, чем у гигантских американских многоцелевых авианосцев класса «Нимиц», да и адаптация под морские нужды сухопутных самолетов не всегда дает нужный результат.

Планируя пути развития Флота, советское руководство сделало вполне прагматичный вывод: раз догнать Америку в строительстве авианесущих кораблей и палубной авиации в обозримом будущем не представляется возможным, значит надо бороться с ней другими, более эффективными методами. Ставка была сделана на крылатые ракеты, которые должны были и уничтожать цели на чужих берегах вместо палубных бомбардировщиков, и бороться с самими авианосцами. Их создание началось сразу после Великой Отечественной войны с копирования трофейных немецких образцов. В этой области путь «заимствований» оказался тупиковым (хотя в создании многих других систем вооружений он и привел к определенным успехам), однако позволил сформировать несколько предприятий, которые составили ядро целой отрасли промышленности и ныне являются мировыми лидерами в сфере ракетной техники.

Одним из них стало Опытное конструкторское бюро №52 Генерального конструктора В. Н. Челомея.

Первой его удачной морской ракетной системой стала предназначенная для стрельбы по береговым площадным целям ракета П-5, принятая на вооружение в 1959 году. По тому времени это был большой шаг вперед, но существенным недостатком ее была низкая точность наведения. Система управления в составе автопилота, автомата курса и гировертикали обеспечивала попадание в круг радиусом 3 км для 80% ракет, запущенных в одном залпе. Невысокие характеристики были вполне ожидаемы, ракета П-5 рассматривалась как временная мера, и 17 августа 1956 года вышло Постановление Совета Министров СССР о разработке новой ракетной системы, которая должна была иметь более высокие данные, в том числе и по точности и избирательности наведения.

В 1955 году в строй ВМФ США вошел модернизированный крейсер «Лос-Анжелес» с тремя крылатыми ракетами SSM-N-8А «Регулус» Mk.l на борту, аналогичным образом были перевооружены еще три корабля класса «Балтимор». В том же 1955 году в море вышел авианосец «Хэнкок», на котором установили три пусковых установки для ракет «Регулус», так же переоборудовали и авианосец «Рэндольф» (на других кораблях эти самолеты-снаряды размещались только для испытаний). Наконец, в октябре 1959 года в США заступила на боевое дежурство субмарина «Тани», первая из пяти подводных ракетоносцев, несущих по восемь «регулусов». Такая ракета была способна доставить атомную боевую часть мощностью 50 килотонн, которую вскоре заменили термоядерной боеголовкой мегатонного класса, на дальность 930 км. Но такая дальность реализовывалась лишь при постоянной радиокоррекции траектории, что выполнялось путем передачи наведения по цепочке находившихся в надводном положении субмарин, выстроившихся от точки старта и до цели через каждые 100…200 км. Недостатки такого решения очевидны, но сам носитель мог наводить ракету только до радиогоризонта. Для крейсера типа «Балтимор» с высоким расположением антенны наведения рубеж управления был всего 230 км, а для «низенькой» подлодки этот параметр был и того хуже.

Хотя «Регулус» имел явные недостатки, угроза от него исходила вполне серьезная. Для ее устранения требовался не просто адекватный, а качественно более эффективный ответ.

Коллективом ОКБ-52 была спроектирована универсальная крылатая ракета, способная применяться как в автономном режиме по крупным наземным объектам типа заводов или военных баз, так и по точечным морским целям, в том числе подвижным и групповым — кораблям и судам. Для этого в состав ее системы управления была включена активная радиолокационная головка самонаведения. После старта новая ракета выполняла полет на высоте от 400 до 7 500 м с числом Маха, равным 1,3…1,5, в район поиска цели, где ГСН включалась на режим радиолокационного визира, передавая изображение на борт корабля носителя. Там оператор наведения наблюдал обстановку на индикаторе кругового обзора, обнаруживал цели, выбирал главную и передавал команду на захват головке ракеты. Ракета резко снижалась на малую высоту, что вкупе с низкой радиолокационной заметностью делало ее трудной целью даже при относительно невысокой скорости полета. Сначала залповая стрельба была возможна только в автономном режиме (то есть без теленаведения), но вскоре был обеспечен одновременный пуск до четырех ракет по четырем различным целям, что еще более повысило вероятность прорыва корабельной ПВО.

Основной боевой частью была ядерная, которой можно было стрелять как по стационарным, так и по подвижным целям. По кораблям можно было бить и фугасно-кумулятивной боеголовкой в нескольких вариантах весом 800 или 830 кг. В эффективности нового оружия убедились уже на испытаниях, когда корабль-цель (списанный эсминец «Киев» водоизмещением 2 500 т) затонул через три минуты после попадания в него ракеты, на которой вместо штатной боевой части стояла простая металлическая болванка. И это притом, что корабль-цель намеревались использовать многократно и были приняты все возможные меры по повышению его живучести — все переборки и палубные люки были заглушены, с корабля удалены горючие вещества, а корпус усилен.

Новый ракетный комплекс делался в двух вариантах — П-6 с ракетой 4К88 для вооружения подводных лодок и П-35 для надводных кораблей с ракетой 4К44. Из-под воды старт был пока невозможен, но, в отличие от аналогичных систем западного производства, наша ракета не требовала сборки перед пуском. Она запускалась прямо из трубчатого герметичного контейнера, и ее крыло раскрывалось после выхода из него. Это обеспечивало весьма малое время на запуск.

Морские крылатые ракеты II поколения, наведение которых обеспечивалось МСРЦ «Успех» на базе самолета Ту-95РЦ

Тип ракеты

4К88

4К88

4К44

4К44

Комплекс

П-6

П-6

П-35

П-35

Система наведения

инерциальная и активная радиолокационно-командная

Тип маршевого двигателя

ТРД 4Д48

ТРД 4Д48

ТРД

ТРД

Стартовая масса, кг

5 300

5 300

4 200

4 035

Масса БЧ, кг/Мощность, кТ ТЭ

800 кг

20 кТ ТЭ

800 кг

20 кТ ТЭ

Дальность пуска максимальная, км

15…250

80…350

15…250

80…350

Скорость, км/ч/число М

М=1,3

М=1,3

1 800

М=1,5

Высота полета на основном участке, м

400…7 500

400…7 500

100…4 000 или 7 000

100…4 000 или 7 000

Высота полета на конечном участке, м

100

100

100

100

Длина ракеты, м

10,8

10,8

9,45

10,0

Размах развёрнутого крыла, м

2,5

2,5

2,67

2,67

Диаметр корпуса, м

0,9

0,9

1,544

1,544

Комплекс П-6 устанавливался на атомные подводные ракетные крейсера проекта 675 и океанские дизель-электрические подлодки пр. 651. Они строились в больших количествах, последовательно модернизировались и долгое время составляли весомую часть боевой мощи нашего Военно-Морского Флота — было построено 29 атомоходов 675-го проекта и 16 дизель-электрических лодок проекта 651. Первая субмарина с комплексом П-6 на борту (лодка К-156 проекта 651) заступила на боевое дежурство в 1963 году. Она несла четыре неперезаряжаемые ракетные пусковые установки. Первую атомную подлодку К-1 с ракетами 4К88 впервые вывели в открытое море два года спустя.

Подводные лодки — носители ракетного комплекса П-6

Проект

Пр. 651

Пр. 675

Головной корабль

К-156

К-1

Год ввода в строй головного корабля

1963

1965

Число построенных кораблей

16

29

Число ракет 4К88 на борту

4

8

Другое вооружение

18 торпед

20 торпед

Энергоустановка,

ДЭСУ

ЯЭСУ

Мощность на валу, л.с.

8 000

39 000

Длина, м

85,9

115,4

Ширина миделя, м

9,7

9,3

Водоизмещение полное, т

3 750

5 760

Глубина погружения, м

300

300

Скорость хода, узлов

18,1

29

Автономность, суток

н/д

50

Дальность подводного хода, миль

18 000

не ограничена

Экипаж, человек

78

137

В 1962 году вступил в строй ракетный крейсер проекта 58 «Грозный». Главным калибром его стали не тяжелые артиллерийские орудия, а две четырехтрубные перезаряжаемые пусковые установки для крылатых ракет 4К44 комплекса П-35, общее количество ракет на борту было шестнадцать. Крейсер «Грозный» служил на Балтике до конца 80-х годов. В 1964 году Краснознаменный Тихоокеанский Флот получил однотипный с ним крейсер «Адмирал Фокин». В следующем году в состав Краснознаменного Северного Флота вошел «Адмирал Головко». Он проходил службу в зоне боевых действий в период арабо-израильской войны 1967 года, а в 70-х годах был переведен в состав Черноморского Флота. Наконец, в том же 1965 году на Тихий океан прибыл четвертый и последний корабль 58-го проекта — гвардейский крейсер «Варяг».

Следующим поколением надводных боевых кораблей с комплексом П-35 стал проект 1134, задуманный как большой противолодочный корабль. Ракетное вооружение на нем было несколько сокращено (две спаренные неперезаряжаемые пусковые установки с четырьмя ракетами 4К44), зато расширен набор средств для борьбы против вражеских субмарин, в частности, впервые у нас появился ангар для вертолета Ка-25 (на крейсерах типа «Грозный» проводилась лишь опытная эксплуатация вертолетов). Однако служба корабля показала, что по своим ударным возможностям он вполне соответствует более высокому классу ракетного крейсера, и его переклассифицировали. Головной крейсер проекта 1134 «Адмирал Зозуля» был принят Северным Флотом в 1967 году, и уже через два года нес службу у берегов Египта во время очередного пика напряженного арабо-израильского противостояния. В 1986 году он был передан Дважды Краснознаменному Балтийскому Флоту, в составе которого служил до 1994 года. Следующий корабль, «Адмирал Дрозд», Балтфлот принял в 1968 году. Через год балтийцы получили однотипный «Владивосток», но вскоре он был переведен на Северный Флот, а затем — на Тихий океан. Завершил серию «Севастополь», который начал службу в 1969 году на Северном Флоте, а закончил в 1989-м на Тихоокеанском.

Надводные корабли — носители ракетного комплекса П-35

Проект

Проект 58

Проект 1134

Головной корабль

«Грозный»

«Адмирал Зозуля»

Число построенных

4

4

Год ввода в строй головного корабля

1962

1967

Число ракет 4К44 на борту

2×4 ПУ, 16 ракет

2×2 ПУ, 4 ракеты

Число и тип зенитных ракет на борту

2×2 ПУ, 16 ракет
ЗРК «Волна»

2×2 ПУ, 32 ракеты
ЗРК «Волна»

Артиллерийское вооружение

2×2 76 мм
4×1(6), 30 мм

2×2 57 мм
4×1(6), 30 мм

Торпедное вооружение

2×3, 533 мм

2×5, 533 мм

Противолодочное вооружение

2×12 РБУ-6000

2×12 РБУ-6000
2×6 РБУ-1000

Авиационное вооружение

1 вертолет Ка-25Б/Ц

1 вертолет Ка-25Б/Ц

Энергоустановка

котлотурбинная

парогазовая

Мощность, л.с.

91 000

2×46 000

Длина, м

142,7

155,6

Ширина миделя, м

10,0

17,0

Осадка, м

4,7

6,0

Водоизмещение полное, м

5 315

7 600

Скорость хода максимальная, уз.

34

34

Скорость хода экономическая, уз.

14,5

14

Дальность экономического хода, миль

6 000

10 500

Экипаж, чел.

304

360

В 1962 году, во время испытаний, крейсер «Грозный» посетили Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев и Министр обороны Р. Я. Малиновский. В их присутствии был произведен пуск ракеты 4К44, которая прямым попаданием разнесла в щепки щит-мишень.

Демонстрация произвела на гостей неизгладимое впечатление. Но щит был установлен на относительно небольшом расстоянии от точки пуска, которое определялось высотой антенн наведения над поверхностью воды. Еще при проектировании ракетных комплексов П-6, П-35 и их кораблей-носителей было предусмотрено их загоризонтное применение — сами ракеты 4К88 и 4К44 имели избыточную дальность полета и это позволяли. Но чтобы выполнить захват точечной радиоконтрастной цели, потребовалось в цепь наведения внести звено-ретранслятор. Такое звено должно было быть поднято максимально высоко над поверхностью моря, тогда дальность его действия будет наибольшей. В качестве ретранслятора рассматривались искусственный спутник земли, вертолет корабельного базирования и самолет с большой дальностью и продолжительностью полета. Работы шли во всех этих направлениях. Для последнего варианта системы лучше всего подходил Ту-95, и именно самолетная система вошла в строй первой и наиболее интенсивно эксплуатировалась.

Командование Военно-Морского Флота СССР настояло на первоочередном развитии именно этого варианта, невзирая на то, что Первый Секретарь ЦК КПСС и Главнокомандующий Вооруженных Сил СССР Никита Хрущев заявил о скором списании в утиль всех самолетов вообще.

В середине 50-х годов ОКБ-156 в инициативном порядке выполнило проект морской модификации Ту-95Р, предназначенной для радиолокационной, радиотехнической и фотографической разведки надводных целей, а также выдачи целеуказания в режиме радиолокационной видимости кораблям и береговым батареям, оснащенным соответствующими артиллерийскими и ракетными комплексами. С учетом развития ракетного оружия проект был подкорректирован — от установки аэрофотоаппаратов отказались, зато было расширено радиоэлектронное оборудование. Постановление Совета Министров СССР от 21 июля 1959 года задало рабочее проектирование и опытное строительство разведчика-целеуказателя Ту-95РЦ как элемента первой в мире разведывательно-ударной системы, объединявшей надводные корабли, подводные лодки, крылатые ракеты и самолеты путем использования радиоэлектронных автоматизированных устройств передачи данных.

В качестве базы был взят модернизированный самолет Ту-95М, с которого сняли все бомбардировочное вооружение, включая радиолокационный прицел РБП-4, и противоатомную защиту, а взамен установили оборудование морской системы разведки и целеуказания (МСРЦ) «Успех-У». Самолет получил как раз все те доработки по планеру, силовой установке и общему оборудованию, которые были апробированы к тому времени на Ту-95М и Ту-95К, включая новые двигатели НК-12М. Кроме того, именно на этой машине отрабатывалась внедренная позже на всех Ту-95 централизованная закрытая заправка топливом под давлением, которая намного облегчила тяжкий труд авиатехника и сократила подготовку воздушного корабля к вылету. Толчком для этого послужили расчетные условия эксплуатации Ту-95РЦ, который должен был служить на Северном и Тихоокеанском флотах с их суровым климатом и необорудованными авиабазами.

На месте бомбового отсека появился большой обтекатель с новой РЛС кругового обзора «Успех», которая имела очень высокую по тому времени мощность и разрешающую способность. Она использовалась для обнаружения и автоматического сопровождения морских и береговых целей, навигации и метеоразведки. Мог радиолокатор обнаруживать и воздушные цели. Первичный поиск целей можно было выполнять в «тихом» режиме с помощью станции радиотехнической разведки СРС-4 «Квадрат-2». Она могла обнаруживать, пеленговать и записывать сигналы РЛС вражеских кораблей и судов, работающих на длинах волн от 10 до 500 см. Выполняя маневры типа широких виражей, экипаж самолета мог довольно точно определить координаты обнаруженного работающего радара (для этого имелось счетно-решающее устройство и специальный индикатор) и передать их на свой корабль-ракетоносец. Тот, зная положение цели и оставаясь сам невидим за горизонтом, мог скрытно выйти в зону пуска и нанести внезапный ракетный удар. Блоки станций радиоразведки СРС были смонтированы на месте отсека для подвески осветительных бомб ДЯ-СС, который в отсутствие фотоаппаратов стал не нужен.

Самолет-целеуказатель должен был «подхватить» наведение ракеты, когда та выйдет из зоны видимости корабля-носителя, и ретранслировать изображение с ее головки самонаведения, а в обратном направлении — поступившую с корабля команду на захват цели головкой. Для этого под кабиной штурмана в носовой части фюзеляжа на месте демонтированной радиолокационной станции РБП-4 «Рубидий», а также на концах стабилизатора появились обтекатели антенно-фидерной системы передачи данных «Арфа». Передняя антенна принимала сигнал от головки самонаведения ракеты, система усиливала его, транслировала через антенны на стабилизаторе на борт корабля, принимала с него команду управления, также усиливала ее и отдавала ракете. Специальные устройства могли «отфильтровывать» все основные виды естественных и наведенных противником радиопомех.

Разрабатывал систему «Успех» коллектив киевского НИИ радиоэлектроники под руководством В. И. Кудрявцева (в семидесятые годы этот институт превратился в мощнейшее научно-производственное объединение «Квант»).

Установка обтекателей антенн всех этих радиотехнических средств снизила максимальное аэродинамическое качество самолета на 1,7%. Чтобы обеспечить заданную дальность и продолжительность полета, была предусмотрена система дозаправки топливом в полете типа «Конус». Дальние полеты «обслуживали» принадлежащие Дальней Авиации самолеты-заправщики M-4-II и 3М-II. Правда, на опытном самолете топливная система оставалась пока без изменений.

Приборное оборудование должно было обеспечить полеты в любую погоду днем и ночью над открытым морем. В частности, планировалось установить радиосистему дальней навигации, способную работать по данным станций управления, которые были развернуты как на кораблях, так и на берегу, в том числе и в дружественных странах Азии, Африки и Латинской Америки.

В марте 1960 года Председатель Государственного комитета по авиатехнике П. В. Дементьев подписал приказ о переоборудовании серийного бомбардировщика Ту-95М №8800510 в опытный образец самолета Ту-95РЦ. Он был изъят из боевого состава Дальней Авиации (он эксплуатировался в 409-м ТБАП) и перегнан на завод №18 в Куйбышев. Испытания требовалось начать в первом квартале 1960 года.

Для ускоренной отработки нового оборудования была использована летающая лаборатория на базе самолета Ту-16 и большой комплекс наземных стендов — и тем не менее в срок уложиться не удалось. Чтобы наверстать упущенное, было решено не проводить обычного заводского этапа испытаний, а сразу передать машину на этап «А» Совместных государственных испытаний. Первый полет на опытном Ту-95РЦ выполнил с опозданием на 18 месяцев от плана 21 сентября 1961 года экипаж под командованием летчика-испытателя И. К. Ведерникова.

«Успех» поначалу не оправдывал своего названия, многочисленные и разнородные электронные и силовые электрические системы активно «мешали жить» друг другу. Чтобы свести к минимуму взаимные помехи в радиосистемах самолета, функционировавших во взаимовлияющих диапазонах частот, ОКБ Туполева, НИИ радиоэлектроники и специалисты Летно-испытательного института ГКАТ провели большую комплексную работу. Эти исследования были первыми такого рода в СССР и заложили основу для формирования целого научно-практического направления электромагнитной совместимости систем (ЭМС). Но первые результаты обширной программы были весьма скромны: помехи силовой электросети в цепях «Успеха» устранили, благо частоты тока питания там были стабильные – 400 Гц, но для спецсистем, работавших на гораздо более высоких частотах, лишь оптимизировали временной график работы блоков.

Чтобы убрать взаимные помехи, пытались «вычистить» все побочные частоты (так называемые «гармоники»). На опытном образце наладчики НИИ «Квант» смогли добиться резкого понижения уровня внутренних шумов, но промышленность не могла выпускать серийно элементную базу с требуемым качеством. Тогда для наиболее «болезненных» импульсных систем был введен метод бланкирования: приемное устройство запиралось на время работы передатчика управляющим импульсом, следовавшим с небольшим опережением по отношению к основному сигналу. И наоборот — передатчик не работал во время приема.

Это позволило устранить вредное влияние переходных процессов почти без потери информации. Так была создана одна из первых в мире боевых информационных систем большого радиуса действия, работающая в реальном масштабе времени. Напомним, события развивались на рубеже шестидесятых.

На этапе Генерального конструктора (этап «А» госиспытаний) на доводку комплекса было выполнено 23 полета общей продолжительностью 107 часов 37 минут. Несмотря на многочисленные конструктивно-производственные недостатки и самолета, и оборудования, по его результатам было принято опережающее решение о запуске Ту-95РЦ в производство на заводе №18. Руководство ГКАТ подстегивало то обстоятельство, что на завершающем этапе находилось строительство первых кораблей-носителей комплексов П-6 и П-35. А раз так, то у Хрущева и других высших руководителей страны мог возникнуть вопрос: кто задерживает получение нашим Флотом нового оружия?

Второй этап Совместных государственных испытаний прошел с мая по декабрь 1963 года. В ходе «этапа Б», или «этапа Заказчика», экипажами летчиков-испытателей НИИ ВВС были подтверждены заявленные характеристики МСРЦ «Успех» в работе совместно с корабельным оборудованием и ракетами. Ими было выполнено 22 полета общей продолжительностью 212 часов 57 минут, включая полеты на максимальную дальность и продолжительность. Однако ряд дефектов пришлось внести в «список №1» как влияющие на безопасность полета, и Генеральный конструктор был обязан немедленно устранить их. И только когда Туполев отчитался о проделанной работе, а его доклад был подтвержден дополнительными испытаниями, система «Успех» и самолет Ту-95РЦ были приняты на вооружение ВМФ СССР Постановлением Совмина от 30 мая 1966 года.

Но, благодаря своевременно принятому опережающему решению начать подготовку серийного производства самолета и всех компонентов нового оборудования до завершения испытаний, уже в 1963 году завод №18 сдал головной Ту-95РЦ №63МРЦ001. До конца года было построено еще две таких машины. Конечно, за спешку пришлось заплатить: впоследствии для Ту-95РЦ было выполнено рекордное для всего семейства «девяносто пятых» количество работ по бюллетеням промышленности, лишь благодаря которым самолет достиг нормального уровня надежности и эксплуатационной пригодности и был действительно способен выполнить боевую задачу в любое время и в любом месте Мирового океана.

Серийный выпуск самолета Ty-95PЦ

Год выпуска

1963

1964

1965

1966

1967

1968

1969

Число поставленных

3

4

10

10

10

10

5

В производстве разведчик-целеуказатель получил «открытое» название «изделие ВРЦ» (впрочем, в документах встречалось обозначение «ВЦ» или «МРЦ»). Все серийные машины получили оборудование дозаправки топливом и радиотехническую систему встречи с танкером, а также централизованную заправку. В дополнение к станции РТР СРС-4 «Квадрат-2» в фюзеляже установили аппаратуру СРС-5 «Вишня», СРС-6 «Ромб-4А» и СРС-7 «Ромб-4Б» — и теперь экипаж самолета мог прослушивать все диапазоны частот, используемых кораблями вероятного противника. Часть самолетов комплектовалась помеховой системой «Резеда», устанавливавшейся вместо кормовой стрелковой башни.

До 1969 года Куйбышевским авиазаводом было сдано 52 серийных «изделия ВРЦ», после чего выпуск «самолета В», то есть всего семейства Ту-95, был закрыт. Куйбышев некоторое время строил дальний противолодочный самолет Ту-142, который был спроектирован на базе Ту-95РЦ, а затем передал документацию и значительную часть оснастки на Таганрогский машиностроительный завод имени Георгия Димитрова, а сам переключился на гражданские авиалайнеры Ту-154.

Изучение нового самолета личным составом Морской Авиации началось в 1962 году на базе ОКБ-156 в Москве и завода №18 в Куйбышеве, куда первыми были командированы летчики, штурманы и операторы БРЭО. Как правило, это были командиры частей и подразделений. Их задачей было освоить самолет настолько глубоко, чтобы затем самим вводить в строй своих подчиненных. Это было непросто, так как в те годы у многих офицеров не было за плечами не только военных академий, но даже высшего инженерного образования. Однако они со своей задачей справились блестяще, в чем была несомненная заслуга и их самих, и гражданских специалистов, проводивших их обучение.

Лидером в освоении Ту-95РЦ стал 392-й отдельный дальний разведывательный авиационный полк (ОДРАП) ВВС Краснознаменного Северного Флота, базировавшийся на аэродроме Кипелово (Федотово) в Вологодской области. Его сформировали специально под новую технику и укомплектовали личным составом как из частей Морской Авиации, так и летчиками, пожелавшими перевестись из полков Дальней Авиации ВВС.

В освоении самолета темп задавал его командир полковник И. Ф. Гладков. Он ранее служил в Дальней Авиации на бомбардировщиках Ту-95, имел большой налет и разносторонний опыт в эксплуатации этого самолета, а также проявил незаурядные организаторские и педагогические способности. Приняв первые два Ту-95РЦ в конце 1964 года, через два года полк имел десять экипажей, полностью подготовленных ко всем видам боевого применения. Ввод в строй новых экипажей сдерживался лишь недостатком самолетов и скудной на первых порах учебной базой. Она создавалась в полку своими силами из вышедших из строя и непригодных к дальнейшей боевой эксплуатации блоков аппаратуры. Лишь позже промышленность начала давать в строевые части Морской Авиации учебные комплекты подсистем, входивших в МСРЦ «Успех».

Боеготовность части подтвердили большие учения Северного Флота. В августе 1966 года самолеты 392-го ОДРАП обеспечили целеуказание стразу трем атомным подводным ракетным крейсерам пр. 675 в ходе боевых стрельб в Баренцевом море. Количество единовременно эксплуатируемых Ту-95РЦ в полку в отдельные периоды доходило до двадцати пяти, а в зону ответственности входила западная часть Северного Ледовитого океана и вся Атлантика.

Функции системы «Успех» постоянно расширялись, чему способствовала непрерывная доработка по бюллетеням радиопромышленности всего парка Ту-95РЦ, находившегося в эксплуатации. В частности, была обеспечена выдача первичного целеуказания кораблям, имевшим не только ракетные комплексы П-6 и П-35, но и другие. Правда, загоризонтное наведение самих этих ракет «нерасчетных типов» через радиоканалы МСРЦ «Успех» при этом не выполнялось. Это существенно повысило боевые возможности советского ВМФ, корабли которого к тому времени имели много различных ракетных комплексов с разными системами наведения. Экипажи были натренированы настолько, что практически одновременно могли «обслужить» два и больше разнородных ракетных комплекса. А ведь это требовало координации действий экипажей и самолета, и кораблей с точностью до 15…30 секунд, а иногда и четче!

Вот конкретный пример такой операции. Как мы уже говорили, одной из основных задач Флота была борьба с авианосцами. В ходе командно-штабных учений «Север» в 1968 году авианосную ударную группу (АУГ) изображали крейсер «Октябрьская Революция» и два эсминца. Экипаж Ту-95РЦ обнаружил «АУГ противника» с дальности свыше 300 км и навел на нее три корабля-ракетоносца из 170-й бригады эскадренных миноносцев КСФ. Они ракетным ударом по квадрату нахождения АУГ дезорганизовали ПВО группировки, а «добил» главную цель атомный подводный крейсер пр. 675, который произвел тактическую (т. е. без пуска, но с работой всех радиосредств, кроме ГСН ракет) залповую стрельбу четырьмя ракетами. Боевые стрельбы по мишеням также были выполнены с оценкой «отлично».

Вслед за Краснознаменным Северным систему «Успех» стал получать и Тихоокеанский Флот.

В 1965 году на базе 567-го Гвардейского морского ракетного авиаполка в составе ВВС ТОФ был сформирован 304-й ОДРАП. Сдав ракетоносцы Ту-16, гвардейское знамя и квартиры в Украинке (станция Серышево-4, Амурская область), полк перебрался на аэродром Хороль в Приморском крае. Там он перевооружился Ту-95РЦ, получив не менее 23-х таких самолетов.

Сразу после ввода в строй для экипажей полка начинались суровые будни холодной войны, а тогда тихоокеанцы летали практически в боевой обстановке. Шла «малая», но крайне напряженная война во Вьетнаме, и американцы постоянно проводили тренировки очередной «смены» с боевыми стрельбами в открытом море. Бывало, что такие упражнения в демонстрационных целях выполнялись прямо у наших погранзон. Воды вдоль побережья Индокитая и трассы переходов своих кораблей США неоднократно пытались объявить запретными, а СССР эти демарши, как водится, игнорировал. Позиция советского руководства соответствовала мировому праву и международной морской практике, но «вероятный противник» вел себя предельно жестко, и летчикам-тихоокеанцам надо было иметь воистину железные нервы, чтобы не поддаваться на его провокации и выполнять поставленные перед собой задачи.

И эти задачи с успехом выполнялись. Первую победу над американским флотом 304-й полк одержал 2 декабря 1966 года, найдя в океане единственный тогда в США атомный авианосец «Энтерпрайз», спешивший к берегам Вьетнама. Перехватить корабль удалось на второй день после его выхода из своей базы без «опоры на агентурные данные», что было очень неплохо. Естественно, нашему союзнику Демократической Республике Вьетнам немедленно была предоставлена вся необходимая информация.

Американцы для налетов на объекты ДРВ и «тропы Хошимина» использовали два удаленных друг от друга района базирования авианосцев. С позиции «Янки Стэйшн» у берегов Южного Вьетнама удары наносились по южной части «тропы» в Южном Вьетнаме и Камбодже, а также по базам партизан вьетконга, а с северной позиции «Дикси Стэйшн» бомбили непосредственно территорию Демократической Республики Вьетнам и «тропу» в джунглях Лаоса. Узнав, куда прибыл самый мощный американский авианосец, командование ПВО смогло оперативно и правильно распределить свои весьма ограниченные силы: авианосец пошел на южную позицию — и дополнительные зенитные части немедленно были переброшены туда, а караваны с оружием и продовольствием для вьетконга в северной части «тропы» пошли по более короткому пути.

Участвовали Ту-95РЦ и в поисково-спасательных операциях Флота. К сожалению, они на море не редки, а появление атомного оружия и кораблей-атомоходов сделало их еще более сложными и ответственными. В 1968 году не вернулся из дальнего похода ракетный подводный крейсер К-129 из состава 15-й эскадры Тихоокеанского Флота с тремя баллистическими ракетами на борту. Чтобы найти его самого или место предполагаемой катастрофы, в расчетный район были направлены корабли ТОФ, в поисках приняли участие вертолеты и самолеты, в том числе Ту-95РЦ и из тихоокеанского 304-го ОДРАП, и из 392-го полка ВВС Северного Флота. Ничего найти не удалось, но через пять лет после инцидента экипажи самолетов Ту-95РЦ засекли в районе предполагаемой гибели К-129 подозрительную активность американцев. В открытом море на плавучем якоре стояло судно-катамаран «Гломар Эксплорер» и вело какие-то работы. Облет его произвели несколько экипажей Ту-95РЦ и Ту-16Р, некоторое время в районе нахождения «Эксплорера» патрулировал наш сторожевой корабль, но тоже ничего особенного не обнаружил. Официально это судно было построено для добычи золота на морском дне, и эпизоду не придали должного значения. Лишь в конце восьмидесятых годов выяснилось, что в это время американцы как раз производили подъем советской субмарины, чтобы изучить находящиеся на борту ракеты с малогабаритными термоядерными боевыми частями и вскрыть секретные коды радиосвязи. Лодку нашли, зацепили, но при подъеме она переломилась. Отсек с тремя ядерными ракетами вновь грохнулся на дно, а носовую часть с секретной документацией и телами нескольких членов экипажа удалось вытащить. Вскрылось и то, откуда американцы так точно узнали место гибели К-129 — причиной катастрофы стало столкновение с американским атомоходом «Суордфиш» в результате намеренно опасного совместного маневрирования.

К концу 60-х годов система «Успех» прочно вписалась в стратегию и тактику нашего Флота. Без участия Ту-95РЦ не могли обойтись и в первых глобальных маневрах советских Вооруженных Сил «Океан» в 1970 году. В полете продолжительностью 22 часа с дозаправками в воздухе восемь самолетов авиации Северного Флота вскрыли обстановку в широком секторе от Норвежского моря до крайнего запада Атлантики, обойдя Скандинавию и достигнув широт полуострова Новая Шотландия (45-я параллель, граница Канады и США) и Канарских островов. Одновременно шесть Ту-95РЦ 304-го ОДРАП на Тихом океане появились у Филиппин. Эффектным завершением этих учений был перелет двух экипажей 392-го полка на Кубу, что положило начало длительному присутствию Ту-95РЦ на Острове Свободы. Точкой их базирования стал аэродром Хосе-Марти.

В 1970 году Ту-95РЦ впервые появились и над Индийским океаном. Один такой самолет обеспечил успешные боевые стрельбы подводного крейсера К-7 капитана II ранга Г. А. Хватова. Выпущенная с его борта крылатая ракета 4К88 поразила специально развернутые в специально закрытом для мореплавания районе нейтральных вод уголковые отражатели с предельной дальности.

В 1971 году разведчики-целеуказатели начали осваивать еще один закордонный аэродром — Конакри в Экваториальной Гвинее, Западная Африка. Они обеспечивали действия ракетоносных сил советского флота, развернутых в военно-морской базе Луанда (Ангола) и нацеленных на Южную Атлантику — район, ранее для СССР совершенно недоступный. Вскоре СССР получил право пользоваться в Луанде и добротным аэродромом, сооруженным стараниями португальских колонизаторов и оказавшимся вполне пригодным для базирования Ту-95РЦ.

Преодолев многие организационные трудности, проблемы акклиматизации личного состава и освоив полеты в сложных (не проще нашего Севера) условиях тропиков, морские летчики поставили под наблюдение обширные океанские районы. За регулярность появления над кораблями НАТО в открытом море американцы прозвали Ту-95РЦ «восточным экспрессом». Информацию, которую стало получать командование, трудно переоценить, а что говорить о моральном эффекте от появления самолета с красными звездами над своим кораблем где-нибудь на траверзе мыса Доброй Надежды?!

В 1972 году Ту-95РЦ впервые выполнили посадку на аэродром Бербера в Сомали. Там стали создавать капитальную флотскую базу, которая держала бы под прицелом весь Индийский океан. Но отношения с этой неспокойной страной вскоре изменились, наш Флот был вынужден уйти оттуда навсегда, и огромные средства были «вбуханы» туда впустую. Рассматривалась идея использовать аэродромы Эфиопии. Но эта восточно-африканская страна, из-за которой мы, собственно говоря, и поссорились с Сомали, охотно принимала безвозмездную помощь, а сама помогать нам не захотела. Более ровно складывались отношения с Вьетнамом.

В 1980 году, после вьетнамо-китайской войны, вступило в силу соглашение об аренде Советским Союзом объектов, обустроенных в свое время еще американцами, — крупной морской базы и аэродрома Камрань в самой восточной части побережья страны. Для переброски в Индокитай 169-й Гвардейский смешанный авиаполк вывели из состава 25-й морской ракетоносной авиационной дивизии ВВС ТОФ и переформировали. Эта авиационная часть получила Ту-16 в нескольких модификациях, транспортные Ан-12 и даже истребители МиГ-23, но основную силу составляли дальние самолеты противолодочной обороны Ту-142 и разведчики-целеуказатели Ту-95РЦ. Ареной действий полка стали Тихий океан вплоть до Австралии и весь Индийский океан. Боевые задачи, стоявшие перед 169-м Гв.САП были весьма разнообразны, но главной была морская разведка, в том числе и «охота за авианосцами». И это с успехом делалось.

Экипажам Ту-95РЦ приходилось выполнять задания не только в военных целях. Одним из интереснейших моментов в их биографии стали полеты на обнаружение мест приводнения спускаемых аппаратов лунных космических кораблей «Зонд», посадка которых выполнялась в Индийский океан. Первый полет советского «лунника» показал, что за ним тщательно следили не только из Звездного городка, и после приводнения американский военный корабль сделал попытку выловить плававший на поверхности воды аппарат. Чтобы не допустить попадания секретной техники в чужие руки, необходимо было обеспечить максимально быстрое обнаружение спускаемого аппарата и осуществить наведение на него кораблей подбора. Сделать это с достаточной оперативностью можно было только с высоты 8 000…9 000 м, дававшей радиогоризонт порядка 500…600 км.

Взлетевший на Кавказе (ближайшим подходящим аэродромом была база Ту-95 Дальней Авиации Моздок) самолет Ту-95РЦ мог «достать» до самого южного района возможной посадки «Зонда» лишь с дозаправкой. После предварительных тренировок на слетанность 21 сентября 1968 года из Моздока взлетела первая пара разведчик Ту-95РЦ — танкер 3M-II, за ней с интервалом в один час шли следующее с таким расчетом, чтобы к моменту входа спускаемого аппарата в атмосферу первый самолет был у самой удаленной точки посадочного коридора, а последний — у самой ближней.

Полет самолетов проходил над территорией нашего Закавказья и Ирана, с которым был заключен соответствующий договор. Над Оманским заливом танкеры «отдавали» 20 т топлива и поворачивали обратно, а Ту-95 продолжали свой путь. Экипаж головного Ту-95РЦ командира 392-го ОДРАП ВВС Северного Флота И. Ф. Гладкова визуально обнаружил снижавшийся под парашютом спускаемый аппарат, засек его позывной и навел на место приводнения судно подбора. Двадцать второго сентября «Зонд» был без помех поднят на его борт. К сожалению, советским космонавтам не суждено было ступить на Луну. Программа была прекращена, вернулись к повседневной боевой службе и танкеры из Энгельса, и морские разведчики Ту-95РЦ из Кипелово.

Основной задачей экипажей самолетов разведки и целеуказания по-прежнему оставалось обеспечение применения ракетного оружия подводными и надводными кораблями ВМФ СССР. Достичь фактора внезапности, обеспечив не только выполнение боевой задачи, но и не дав противнику поразить свой корабль, можно было только выполнив пуск с максимальной дальности.

Для этого корабль должен был своевременно получить информацию о составе, координатах, курсе и скорости цели, а в момент пуска самолет должен был занимать строго определенное положение. Как правило, цель при этом находится вне видимости собственных локаторов корабля. И все это надо выполнять не над прибрежным полигоном, а над любой точкой Мирового океана — в глобальном масштабе. Несложно представить, что значит свести в одной точке на расстоянии многих тысяч километров от родных берегов корабль и самолет. Проводились эксперименты по загоризонтному наведению крылатых ракет с помощью отражения радиосигналов от верхних слоев атмосферы, но они не давали достаточной вероятности того, что процесс не прервется в самый критический момент.

Система «Успех» рассматривалась как временная мера до ввода в строй морской космической системы разведки и целеуказания (МКРЦ) 17К114 «Легенда», радиоэлектронную часть которой разрабатывал тот же киевский НИИ «Квант» под руководством Т. Е. Стефановича. Она должна была включать несколько десятков одновременно функционирующих искусственных спутников Земли, выполнявших задачи радиотехнической и радиолокационной разведки, а также целеуказания. Ее главным элементом стал спутник 17Ф16 с бортовым радиолокатором двухстороннего бокового обзора для обнаружения надводных целей, а также аппаратурой, обеспечивающей загоризонтное наведение на них крылатых ракет по алгоритму, подобному тому, что использовался в системе «Успех», но на качественно новом уровне, обеспеченном цифровой вычислительной техникой. Длительное питание всей аппаратуры спутника обеспечивали не обычные солнечные батареи, а ядерная энергетическая установка. Выведение на орбиту ИСЗ 17Ф16 обеспечивала ракета-носитель «Циклон-2», разработанная в Днепропетровском КБ «Южное».

Сложность поставленной задачи, трудности и неудачи, обрушившиеся на советскую космонавтику после звездных побед начала шестидесятых, привели к тому, что испытания первой крылатой ракеты комплекса П-500 «Базальт», наведение которой планировалось вести с помощью МКРЦ «Легенда», пришлось начать без орбитального компонента. Лишь в 1973 году состоялся первый испытательный запуск спутника 17Ф16, а в 1975-м — системы в целом. В 1978 году она была принята на вооружение, причем было реализовано наведение с ее помощью и уже принятого на вооружение «Базальта», и новейших крылатых ракет комплекса П-700 «Гранит». В апреле-мае 1982 года фактические возможности МКРЦ «Легенда» по обнаружению целей в глобальном масштабе были проверены в успешной операции, целью которой было отслеживание перемещений английской эскадры в район Фолклендских (Мальвинских) островов и ее боевых действий против Аргентины.

Спутники системы «Легенда» обращались на низких, высотой до 280 км, орбитах, и для того чтобы система работала во всепланетном масштабе, их должно было работать единовременно достаточно много. Но из-за дороговизны аппарата обеспечить это удавалось не всегда, потому даже с вводом в строй МКРЦ система «Успех» не утратила своей актуальности. В режиме целеуказания без ретрансляции она могла работать совместно с новейшими ракетными комплексами «Базальт», «Гранит», «Прогресс» и другими. Комплексом П-500 «Базальт» были перевооружены, например, девять атомных подлодок 675-го проекта, его ставили на новейшие надводные корабли — ракетные крейсера «Слава», тяжелые авианесущие крейсера типа «Киев». Атомные крейсера типа «Киров», авианесущие корабли нового поколения (проект 1143.5 и другие), начало которым должен был положить «Адмирал Кузнецов», а также атомные подводные ракетоносцы проекта 949А вооружались комплексом П-700 «Гранит». Согласовывалась с системой «Успех» и работа новых комплексов морского ракетного оружия «Москит», «Оникс» и других, проектирование которых было начато в восьмидесятых годах.

И в новом качестве необходимость для Флота и высокая эффективность Ту-95РЦ и системы «Успех» была подтверждена на многочисленных учениях. В 1983 году на полигоне Балтфлота у мыса Таран под флагом Министра обороны Д. Ф. Устинова прошли исследовательские учения по тактике использования высокоточного оружия (ВТО) во фронтовых и флотских условиях. Отрабатывалось применение ВТО малой (60 км), средней (120 км) и большой (до 350 км) дальности с использованием МРСЦ «Успех» в операции по воспрепятствованию высадке десанта и в противодействии минным постановкам противника. По сценарию учений, для обороны заданного района побережья был развернут береговой ракетный полк, имевший на вооружении системы «Редут» и «Рубеж», представлявшие собой модификации корабельных комплексов П-35 и П-15.

В море вышли катера проекта 206МР с ракетами «Термит» комплекса П-15, пр. 1241 с ракетами 3М80 «Москит» и пр. 1234.1 с УР «Малахит», а также подводная лодка проекта 651 с крылатыми ракетами 4К44 комплекса П-6. На береговом командном пункте установили «прибор 4-Н», который позволял принимать данные от МСРЦ и отображать на индикаторах кругового обзора обстановку. Для разведки района и выдачи целеуказания с аэродрома Кипелово был поднят один Ту-95РЦ из состава 392-го ОДРАП ВВС Краснознаменного Северного Флота.

Так как учения проходили в районе оживленного международного судоходства, было решено выполнять боевые стрельбы только на минимальную дальность. Первая атака была произведена катерами пр. 206МР, осуществивших пуск 3-х ракет «Термит» по данным бортовой РЛС «Рангоут», затем — пр. 1241, выпустившим два «Москита». Третью атаку выполнили катера пр. 1234.1 ракетами П-120 «Малахит» по данным своей БРЛС «Гарпун». Все ракеты попали в цель, причем особую эффективность продемонстрировала УР 3М80 «Москит».

Подводная лодка пр. 651 должна была выполнить пуск по данным, полученным с борта Ту-95РЦ. Она включила аппаратуру приема целеуказания «Касатка», всплыла и подняла контейнеры с крылатыми ракетами в боевое положение, но из-за неисправности на ее борту пуск не состоялся. Экипаж Ту-95РЦ быстро перешел на целеуказание береговому ракетному полку, расчеты систем «Редут» и «Рубеж» которого выпустили по одной крылатой ракете. Наведение выполнялось непосредственно станциями, развернутыми на берегу, обе ракеты попали в цель. Но при тактических пусках была подтверждена и полная возможность загоризонтного наведения ракет «Редут» по каналам МСРЦ «Успех» в условиях тесной Балтики с ее изрезанной береговой линией и перегруженным многочисленными пользователями эфиром. Зона обзора МСРЦ «Успех» составила более 400 км, Министру обороны Устинову это очень понравилось, он сказал, что видит на индикаторе половину Балтийского моря.

С 11 по 22 июля 1985 года под непосредственным руководством Главкома ВМФ СССР проводились командно-штабные учения сил Северного и Балтийского Флотов, а также оперативной группы Черноморского Флота на тему «Подготовка и ведение операции флота по нарушению океанских и морских коммуникаций противника с началом войны на Атлантическом ТВД». В учениях участвовало около 30 атомных подлодок, противоавианосная дивизия КСФ во главе с атомным крейсером «Киров», дивизия дизельных подводных лодок, два отдельных противолодочных авиаполка дальнего действия на самолетах Ту-142 и Ил-38, два полка дальних разведчиков ВВС КСФ, вооруженных Ту-95РЦ и Ту-16Р, морской ракетоносный авиаполк Ту-22М, а также стратегические разведчики Ту-95МР из 106-й ТБАД Дальней Авиации. Из кораблей Черноморского Флота были сформированы силы обозначения противника — «авианосная ударная группа» (АУГ), а также «конвои» КОН-1 и КОН-2. Участвовали в учениях и ракетоносцы Ту-95 Дальней Авиации.

Конвой КОН-1 был обнаружен самолетом Ту-95МР в Атлантике, на него было последовательно наведены две ударных группы по паре атомных подводных крейсеров в каждой. Через сутки Ту-95РЦ нашел и КОН-2. На него была наведена третья пара ПЛА и вторая пара, из атаковавших перед этим КОН-1. При этом были использованы скоростные возможности атомоходов, которые удалось переразвернуть на большое расстояние за короткое время.

«Авианосную ударную группу противника» перехватил экипаж атомной подводной лодки проекта 705 на Исландско-Фарерском рубеже и передал ее координаты на нее барражирующий самолет-разведчик Ту-16Р. Тот в свою очередь выдал первичное целеуказание на пуск крылатых ракет подводной лодке 949-го проекта и самолетам Ту-22М2. Ими была проведена боевая стрельба по мишеням, в ходе которой было израсходовано 40 ракет. По ее результатам было определено, что для гарантированного поражения авианосца достаточно попадания 9 ракет с фугасно-кумулятивной боевой частью. Завершающую атаку на АУГ провела противоавианосная дивизия надводных кораблей.

Итог маневров был положительным, но учения показали необходимость замены существующей системы управления новой, интегрированной по всем видам сил и средств. Морская система разведки и целеуказания «Успех» могла обнаруживать крупные радиоконтрастные цели. Но ее возможности необходимо было повышать, так как уже имелись конкретные данные о том, что в США и других странах НАТО ведутся работы по применению технологии «стелс» в военном кораблестроении. Бортовая аппаратура Ту-95РЦ могла передавать полученную информацию о координатах цели, обеспечивая начальное целеуказание практически любому ракетному комплексу с крылатыми ракетами надводного старта, стоявшему в то время на вооружении ВМФ СССР. Но обеспечивать загоризонтное наведение большинства типов крылатых ракет так, как «Успех» взаимодействовал с ракетами 4К88 и 4К44, он не мог из-за несовместимости с цифровыми системами управления современных изделий.

Назрела необходимость модернизации МСРЦ «Успех» путем внедрения цифровой вычислительной техники и унифицированного программного обеспечения, способного обеспечить эффективное взаимодействие комплексов любого типа. В СССР уже серийно строились ЦВМ типа «Орбита», «Аргон» и другие для самолетов ВВС, флот эксплуатировал цифровые компьютеры на Ту-142, имелись ЦВМ и для корабельных и береговых пунктов управления, соответствующие средства связи и визуализации обстановки. Были, наконец, и новые РЛС, которые можно использовать для модернизации обзорной части комплекса «Успех», и помехозащищенные цифровые каналы передачи данных. Однако вместо ожидавшейся капитальной доработки парка Ту-95РЦ последовало непродуманное и поспешное решение о полной замене МСРЦ «Успех» на не прошедшие полного цикла испытаний спутниковые системы глобальной разведки и целеуказания «Легенда» и «Касатка». Да, идеи, заложенные в их основу, действительно были передовыми в свое время, да, они открывали бы перед нашим Флотом новые возможности, но по своей надежности они пока не были готовы к строевой эксплуатации, да и средств на развертывание соответствующей орбитальной группировки не оказалось.

Но было одно обстоятельство, которое объективно стимулировало командование Флота форсировать списание Ту-95РЦ — по аварийности он входил в пятерку «лидеров» среди морских ЛА всех типов, а по числу жертв на борту оказался на первом месте в Авиации ВМФ. Среди погибших на самолете этого типа оказались и пионер его освоения командир 392-го отдельного дальнего разведывательного авиаполка ВВС Северного Флота полковник Иван Федорович Гладков и его экипаж — ночь на 3 сентября 1971 года унесла жизни одиннадцати человек. Разбилось 8 самолетов этого типа — 15% от числа построенных. «Изделие ВРЦ» оказалось самым неблагополучным из всех модификаций Ту-95 и аналогичных Ту-142. Среди конструктивно-производственных недостатков (К.П.Н.), ставших причиной трагедий, было два случая отказа двигателя и один — системы управления рулем направления. Внесли свою лепту и те суровые погодно-климатические условия, в которых приходилось работать экипажам над океанскими просторами, а также пресловутый «человеческий фактор».

В середине восьмидесятых при проведении капремонтов стали выявлять трещины в нижних панелях крыла, пришлось их заказывать на заводе и менять на многих «бортах». Это также подтолкнуло командование ВМФ к решению о списании всего парка машин и передаче их функций самолетам Ту-142, так как орбитальные средства не проявили себя достаточно хорошо, заслужив прозвище «немых». Планировался и переход на автономные высокоточные ракеты с системой наведения с элементами искусственного интеллекта, которые сами были бы способны выполнять поиск, обнаружение и ранжирование целей в заданном районе без команд оператора.

Наш герой, в отличие от всех других модификаций Ту-95, крайне редко участвовал в каких-либо показушных мероприятиях. «Последним парадом» для него оказался «визит доброй воли» командующего Тихоокеанским Флотом США адмирала Чарльза Ларсона во Владивосток в 1990 году. Заокеанские «друзья» впервые увидели вблизи машину, которую столько раз провожали тревожным взором с капитанских рубок своих кораблей в океане. И они не скрывали своего восхищения, с видимым удовольствием позируя фотографам на фоне «русского медведя».

Снять самолет Ту-95РЦ и систему «Успех» с вооружения запланировали уже в конце 80-х, но еще несколько лет они продержались в строю в труднейшее время горбачевской «перестройки» и ельцинского «полураспада». Их эксплуатация держалась на голом энтузиазме офицеров, которым начали задерживать зарплату, отключать отопление и свет. Но время было неумолимо. Исправные еще машины приказным порядком выводились в резерв, с них постепенно демонтировалось все, что было можно применить на еще летавших бортах и Ту-142, налет экипажей становился все меньше, наконец, карьера «Успеха» закончилась в полном забвении на дальних стоянках баз разделки. А вся та чудо-техника, которая должна была заменить «Успех» и обеспечить эффективное применение морских крылатых ракет точечного загоризонтного наведения в строевых частях, до сих пор не появилась. Так закончилась летная жизнь уникального самолета, не имеющего аналогов в мировой авиации.

Список статей